Реклама
Лучшая работа в мире!

Работа на рецепции в гостинице – это как гибрид «Мальчишника в Вегасе» с «Сиянием»

«Другую часть фаллоимитатора мы так и не нашли, хотя у меня есть подозрения насчёт того, где она оказалась».

от Джесси Доналдсон
05 июля 2018, 4:15am

Welcome to hell. Image via one of 'The Hangover' movies

Люди, работающие в гостиницах, видели массу дерьма, как буквально, так и фигурально.

Истерики, оргии, сердечные приступы, обнажёнка, иногда даже захваты заложников… Отъезд в отпуск может пробуждать в нас как самое лучшее, так и самое худшее, а стойким мужчинам и женщинам гостиничной индустрии часто приходится всё это убирать, заодно знакомясь с личной жизнью своих гостей ближе, чем им нужно (или хочется).

VICE собрал несколько историй с рецепции, историй, являющихся смесью «Мальчишника в Вегасе» и «Сияния» – историй об иглах и сломанных фаллоимитаторах, позывных, кучах наличных денег и физиологических жидкостях в таких количествах, что хватило бы на целое бесплатное ведро со льдом.

Нам– отпуск. Им – несколько дней в аду с двумя широкими двуспальными кроватями, без кондиционеров и с полностью укомплектованным минибаром человеческой безнравственности.

*Все имена изменены в целях сохранения анонимности

Члены повсюду

В 19 лет я работала в пятизвёздочной гостинице в Окленде, и как-то раз вечером нам поступила жалоба на «громкий стук» из чьего-то номера. В связи с этим мы вдвоём (две женщины) идём наверх, стучимся в дверь, дверь резко открывается, и из номера выходит запах пота и спермы. А на фоне вместо скучного гостиничного номера появляется съёмочная площадка порнофильма, на которой прямо перед нами происходит мужская оргия. Ассистент – или кто там отвечает на стук в дверь – жутко злится, что мы запороли им дубль, а мы обе не знаем, куда девать глаза, потому что кругом одни члены. Поэтому я попробовала неуверенно, но вежливо попросить их, ну, понимаете, попробовать умерить пыл. Тут один из участников оргии начинает истерить, потому что у него уже пропал стояк. В общем, ассистент говорит (язвительно так), что у них осталась всего одна сцена, а после неё они уже не будут так шуметь.

Я не стала спорить и оставила их в покое. — Дженет, 35 лет

Захват заложников

Я работал в одной гостинице в центре города уже месяца три. У нас начинался мёртвый сезон, и я работал в вечернюю смену вместе со своим непосредственным начальником. Я сидел на рецепции, он – в служебном помещении. Часов в 9 вечера, когда я уже собрался закругляться, на рецепцию подошли две женщины и сказали мне, что мне, возможно, стоит попросить охрану проверить их этаж, потому что в дверь соседнего с ними номера кто-то громко стучит. Но я не успел сказать об этом своему начальнику, потому что тут срабатывает коммутатор. Разумеется, это был гость из номера, о котором говорили эти две женщины; он сказал мне, что кто-то пытается выломать его дверь и что мне нужно отправить туда охрану. Я сказал ему, что разберусь с этим, но не успел я сделать что-то ещё, как телефон зазвонил снова – на этот раз звонок был с внешней линии. На том конце провода оказалась женщина, и она сказала: «Кто-то держит моего друга в заложниках в одном из ваших номеров». Номер и тут тот же.

Итак, речь идёт о не очень большой гостинице в центре города. У нас была охрана в ночную смену, но она начинала работать только в 11 вечера. Так что на самом деле от этой ситуации должна была заболеть голова у моего начальника – вот только, когда я пошёл его искать, его в служебном помещении не оказалось. А своей рации у него не было. И вот стою я, с серьёзной ситуацией на шее, а из людей в гостинице только я и двое дворников (оба – меньше пяти футов пяти дюймов ростом и в совокупности, блин, не страшнее мишки коалы). Спустя минуту поступил ещё один звонок, от другого гостя с того же этажа. Женщина на том конце провода сказала мне, что ей страшно выходить из номера. Давешние две женщины вернулись на рецепцию и потребовали, чтобы я набрал 911.

Я так и сделал.

Я рассказал службе спасения о случившемся. И употребил слово «заложник». А тем временем грёбаный коммутатор звонил не переставая. Я перевёл оператора 911 в режим ожидания. Мужик из того номера орал на меня, чтобы я отправил ему на помощь охрану. Женщина с внешней линии орала, что её друг в опасности. Я сказал ей, что полиция уже едет. Я вернулся к вызову 911, а на том конце провода мне сказали: «Любезный. Нельзя переводить 911 в режим ожидания, когда речь идёт о захвате заложников».

Спустя несколько минут подъехало восемь полицейских машин. Полицейские начали планировать штурм, а я тем временем постарался сохранить спокойствие и снова взялся помогать другим гостям – в данном случае одной британке и её дочери. И вдруг две женщины закричали: «Вот он!», показав на человека, который только что выбежал из парадных дверей. Я услышал, как кто-то взвёл курок, и внезапно все восемь копов вылетели за угол, погнавшись за этим чуваком, а последний из них был здоровенным чернокожим парнем семи футов росту с самым большим ружьём, которое я когда-либо видел. Позднее мы узнали, что наш гость вызвал к себе секс-работницу, они поругались из-за цены, она украла у него кошелёк и замкнулась в санузле. Она позвонила своему сутенёру, который попытался выбить дверь, а затем она позвонила своим подругам, которые и звонили в гостиницу, говоря, что она – заложница. Это был натуральный бардак.

Спустя несколько минут после того, как всё это закончилось, вернулся мой непосредственный начальник – как оказалось, с перерыва на ужин. И конечно, по дороге ему попадаются восемь полицейских машин, и он начинает: «Что ты, чёрт возьми, натворил?» Разумеется, того гостя мы вышвырнули. Даже после всего этого он ещё не понимал, в чём дело, и спрашивал что-то вроде: «Почему вы меня не защищаете от этих шмар?» — Брэд, 32 года

Авиационный разгул

Мы всегда считали самыми отвратительными гостями экипажи авиалиний. Доставляя еду в номер одному из членов экипажа, обслуга всегда заставала там несколько человек из него, и поголовно голых. Как-то раз одна моя сотрудница постучалась в двери, а открыл ей парень с полноценной эрекцией, но всё-таки в презервативе. Они нисколько не стеснялись своей наготы перед нами. Ещё хуже было то, что свои номера они оставляли в настолько отвратном состоянии, что горничным надо было заходить туда в защитных костюмах. Частенько они *буквально оставляли дерьмо* у себя в кровати или за дверью и заваливали номер использованными презервативами. Просто ужасно. — Кара, 42 года

«Мне нужен самый дорогой ваш номер»

В 2001 году мы с женой взялись управлять гостиницей на небольшом острове – там жило где-то 5000 человек. Это разнообразное место, привлекающее весьма своеобразных людей – сумасбродных, творческих, интересных. Однажды январской ночью, году эдак в 2002, мне позвонили на ночной телефон, и женщина на другом конце провода и говорит: «Привет, я хотела бы снять номер». Среда, часа два ночи, но в январе обычно ничего особенного не происходит, поэтому я выскакиваю из кровати, а когда я добираюсь до рецепции, там оказывается растрёпанная женщина 40 с лишним лет и парень – очень мускулистый, её ровесник, на вид – как будто только что вышел из тюрьмы и до крайности по кайфом. А она говорит: «Мне нужен номер на сегодня. Впрочем, нет. Мне нужно три номера».

«Хорошо. На сколько ночей?»

«На одну ночь. Нет. На пятнадцать ночей. И я хочу самый дешёвый ваш номер».

«Хорошо, с вас 79 долларов».

«Нет. Мне нужен самый дорогой ваш номер. Три. А ещё меня преследуют. Это Майк, мой телохранитель. Видите мужчину снаружи в белом пикапе – он ещё сигарету курит? Ему нельзя знать, что я здесь».

А я и думаю: «Ла-а-адно». Я решаю ей подыграть и спрашиваю – может, ей нужен позывной?

«Отличная идея. Какой у меня будет позывной?»

«Как насчёт Нео?» Я только что посмотрел «Матрицу».

«Нео. Мне нравится. А у вас? Вам тоже понадобится позывной».

«Зовите меня Морфеус. А как бы вы хотели заплатить за проживание?»

«Наличными».

Тут она запускает руку в сумочку и – ей-Богу, не вру – вытаскивает рулон стодолларовых банкнот дюймов, наверное, семь в поперечнике, а затем начинает просто отрывать банкноты.

«Сколько вы хотите?»

А я сказал: «Ну, давайте начнём с 2000 долларов, а ещё можно просто обслужить вас в кредит».

«Хорошо. Ещё я хочу оставить вам чаевые». Тут она отрывает ещё 1200 долларов.

К этому моменту во мне проснулось любопытство, поэтому я попросил её немного пояснить, что случилось. А она и говорит: «Ой, я владею очень известной компанией-грузоперевозчиком, её название знает вся Северная Америка. Меня преследуют, а я просто хочу, чтобы от меня все отстали».

Конечно. Ради Бога. Классно. Так что я отдал им ключи от номеров. Затем, десять минут спустя, мне звонят. «Морфеус, это Нео. Нам нужна еда. У вас есть обслуживание номеров?»

Его у нас не было, но я занёс им супа и хлеба.

Затем, на следующее утро, телохранитель спускается – опять-таки упоротым – в поисках Xbox, которую можно одолжить. Он спросил, видел ли я уже в этот день его клиентку, и тут, пока мы оба стояли и размышляли, где же она, тот самый пикап внезапно пролетает по подъездной дорожке, так, что аж шины визжат. Он выезжает на дорогу, а за рулём – она. И тут телохранитель заявляет: «Гм. Это был мой пикап». Она просто взяла да и угнала машину у этого парня, не разбираясь.

Потом, немного позже, мне звонит друг и говорит: «Слушай, тут ко мне только что прибрела какая-то дамочка, которая говорит, что знает тебя, и предложила мне за мой дом 700 000 долларов». В итоге она, прежде чем уйти, купила его дом и ещё два дома в придачу. В конце концов она выписывается из гостиницы, но теперь у неё есть дома, поэтому она шатается по всему острову, и я видел её в наших местах несколько месяцев подряд. Как я и говорил, остров небольшой, поэтому там все друг друга знают, и месяца, наверное, два спустя кто-то рассказывает мне, что теперь она хочет завести ребёнка. В итоге она договорилась о том, чтобы забеременеть от одного местного чувака – этакой местной достопримечательности с большущими дредлоками, лет 50 или около того, вот только он ничего не знает об этой беременности и о том, что это вообще за женщина.

А после этого она просто исчезла. Это всё было лет 15-16 назад. Но действительно странно здесь другое. Две недели назад я забредаю в эту гостиницу (я уже не сижу на рецепции), а там – сообщение о происшествии. Какая-то женщина упала в ресторане и говорит, что сломала позвоночник. Она зарегистрировалась в гостинице, сказав: «Меня преследуют. Мне нужно несколько номеров на несколько дней, и нас нужно оставить в покое». А я и думаю: «Ё-моё. Это всё звучит очень знакомо». Тут я проверил журналы посетителей, и конечно, оказалось, что это та самая дамочка 16 лет спустя. Дома, судя по всему, до сих пор принадлежат ей, так что я понятия не имею, что она делала в гостинице. Она просто проделала то же самое снова.

Я хочу сказать, что за много лет странных историй с гостями было предостаточно, но больше всего запомнилась именно эта. Там было всё: драма, шумиха, беременность и, конечно, огромные кучи наличных денег. — Аарон, 40 лет

Дело о пропавшей половинке фаллоимитатора

Однажды вечером кто-то из гостей пожаловался, что у него на этаже уже несколько раз сработал детектор дыма. Я его проверил и ничего страшного не обнаружил: в номере 2104 кто-то принимал горячий душ, а от пара срабатывал детектор дыма. Поэтому я вернулся на рецепцию. Минут 40 спустя мне снова позвонили насчёт того же детектора дыма. Я снова поднялся – тот же номер с работающим душем, 2104. Я подумал: «Ладно, тут что-то не так». Кто же принимает душ по 40 минут? Я снова вернулся на рецепцию, за ключами, а наверх пошёл уже с сотрудницей. Там было темным-темно, но нам удалось ощупью добраться до санузла и спросить, есть ли там кто. Никто не ответил. А когда я включил свет в душе, мы нашли там окровавленные полотенца, использованные шприцы и большой сломанный фаллоимитатор. Буквально переломанный пополам. И верхней части не было.

Душ был похож на место преступления. Мы с сотрудницей только и подумали: «Капец. Что происходит?» Затем, когда я вышел из санузла и включил остальное освещение, мы нашли на полу возла балкона лежащего на боку голого чувака лет 30 с лишним. Я подумал, что он мёртв. Моя сотрудница увидела его голую задницу, затряслась, и её чуть не вырвало. В итоге она вышла в прихожую, а я набрал 911. Так что мне пришлось оставаться с этим парнем, хотя мне этого очень не хотелось: я думал, что он может внезапно проснуться и начать беситься. Оператор 911 спросил, дышит ли он, поэтому я подошёл к нему, чтобы приглядеться. К счастью, его грудь шевелилась. Сердце у него ещё билось (слава Богу!), но очень нестабильно. Оно билось жутко быстро, как будто работая на полную мощность. Затем женщина на телефоне сказала мне уложить его на спину – этого мне тоже очень не хотелось делать, так как он, на минуточку, был голый.

Итак, я схватил этого чувака за ногу, но тут он задёргался. А я и думаю: «Вот бли-и-и-и-и-ин. Это уж слишком. Это точно не входит в мои должностные обязанности». Чувак просто скрутился калачиком, лёжа на боку, поэтому я вернулся и солгал женщине на телефоне: «Ага, он лежит на спине». Медики приехали очень быстро – минут, наверное, за пять-шесть – и взяли работу на себя.

Другую часть фаллоимитатора мы так и не нашли, хотя у меня есть подозрения насчёт того, где она оказалась. — Дэнни, 30 лет

Эта статья была впервые опубликована на VICE CA.

Tagged:
The Hangover
hotel
Путешествия
Мальчишник в Вегасе
дешёвые отели
гостиницы
ночные кошмары
фильм Сияние