ЛГБТК

Каково это – совершить каминг-аут после 50

Для немолодых людей первое обращение к одержимому молодостью ЛГБТК-сообществу редко является идеальным опытом.
10.9.17
SueZie, 51, and Cheryl, 55, in Valrico, Florida in 2015. This portrait and others featured here were part of the photo project To Survive on This Shore, an exhibition featuring transgender and gender-variant people over the age of 50. Photos courtesy Jess T. Dugan

Маркус Перри определял себя как маскулинного и феминного человека с юности. Зная, что другие мальчики так себя не чувствуют и ощущая давление общества, требовавшего от него быть мужественнее, Перри, по собственным словам, прилагал большие усилия к тому, чтобы быть своим, во время своего взросления в 80-е. Для мужчины «женственность или проявления женственности в западной культуре считались слабостью или чем-то неправильным, – рассказал он. – Поэтому я изо всех сил старался скрыть эту свою сторону».

Реклама

После 40 Перри начал позволять частично смягчаться своему, как выразился он сам, «гипермаскулинному» самовыражению. Но лишь в этом году он начал читать о гендерфлюидности – движении, популярном среди молодёжи, за выражение своего гендера за пределами бинарной оппозиции мужского и женского. Этот житель Сан-Франциско, которому сейчас 52 года, не так давно начал идентифицировать себя как гендерфлюид и андрогин. «Совершить каминг-аут немолодому гендерфлюидному человеку было нелегко, – рассказывает он. – ЛГБТК-сообщество рассматривает такое выражение гендера как нечто сравнительно новое для людей помоложе».

Я как 52-летняя бисексуалка могу понять, почему Перри кажется, что он не в ладах с современным квир-сообществом, которое нередко представляется одержимым молодостью. Хотя я и осознала свою бисексуальность в 20 с лишним лет, это осознание в целом было чисто теоретическим, так как я уже несколько лет состояла в браке с цисгендерным гетеросексуальным мужчиной. Сегодня, 24 года спустя, ситуация остаётся неизменной.

Я годами придерживалась мысли о том, что, если я с мужчиной, то являюсь гетеросексуальной. Этот принцип я подхватила у приятеля-гея, руководствовавшегося лишь благими намерениями, одного из первых, с кем я поговорила, осознав своё влечение к женщинам. Если я не собираюсь уйти от мужа, сказал он мне, это на самом деле не имеет значения.

Но это всё же имело значение. Для меня. Почти половину своей последующей жизни я чувствовала себя так, словно прячу некую часть себя – словно я лгу всем, кроме мужа.

Реклама

Как это часто бывает с важнейшими юбилеями, 50-летие привело меня к вопросу о том, что означает для меня понятие «бисексуальность» и какую роль, по моему мнению, должна играть сексуальность в моей жизни. Для меня стало очевидно, что бисексуальность никак не связана с гендерной принадлежностью человека, с которым я в отношениях, как мне очень долго казалось; она связана с тем, кто я в мире. Затем, в прошлом году, случилось массовое убийство в Pulse. Я внезапно вынужденно и остро осознала, так, как не осознавала ещё никогда, что «Б» в аббревиатуре «ЛГБТК» относится ко мне и что я уже много лет не думала о себе как о гетеросексуалке.

Но это были ещё цветочки.

Барбара, 70 лет, на Лонг-Айленд, Нью-Йорк, в 2016 году

Такие люди, как я, родившиеся в 1950-е и 60-е, принадлежат к поколению Стоунволла. Мы стали свидетелями рождения движения за гражданские права гомосексуалов и увидели, как Америка медленно стала принимать ЛГБТК-сообщество, а также наблюдали за разрушением, причинённым СПИД-кризисом. Но тем из нас, кто совершает каминг-аут или связывается с ЛГБТК-сообществом в сравнительно поздние годы жизни, не всегда приходится легко.

«Я побаиваюсь, что порой мы считаем, будто человек, совершающий каминг-аут или переход в сравнительно поздние годы жизни, начинает с нуля – разъяснила доктор Ванесса Фаббр, профессор социальной работы Университета Вашингтона в Сент-Луисе. Вместе со своей партнёршей, фотографом Джесс Т. Дуган, Фаббр создала «Выжить на этом берегу», собрание портретов и интервью с трансгендерными и гендерно вариативными людьми старше 50 лет. Подборка этих портретов (герои всех портретов совершили каминг-аут после 50) представлена здесь.

Реклама

Их опыт, сказала она, демонстрирует, как мы движемся по миру, опираясь на своё прошлое, и демонстрирует стены, которые все мы строим внутри себя, соответствуя неким конкретным определениям идентичности. «На мой взгляд, очень многие из вопросов, встающих в ЛГБТ-пространствах, связаны с тем, что мы на индивидуальном уровне усваиваем силы общества, – заявила Фаббр. – Они работают внутри нас, и иногда трудно понять, где я, где общество, а где конфликт внутри меня».

Каминг-аут или другие серьёзные осознания, связанные со своим «я», в немолодом возрасте, отметила Фаббр, «нередко отражает чувство осознания времени и оставшегося времени жизни». Она упомянула о героях интервью, которых она встретила во время исследований и которые в буквальном смысле оценивали оставшееся им время, осознавая, что продолжать жить так, как раньше, невозможно. «Существует чувство срочности, помогающее рушить стены и стремиться к тому, что кажется правильным», – сказала она.

«ЛГБТ-сообщество отлично строит семьи по выбору», – заявила Серена Ворзингтон, директор правозащитной организации для пожилых ЛГБТК SAGE, но люди, совершающие каминг-аут в немолодом возрасте, могут и не знать о доступных им ресурсах, к примеру, группах каминг-аута и местных ЛГБТК-центрах. Именно поэтому она побуждает немолодых людей стремиться к установлению связи с квир-сообществом, чтобы искать группы ЛГБТК по интересам в таких организациях, как AARP или Human Rights Campaign. А строить сети поддержки, добавила Ворзингтон, крайне важно – особенно по мере старения людей и особенно внутри ЛГБТК-сообщества, в котором может быть труднее поддерживать традиционные сети поддержки семьи и друзей после каминг-аута.

Реклама

Ворзингтон подчеркнула, что само по себе количество ресурсов, доступных на данный момент ЛГБТК-сообществу, поражает; это обнаружил Маркус Перри, начав обращаться в сообщества гендерфлюидов в Интернете. «Недавно я нашёл несколько групп для небинарных людей на Facebook. Одна в особенности нацелена тех, кому за 30. Поддержка, которую я получаю от людей в этих группах, огромна, – рассказал он. – Я не знаю, что бы без них делал».

Тони, 67 лет, в Сан-Диего, Калифорния, 2014 год

К примеру, для Инес Шехтерле, социальные сети сыграли важнейшую роль в построении сети поддержки, когда она жила в Холбруке (Аризона), посёлке примерно в 90 милях от ближайшего города с гей-сообществом. Шехтерле, которой сейчас 53, совершила каминг-аут как бисексуалка, когда жила в Сторм-Лейк (Айова), чуть больше двух лет назад. Тамошние друзья по этому случаю устроили ей радужную вечеринку, и она поддерживает связь с ними через Facebook. Хотя она с лёгкостью признаёт, что её откровение крайне слабо повлияло на её внешний мир, внутри оно изменило для неё всё. «Оно позволило мне избавиться от напряжённости, которую я испытывала всю жизнь», – заявила она.

В случае каминг-аута в немолодом возрасте «чрезвычайно остро осознаётся то, как воспринимает человека мир и насколько иначе с ним обращались», – сказала Фаббр. «Трансгендерные мужчины очень много говорят об этом, потому что жили в мире, в котором они, даже будучи очень мужественны и брутальны, всё равно воспринимались как женщины и подвергались сексизму во всех его формах. Последующая жизнь, иногда в роли гетеросексуальных мужчин, иногда в роли гомосексуалов, и переживание того, что с вами обращаются иначе, обеспечивает особо острое осознание того, как работает общество», – заявила она. А разнообразие опыта, которое приносят с собой немолодые люди, когда всё-таки совершают каминг-аут, добавила она, может лишь укрепить ЛГБТК-сообщество и общество в целом.

Следите за сообщениями Дайан Глазман на Twitter.