Реклама
здоровье

Программа Whole30 не исправит ваши отношения с едой

В конечном итоге она не устраняет основную причину пищевой тревожности у многих людей.

от Фрэнзи Росс и Изабелль Росс
14 ноября 2018, 12:30pm

Claudia Totir/Getty Images

Вы, вероятно, знакомы с программой Whole30. Возможно, её проходила ваша подруга, может, её проходили вы, а может, вы видели многочисленные синие ярлычки «Одобрено Whole30» в магазинах Whole Foods, когда они начали сотрудничать в январе.

Whole30 – это строгая 30-дневная программа: никаких зерновых, молочных продуктов, настоящего или искусственного добавленного сахара, алкоголя, бобовых, выпечки, «вредной еды» или сульфитов.

Ограничений по калориям нет. Считается, что при отказе на 30 дней от этих продуктов организм может избавиться от их «отрицательного» воздействия. Спустя эти 30 дней участники программы осторожно, один за другим вводят запрещённые продукты обратно в свой рацион, определяя физическое и психологическое воздействие каждого из них.

«Whole30 – это не диета», – пишет соосновательница Whole30 Мелисса Хартвиг в своей книге «Food Freedom Forever» («Пищевая свобода навсегда»), ставшей бестселлером по версии New York Times. Это перезагрузка, «толчок к совершенно новому образу жизни». Целью программы является изменение привычек и пристрастий участников, чтобы они больше готовили и меньше употребляли обработанные продукты. Помимо целого ряда улучшений физического состояния, Whole30 обещает помочь тем, кто ощущает стресс, стыд из-за еды, одержимость едой и считает, что утратил контроль над рационом, «вернуться к здоровым эмоциональным отношениям с едой».

Для тех, кто просто надеется определить пищевую непереносимость, Whole30 может являться интересным способом понять, какие ощущения у них вызывают определённые продукты. По словам Шелли Дебайасс, директора по программам питания Колледжа медицинских наук и реабилитологии при Бостонском университете, в США увеличилось распространение непереносимости зерновых, молочных продуктов, арахиса и сульфитов (продуктов, исключаемых из рациона во время программы). Однако у подавляющего большинства людей эти продукты «не вызывают нежелательных медицинских последствий».

Если говорить о физических последствиях, то эта программа, пожалуй, не навредит. «Если вы креативны и кое-что смыслите в диетологии и диетотерапии, вы можете 30 дней обходиться без любых из [неодобряемых продуктов]», – говорит Дебайасс. Тревор Кэшей, доктор метаболической химии и начальник отдела биомедицинских наук, согласен с тем, что эта программа не создаёт дефицита питания: «В цельных злаках и молоке нет ничего такого, чего нельзя получить из фруктов, овощей и мяса», – говорит он.

Но если у вас уже и так плачевные эмоциональные отношения с едой, Whole30 вам, вероятно, не поможет и даже может ухудшить ситуацию. Программа обещает помощь в развитии интуитивного, спокойного стиля питания, но, тем не менее, состоит из свода странных драконовских правил. «Если они хотят, чтобы у участников развивались здоровые отношения с едой, то это – самый худший вариант из возможных», – утверждает Линда Бэкон, младший диетолог из Калифорнийского университета в Дейвисе и автор книги «Health at EverySize» («Здоровье при любом размере»), бросающей вызов распространённым мифам о весе и ратующей за боди-позитив.

Категории «одобрено»/«не одобрено» в Whole30 мешают прислушиваться к внутренним подсказкам и желаниям своего тела и доверять им, говорит она. Особенно нецелесообразны они для людей, у которых плачевные отношения с едой, так как они поддерживают цикл воздержания-излишества, когда человек не позволяет себе есть определённые продукты, а затем в итоге объедается ими. «Если вы думаете, что мороженое – это «плохо», а затем позволяете себе его есть, то вы, разумеется, сорвётесь», – объясняет Бэкон. (Хартвиг отказалась дать комментарий, когда Tonic попросил её отреагировать на эту критику.)

Whole30 утверждает, что содержит стратегию борьбы с этим мышлением. Хартвиг в своей книге пишет: «То, что у вас на тарелке, не определяет, «хороший» или «плохой» вы человек». Участники узнают, что не существует «хороших» или «плохих» продуктов, которые должны подпитывать чувства вины и стыда. Но на самом деле трудно обойтись без чувства вины, к примеру, поедая бобовые, если в правилах Whole 30 они чётко указаны в числе «наиболее распространённых групп продуктов, вызывающих пристрастие, нарушающих содержание сахара в крови, вредящих кишечнику и вызывающих воспаления». (На самом деле многие диетологи вообще советуют есть бобовые, которые могут быть полезными для микрофлоры кишечника.)

Обретение и удержание контроля– один из главных принципов Whole30. Даже небольшая слабина за эти 30 дней уничтожает прогресс и требует начать сначала, с первого дня. «Исследования привычек доказывают, что «чёрно-белым» правилам на самом деле легче следовать», – пишет в своей книге Хартвиг. И какое-то недолгое время (30 дней) эти строгие правила могут казаться очень хорошими, так как контроль – это приятно.


Смотреть на VICE:



Собственно, именно через контроль в Whole30, пожалуй, и определяются здоровые интуитивные отношения с едой, которые поклонники Whole30 называют «пищевой свободой». Пищевая свобода – это «ощущение контроля над своим рационом в противовес контролю еды над вами». (Книга Хартвиг «Пищевая свобода навсегда» полностью посвящена этой теме.) «Этот процесс делится на три части: перезагрузите организм, наслаждайтесь пищевой свободой и признавайте свои проколы, а затем начинайте сначала». Это бесконечный цикл потери и возвращения контроля, проявляющийся не только в установке программы «всего 30 дней». Со временем, пишет Хартвиг, становится легче.

Однако у людей, испытывающих стресс или тревожность из-за еды, в основе проблемы часто лежит именно контроль. Контроль – это обычно соблюдение одного или многих правил: никакого глютена, никакого сахара, только чистое питание и т.д. Этот контроль неустойчив, даже если не ограничивать себя в калориях. «Чувствуя себя ограниченным, невозможно ограничиваться бесконечно», – утверждает Кэши. Бэконсогласна. «В конце концов вы дадите слабину, – говорит она. – Ваш организм начнёт стремиться к разнообразию и удовлетворению. Ваш организм не просто ищет калорий».

Многие люди, неизбежно теряя контроль и соскакивая, чувствуют тревогу и стыд. Единственная возможность облегчить этот эмоциональный дискомфорт, как утверждает Whole30, – вернуть себе контроль. Как? Начав снова проходить Whole30.

Возможность (и необходимость) постоянно заново браться за Whole30 укрепляет уже существующее недоверие к сигналам организма о голоде. А структура программы, требующая вечной перезагрузки, может (как отмечали некоторые её критики) снова повторять цикл диет, который изначально и внушил это недоверие. В конечном итоге Whole30 не устраняет основную причину пищевой тревожности у многих людей и вместо этого создаёт среду, в которой она может возникнуть.

Многие люди утратили способность опознавать у себя признаки голода и насыщения, а также представление о том, от каких продуктов им хорошо. По словам Кэши, после подросткового возраста люди теряют способность к интуитивному питанию. «Культурные предубеждения мешают сохранению способности питаться интуитивно, а когда она исчезает, необходимо ввести внешнюю структуру для поддержания разумного потребления пищи», – говорит он.

Whole30 утверждает, что интуитивное питание возможно, но сначала необходимо изменить свой рацион, введя пищевые ограничения. Однако другие отмечают, что для восстановления способности улавливать эти сигналы крайне важно забыть о внешних правилах. Для этого нужно время и практика, но это более рационально с психологической точки зрения.

Особые проблемы Whole30 представляет для людей, чьи плохие эмоциональные отношения с едой связаны с образом собственного тела. Связанное с едой чувство вины и стыда часто идёт рука об руку с недовольством собственным телом и попытками сбросить вес. Хартвиг настойчиво утверждает, что Whole30 – это не программа похудения, так как акцент на похудении не способствует исправлению отношений с едой или собственным телом. (Не говоря уже о том, что похудение нестабильно у 97 процентов лиц, садящихся на диеты.) Whole30 не требует подсчёта или сокращения калорий, и участникам программы даже запрещается становиться на весы в течение её 30 дней. Также программа включает контрольный список «Невесовых побед», помогающий участникам определить многочисленные положительные эффекты, которые они ощущают: от «ваши дети говорят, что вы стали интереснее» до «вы перестали быть рабом сахара/углеводов».

Но в вопросах похудения Whole30, по-видимому, стремится действовать в обе стороны. Рекламируется она как программа, якобы избавляющая участников от отрицательных психологических последствий диет для похудения: «[Whole30] нацелена на здоровье, а не на похудение», – пишет Хартвиг. Запрет весов якобы обеспечивает «долгожданную и заслуженную передышку от любой одержимости массой тела». В то же время Whole30 поддерживает конкретные цели и ожидания в плане веса: «Сумей вы достичь одного лишь этого – длительной пищевой свободы, разве не стало бы вам гораздо легче достичь других своих целей (улучшения здоровья, повышения уверенности в себе и да, более тонкой талии)?»

Хотя участники и не должны взвешиваться в течение 30 дней программы, их подталкивают делать это перед программой и после неё, чтобы следить за похудением. Похудение повсюду упоминается на сайте Whole30, в том числе в основных принципах программы и в шести из первых десяти свидетельств, вывешенных на сайте на момент публикации. В контрольном списке «Невесовые победы» также приведены характерные плюсы: более плоский живот, более худощавая на вид фигура, лучше сидит одежда и лучше сидит обручальное кольцо.

Вероятно, с помощью Whole30 будет худеть очень много людей, особенно тех, кто будет браться за неё с установкой на ограничения. Но нельзя с точностью сказать, что проблема в простом заявлении, что кому-то можно похудеть. Проблема в подспудном поощрении связанных с похудением целей в ситуации, когда люди пытаются исправить свои эмоциональные отношения с едой. Whole30 называет психологическое здоровье, связанное с едой, серьёзной проблемой. Но вместо того, чтобы разбираться с основными проблемами, она втягивает людей в очередной бесконечный цикл. Она успешно добилась привлекательности, будучи антидиетой, но по сути своей она, пожалуй, ничем не отличается от всех остальных диет.

Эта статья первоначально появилась на VICE US.