Как интимная татуировка помогла мне, наконец, расслабиться во время секса
Image by Sarah MacReading for VICE

FYI.

This story is over 5 years old.

Как интимная татуировка помогла мне, наконец, расслабиться во время секса

У меня татуировка там. Это тайное напоминание о том, что я бузотёрка, бунтарка, немного не в себе.
28.11.16

У меня с девяти лет заболевание кожи; из-за этого потовые железы возле паха закупоривались, я подхватывала какую-то заразу и они воспалялись. Симптомы проявлялись в виде ужасных нарывов, которые лопались и сочились гноем по линии моих трусиков. Мне нужна была операция, потому что иногда эти нарывы были такие большие и болезненные, что я не могла ни ходить, ни заниматься нормальными делами. Они напоминали накачанные стероидами прыщи, гораздо более глубокие. Мой дерматолог вырезал зараженную зону и зашивал меня. Свои вагины ненавидят очень многие женщины, но я из-за своего заболевания выросла с мыслью о том, что моя вагина особенно отвратительна. К восьмому классу из-за ряда операций линия моих трусиков была иссечена заметными шрамами.

Помимо рубцов, мои половые губы ужасно большие. Сочетание этих двух обстоятельств навело меня на мысль о том, что мои интимные части тела слишком велики и слишком сильно повреждены, чтобы быть привлекательными в сексуальном плане, – ещё до моего первого поцелуя, и эта мысль не покидала меня по мере взросления. Когда я, наконец, оказалась готова к занятию сексом, я не знала точно, как парни будут реагировать на мои толстые губы и все отметины. Одна из моих тётушек предложила «скудное освещение». Моя лучшая подруга, Пеппер (которая также была девственницей), предложила мне предупреждать парней прежде, чем они доберутся «туда», чтобы облегчить потрясение. Ещё одна подруга предложила «просто напоить его в хлам».

Я решительно навязала свою девственность очень понимающему пареньку, отличавшемуся широтой взглядов, которого я встретила в команде для дебатов и который в итоге стал моим парнем. Спустя несколько месяцев шалостей я начала принимать противозачаточные средства, и мы попробовали. Алкоголя мы не пили, и особого контроля над освещением в его залитой солнцем спальне у нас тоже не было. Он увидел мою вагину и ничуть не удивился. Вскоре после этого я начала очень много заниматься сексом. Несколько мужчин говорили о шрамах, но с любопытством. Ни один так и не остановился, чтобы подумать ещё раз, и даже не казался ошеломлённым. Произнося фразу «воспаление потовых желез», я превратила больше стояков в висяки, чем сама проблема.

Тем не менее, я почти десятилетие очень хотела закрыть рубцовую ткань, поэтому, едва мне исполнилось 18, сделала себе татуировку на вагине. Мне казалось, что рисунок будет отвлекать внимание от моих «ужасных недостатков». Вишнёвый цвет я выбрала по ряду причин. В то время я хотела работать в политике. Знаменитые цветы я ассоциировала с Вашингтоном. А ещё вишенка как символ моей невинности. Я была юной, поэтому двусмысленные слова ещё казались остроумными. Я до сих пор считаю, что это милый цветочек, символизирующий красоту и хрупкость жизни. На самом деле мне не хватает смелости взяться за что-то настолько постоянное, что было бы заметно на публике. Я всегда походила на «простую девчонку». Мне нравится, что большинство социальных пространств всегда для меня открыты. Я могу ненадолго «сойти» за милую барышню на публике. Мой честный вид – это щит, которым я пользуюсь, чтобы брать на себя риски. Однако в постели у меня татуировка на вагине. Это тайное напоминание о том, что я бузотёрка, бунтарка, немного не в себе. Это, на мой взгляд, прекрасное предупреждение о том, что я не собираюсь играть по правилам. Это реальный знак, говорящий, что на мне «не стоит жениться». Каждая, у которой вытатуирован на интимных частях тела вишнёвый цвет, уже дефлорирована. Ни один из тех, с кем я спала, так и не смог ничего об этом сказать, кроме: «Не вижу никакой рубцовой ткани», «Какая такая татуировка?» или: «Ого, наверное, больно было». По поводу последнего: действительно было. Это очень чувствительная зона. Когда там (и на самом деле где угодно) набивают татуировку, кажется, будто это ожог, но боль уходит вместе с машинкой. Спустя несколько мгновений по телу начинают быстро распространяться адреналин, эндорфины и любые другие обезболивающее, которые вырабатывает организм, поэтому иногда эта боль может даже казаться хорошей. После того, как её обрабатывают, я всегда чувствую себя готовой к быстрой езде или занятию сексом на людях; это кайф. Но если честно, мне не раз было больнее от бразильского воска, чем от этой татуировки. Однако дело здесь также может быть в том, что это не настолько табуировано или не настолько захватывает. Мозги и боль – дело тонкое. Вероятно, я не одна чувствую себя недостойной любви из-за физического недостатка. Я решила навеки отметить своё тело цветами вишни. Я подобрала подходящий образ для того образа жизни, который выбрала, – я перехожу границы и рискую. Хотя жизнь хрупка, она не особенно серьёзна. Я об этом не жалею.

Следите за сообщениями Кейтлин Бейли наTwitter.