Что общего у Стэндинг-Рок и «Моаны»

В то время как в «Моане» показано самопожертвование одного лидера, Стэндинг-Рок напоминает нам о мощи коллективной организации.

|
30 декабря 2016, 6:30am

Photo courtesy of Moana/Walt Disney Pictures

«Я всё время возвращаюсь к воде» – «Моана», «Как далеко я зайду»

«Мни Уикони. Вода священна. Вода – это жизнь» – протестующие из Стэндинг-Рок

Со вторым по успешности началом проката на День благодарения за всю историю «Моана» от Disney заработала 81,1 миллиона долларов за пять дней, объединив фанатов от берега до берега. На той же неделе, когда мы широко улыбались путешествию туземной героини через океан, «защитники воды», протестующие против трубопровода Dakota Access Pipeline в Стэндинг-Роке противостояли слезоточивому газу, перечному аэрозолю и угрозе гипотермии из-за падения температур. Полиция стреляла из водяных пушек и бросалась  фугасными гранатами, а протестующие рисковали жизнью и здоровьем из-за воздействия той самой стихии, которую пришли туда защищать.

Если вышедшая весной «Зоотопия» предлагала толерантное видение городского будущего, «Моана» представляет прогрессивный взгляд на туземное прошлое – прошлое, которое мы не одну неделю с превеликим удовольствием хвалили на экране, но не спешили защищать на своей же территории. Аиша Харрис из Slate заявила, что Disney вступила в «инклюзивный и прогрессивный третий Золотой век» с фильмом, чьи «мультикультурный творческий коллектив и идея чествования предков… представляют мир, который эта студия, а в более широком смысле – Голливуд, как правило, игнорирует или же плохо с ним обращается». Мюзикл, восхваляющий жизнь коренного народа? Приятная замануха для пресыщенных миллионов. Настоящие представители коренного народа, борющиеся за свою землю? Скучное зрелище в выходные, в течение которых прощают индеек, показываемых по телевизору.

И всё же истории «Моаны» и Стэндинг-Рок до ужаса похожи. Обе зиждутся на мысли о том, что вода и земля очень ценны, но находятся в опасности. Обе показывают сообщества, боящиеся разрушения. В воскресенье стало известно о серьёзной победе для протестующих против NoDAPL – строительство трубопровода остановилось в связи со сменой маршрута в обход священной земли сиу, – а значит, пора разобраться, что всё это значит. Если «Моана» намекает на то, что искупление приходит тогда, когда готов к жертвам один лидер, Стэндинг-Рок служит напоминанием о мощи коллективной организации.

«Много поколений этот мирный остров был домом для нашей семьи, но по ту сторону нашего рифа грядёт великая опасность…» Так начинается трейлер фильма, а затем идёт ряд платонических милых свиданий Моаны со второстепенными персонажами. В мультфильме эта опасность является в виде исчезновения рыбы и урожаев – всего через несколько секунд после кивка в сторону принципов устойчивого развития. «Делимся всем, что имеем», – поют жители деревни Мотунуи, соблазняя ещё больше внимательных пожирателей попкорна выбраться из кинотеатра и удалиться от цивилизации. Исполняя обязанности лидера своей деревни, Моана отправляется восстанавливать сердце богини Те Фети; в противном случае наступит экологический апокалипсис. С помощью (и вмешательством) Мауи, потерпевшего кораблекрушение полубога, чьи мачистские выходки, собственно, и спровоцировали этот кризис, она учится плавать по морям и направлять судно по звёздам. Души предков ведут её к Те Фети; добро побеждает, и остров спасён.

Но хотя народ Моаны и спасается феминистским подходом к концепции Великого Человека, утверждать, будто Стэндинг-Рок пощадили благодаря героизму одного человека, более чем проблематично. Убеждённые левые вроде Берни Сандерса, Джилл Стайн и Джейн Фонды высказывались против трубопровода в дни, предшествовавшие этому решению. Затем подключилась «New York Times», предложившая президенту в передовице «выступить в защиту всеобщей безопасности и оказать давление на должностных лиц шерифа, чтобы те отступили». Затем, на прошлых выходных, более 2.000 ветеранов США присоединились к демонстрациям, обеспечив защитникам воды «секундочку покоя» после нескольких месяцев волнений. Это стремление к солидарности между ветеранами и коренными жителями, начавшееся с призыва к действиям племенной старейшины Филлис Янг и активиста Уэсли Кларка-мл., возможно, и стало толчком к решению – в конце концов, отозвала проект именно армия.

«Я знаю, что многие из вас пришли вместе, из разных племён и со всей страны, дабы поддержать сообщество в Стэндинг-Рок, и вместе вас становится слышно», – сказал президент 500 с лишним лидерам коренных американцев в сентябре. Учитывая сделанное в воскресенье заявление, сказать, что эти голоса (а также тысячи других) наконец-то услышали, вряд ли будет преувеличением. Как написала в воскресенье в «Nation» писательница и активистка Наоми Кляйн, «Стэндинг-Рок – это другое… Когда пришли новости, движение всё ещё находилось на месте, представленное огромным количеством людей. Граница между сопротивлением и результатами яркая и неоспорима… она показывает людям повсюду, что организация и сопротивление не бесполезны». Иными словами, протестующие могут с полным основанием возрадоваться на резервации – правда, не переходя границ. «Все здесь осознают, что борьба не закончена, – пишет Кляйн. – Компания оспорит решение. Трамп попытается его аннулировать».

А сопротивляться предстоит нам. Полинезия – это не Северная Дакота, а Обама – не полубог. Настоящие перемены происходят не благодаря действиям одного лидера, а совместными усилиями объединённой силы. «Благодарю администрацию Обамы», – объявил вчера председатель племени сиу Джон Аршамбо II, но «Стэндинг-Рок не мог бы пройти такое расстояние в одиночку. Сотни племён собрались вместе, демонстрируя не виданное сотни лет племенное единство. А многие тысячи представителей коренных народов со всего мира молились вместе с нами и сделали нас сильнее».

Конец, конечно, не сказочный, зато есть хоть какая-то надежда. 

Следите за сообщениями Илин Г'Селл на Twitter.