Vice о политике

Я один день пожила как Трамп и чуть не умерла

Было очень много диетической колы, «Макдональдса», гольфа, кабельных новостей и ощущения полного отчаяния.

от Ив Пейсер; фото от Caroline Tompkins
31 мая 2018, 4:15am

Большую часть дня у меня в голове крутилась песня Элтона Джона «RocketMan», а когда часы наконец-то пробили 3 часа дня, у меня в мозгу начали перегорать лампочки. Я не спала с 5:45 утра, смотрела «Фокса и друзей», переключаясь на «Утреннего Джо» во время рекламных пауз, а открывая четвёртую за день диетическую колу и зарываясь в еду из «Макдональдса» (два Бигмака, два Филе-о-Фиш и шоколадный молочный коктейль), я так и не поняла, как человек (а тем более сам президент) вообще может так жить.

Я, как и Дональд Трамп, непьющая уроженка Нью-Йорка, которая обожает «Макдональдс», поглощает подозрительно много кофеина и поддерживает созависимые отношения с Twitter, которые в равной степени причиняют мне боль и поднимают мою хрупкую самооценку. Поэтому, когда вышел New York Times с подробным рассказом о его распорядке дня (в котором присутствует очень много кабельных новостей и диетической колы), я решила, что это – мой шанс залезть в его голову или хотя бы превратить свою голову в версию его головы.

Однако я быстро узнала, что между нами существуют важнейшие различия – начнём с того, что я – либералка и любительница фейковых новостей, которая на выборах в 2016-м голосовала за еврея-коммуниста, а потом – за ведьму Хиллари. А ещё я, в отличие от Трампа, не являюсь жаворонком. Собственно, я обнаружила, что регулярно спать по восемь часов мне необходимо для сохранения психического здоровья. Но разве стать Трампом не значит распрощаться со здравым смыслом, полностью отдавшись на милость своего «Оно»?

Вот что пишет Times о его утреннем распорядке: «Он переключается на CNN ради новостей, переходит на «Фокса и друзей» для утешения и ради идей для сообщений, а иногда смотрит «Утреннего Джо» на MSNBC, потому что, как подозревают его друзья, это заряжает его энергией на весь день. Возбуждённый, разъярённый (частенько – и то, и другое одновременно), мистер Трамп хватается за айфон. Порой он пишет твиты, опираясь на подушку».

В других репортажах указывалось, что Трамп неравнодушен к халатам, поэтому я облачилась в халат и от всей души постаралась возбудиться и/или разъяриться из-за того, что смотрела по телевизору. Хотя вызвать искреннее негодование в такую рань и было трудно (сколько бы безумной ереси ни было в «Фоксе и друзьях», он, честно говоря, довольно скучен), я, тем не менее, всё же обратилась к горевшему внутри меня гневу.

В конце концов, меня бесила необходимость проснуться ещё до рассвета. Меня бесила необходимость смотреть телепрограммы, которые я смотреть не хотела, и делать то, что мне было не по душе. Что делает Трамп, когда чувствует себя стеснённым и раздражённым? Пишет твиты. Вот и я за это взялась:

Some of my many tweets from the day

Вот и другие примечательные составляющие распорядка Трампа согласно материалу из Times. Он выпивает дюжину баночек диетической колы в день. Он принимает решения, руководствуясь «соображениями самообороны, одержимостью и внезапными порывами». Он до неприличия много смотрит кабельные новости и частенько оставляет телевизор включённым во время совещаний, отключив звук. Он просит помощников поддержать его в Twitter. Он до 12 раз в день звонит главе аппарата Белого дома Джону Келли «с вопросами о графике или ради советов по политической части».

У меня нет ни помощников, ни главы аппарата, но я решила, что могу заменить это дело чем-то похожим. Моей самой первой задачей было устроить срач в Twitter. В то утро Трамп твитнул отвратительное сообщение о «легковесном сенаторе Кирстен Гиллибранд», нью-йоркской демократке, днём ранее потребовавшей его ухода с должности. «Ещё недавно [она] приходила ко мне в офис, «выпрашивая» денег на избирательную кампанию (и была ради них готова на всё), а теперь вышла на ринг против Трампа», – заявил президент; это оскорбление с сексистским привкусом немедленно подверглось осуждению законодателей-демократов и СМИ, выпускающих фейковые новости.

Поэтому я поставила на паузу список воспроизведения, который составила из любимой музыки Трампа (в него входят «Rocket Man» Элтона Джона и «We're Not Gonna Take It» TwistedSister), и позвонила своему редактору Гарри, чтобы он мне посоветовал, с кем начать бодаться. Он высказал несколько рекомендаций, которых я даже не помню – настолько тупы они были, но я закончила вызов, осознав, что выбирать, кого отчитать в интернете, мне нужно соответственно образу. Я нацелилась на одного из основателей Vox и видного либерала Мэтта Иглесиаса. Я не всегда бывала согласна с политическими взглядами Иглесиаса, но мои претензии, чисто по-трамповски, были личными.

Иглесиас является одним из ведущих подкаста Vox под названием «The Weed» («Сорнячки»), и хотя он вроде бы рад болтать со мной на многие темы в Twitter, мои неоднократные мольбы пригласить меня в свой подкаст о травке он полностью игнорировал. В конце концов, я же обожаю курить травку, и то, что на мои любезные просьбы отвечают оглушительным молчанием, кажется мне проявлением неуважения.

Разозлённая отсутствием реакции от Иглесиаса и всех остальных трусов с Vox, я осознала: для того, чтобы почуствовать себя Трампом, мне нужно писать в твитах такое, из-за чего мои читатели действительно на меня рассердятся. Быть Дональдом Трампом значит – никогда не действовать и постоянно противодействовать, постоянно чувствовать себя атакуемым. Поэтому я начала отвечать на твиты, с которыми была не согласна, честно высказывая своё правильное мнение, но на меня всё равно никто на самом деле не злился. Фейковые новости!

Озлобленные леваки составляют немалую долю моих читателей на Twitter, поэтому я открыла очередную диетическую колу и твитнула непопулярное мнение, которое, как я знала, их взбесит:

Я согласна с мыслью о том, что большинство либералов и леваков желают добра, и согласна с ними по множеству вопросов, но нередко вступаю в конфликты из-за того, что Фрейд называет «нарциссизмом малых различий». Это объясняет, почему мой относительно мягкий твит привёл в ярость коммунистов с Twitter, а вскоре у меня в упоминаниях появилось множество людей, гневно сообщавших мне, что «либерализм – это левое крыло фашизма», и снисходительно спрашивавших: «Ну-ка повтори, Ив, сколько там тебе платят за эти мнения?». И что ужаснее всего, меня обозвали центристкой.



Теперь пришёл черёд «Макдональдса». Пристрастие Трампа к золотым аркам частенько высмеивают его критики, особенно после того, как Кори Левандовски, бывший менеджер его предвыборной кампании, поведал, что больше всего он любит заказывать два Бигмака и два Филе-о-Фиш (всё это он ест без булочки) плюс шоколадный молочный коктейль.

Я питаю к «Макдональдсу», который я нежно называю просто «Дональдс», глубочайшее уважение и поглощаю еду оттуда в нездоровых количествах, обычно заказывая картошку фри и МакМаффин с беконом, яйцом и сыром. Я люблю милый «Макдональдс», потому что он дешёвый и еду оттуда можно заказывать на UberEats, а ещё, где бы я ни была, я точно знаю, что съем. Меня раздражало то, как СМИ толсто троллят Трампа из-за того, что он заказывает в «Макдональдс» и количества калорий в таком заказе, потому что мне это казалось высокомерным и неэтичным.

Однако позвольте мне объяснить: заказы Дональда Трампа в «Дональдсе» суть преступление против человечности. Я ни разу не пробовала Филе-о-Фиш, потому что мой мозг не настолько болен, чтобы заказывать рыбу в «Макдональдсе», и вкус у него был неприятный, но есть Бигмак без булочки – это настоящая мерзость. В Бигмаке три кусочка хлеба, и, как я поняла, когда разобрала бутерброд и откусила, не просто так. Порция двух говяжьих котлет из «Макдональдс», измазанных соусом «Бигмак», с увядшим салатом и сыром обладает зернистой мокрой текстурой, из-за которой вся эта мешанина несъедобна. Шоколадный коктейль, который Трамп считает «солодовым», хотя это неверно, стал самым лучшим в этой трапезе.

UberEats доставил мой заказ, опоздав почти на час, а ожидая его, мне почти удалось обманом заставить себя думать, будто он каким-то образом выведет меня из полдневной сонливости. Но поглотив столько заказанной еды, сколько в меня влезло, я почувствовала себя ещё ужаснее. Я страдала от обезвоживания из-за того, что пила только диетическую колу (а выпила я всего четыре баночки), и была изнурена из-за очень раннего пробуждения, и пришла пора вздремнуть, но спать я, тем не менее, не могла. Поскольку Трамп – любитель телефонных звонков, я звякнула папе, но для телефонного звонка мне нужно было думать ещё о ком-то, кроме себя, а это казалось нечестным по отношению к духу Трампа, поэтому я спустя десять минут отключилась и вытаращилась в бездну своей ленты Twitter, заморачиваясь тем, нравлюсь я людям или нет.

Открыв свою пятую диетическую колу, я возмутилась. Мне хотелось больше никогда не пить эту отвратительную жидкость (которая некогда мне нравилась). Я отчаянно нуждалась в воде и уходе в оффлайн на пару часов. «Побалуй себе, – прошептал чёрт на моём плече. – Разве быть Трампом не значит делать всё, что левая пятка пожелает?» Но я прочно застряла в несчастном бытии Дональда Трампа: я была насторожена, разбухла и обновляла свои упоминания в Twitter ненормально часто, чтобы увидеть, кто злится на меня теперь.

Я чувствовала очень многое, и всё же мне было очень скучно. Распорядок дня у Трампа достаточно однообразный как для президента США. Кабельные новости – тягомотина, Twitter не так интересен, когда им пользуешься не как орудием прокрастинации, а на мои телефонные звонки не отвечал никто, кроме моего тупицы-редактора и моего папеньки, любителя фейковых новостей.

Поэтому я отправилась играть в гольф.

Photos by Caroline Tompkins and Andy Buchanan/AFP/GettyImages

За короткое время, проведённое на посту президента, Трамп сумел тайком свалить поиграть в гольф аж 79 раз, как сообщает trumpgolfcount.com. После проведённого дня я начала понимать, почему он так в этом нуждается. Среди его известных приятелей по игре в гольф – Тайгер Вудс, Линдси Грэм, Рэнд Пол и Пейтон Мэннинг, поэтому я пригласила свою приятельницу Сэм Эскобар, которая является большой моей фанаткой.

Итак, дело в том, что сейчас в Нью-Йорке декабрь, и для гольфа не сезон, а я, к тому же, никогда не играла в «нормальный» гольф, поэтому мы играли в минигольф; он интересный, даже если вы в него плохо играете. Впрочем, нельзя сказать, что я понимаю, как это – плохо что-то делать. На самом деле минигольф давался мне очень хорошо (хорошие гены). Но поскольку за счётом следила Сэм, которая работает на Condé Nast, мысль о том, что я каким-то образом «проиграла» матч, – самая большая фальшивка фейковых СМИ на моей памяти. Как можно увидеть на таблице очков ниже, Продажная Сэм – самая большая мошенница, с которой я когда-нибудь встречалась, и она солгала о своих баллах, чтобы поднять себе рейтинг. Очень вероломно! Особенно учитывая то, что Сэм умоляламеня всё это оплатить.

"Fake News"

Имея семь невыпитых баночек диетической колы и хорошо прожаренный стейк, который я пообещала своему редактору приготовить ради этой статьи, я решила закончить день, поглотив ещё кое-что из «Макдональдса» (МакМаффин с сосиской и стакан воды со льдом) и забив на всё остальное. Было ли это дезертирством? Возможно. Но если я и узнала что-то, побыв один день Трампом, так это то, что мне можно не напрягаться, неважно, кого я в итоге разочарую, потому что я могу делать всё, что левая пятка пожелает, и меня никогда не остановит ни один лузер.

Следите за сообщениями Ив Пейсер на Twitter.

Эта статья впервые появилась на VICE US.