под кайфом

Почему люди принимали наркотики, которые чуть не убили их

Мы спросили выживших после передозировки об опасной тенденции смешивания опиоидов с депрессантами или стимуляторами, которая становится ключевым элементом более серьезного кризиса в Америке.
12.6.18
Left Image: Photo by David Hannah/Getty Images Right Image: iStock/Getty Images Plus

28-летняя Андрэ* работает бальзамировщиком в элитном похоронном бюро высокого класса, где каждые две недели она готовит тело молодого, белого, богатого человека, который умер от передозировки, к погребению или кремации. Она знает, что сама так же легко могла бы оказаться на этом холодном металлическом столе: по её словам, у нее были как минимум четыре случая передозировки, а врачи говорили ей, что во время последнего передоза она была «в состоянии клинической смерти».

Реклама

Однако ещё недавно Андрэ не знала причину этих почти смертельных происшествий. Но наступил день, когда она поняла, что каждый раз, когда ей нужно было восстановиться, она колола опиоиды сразу же после приема утренней дозы (легального) успокоительного. Её история показывает, почему американская так называемая «эпидемия передозировки опиоидами» может быть более точно определена как своего рода кризис «многочисленного отравления наркотиками», который нужно лучше понять ради спасения жизни людей.



Несмотря на то, что показатели варьируются в зависимости от места и года, значительное число смертей, вызванных передозировкой опиоидами, в последние годы связано не только с одним лекарством, а и с многими другими.

В одном из отчётов Центра по контролю и профилактике заболеваний США отмечалось, что почти половина таких передозировок по всей стране связана с потреблением наркотических коктейлей, а в Нью-Йорке местные органы здравоохранения неоднократно сообщают, что более 90% передозировок связаны с сочетанием нескольких наркотиков. В то же время в Огайо исследование, проведённое в 2015 году, показало, что причина смерти 73% жертв передозировки связана с более чем одним наркотиком — и около четверти принимала четыре или более перечисленных наркотиков.

Все это значит, что решающее значение имеет осознание того, как происходит смешивание с наркотиками, почему некоторые люди делают это сознательно, и как уменьшить или устранить это смешивание. В случае с Андре, частично проблема заключалась в отсутствии осведомленности: по ее словам, она не знала, что ее предписанные лекарства могут вступить в опасную реакцию с незаконными наркотиками. Фактически, особую опасность представляет употребление опиоидов наряду с другими наркотиками в виде «депрессантов».

Реклама

Депрессантами являются алкоголь, бензодиазепины, такие как Ксанакс и Клонопин, z-препараты и другие успокаивающие препараты. «Мы много говорим о бензодиазепинах, но не говорим об алкоголе», — сказал Джон Зиббелл, старший научный сотрудник общественного здравоохранения в некоммерческой исследовательской группе «RTI International». «Это очень важно». (Как ни странно, многие исследования, которые отслеживают передозировки опиоидов, не включают алкоголь в свои данные.)

В сочетании с опиоидами депрессанты могут иметь синергетический эффект, замедляющий дыхание — их отдельная склонность к подавлению дыхательной функции умножается в том случае, когда они принимаются вместе, а не просто в дополнение. Из примерно 8500 случаев передозировок в 2015 году, связанных с бензодиазепинами, примерно 90% также включали употребление опиоидов.

Однако употребление опиоидов со стимулирующими наркотиками, такими как кокаин или метамфетамин — обычно называемое «спидбол» — также может убить вас. В то время как их совершенно противоположное воздействия на бессонницу и сердечный ритм иногда могут нейтрализовать друг друга и в некоторых случаях даже снизить риск, то в других случаях они могут просто перегрузить систему.

К сожалению, было проведено очень мало исследований по изучению мотиваций людей, которые смешивают наркотики. Однако, ряд важных проблем становится предельно ясным благодаря опросам таких людей, как Андрэ, и тех, кто изучает так называемую «полинаркоманию».

Реклама

Первая проблема, как убедилась Андрэ, — это неосведомленность. И хотя она слышала, что смешение депрессантов является рискованным, она не понимала, насколько сильно эти вещества, принимаемые вместе, могут усилить дыхательную недостаточность, которую каждый отдельно вырабатывает. «Я знала, что совмещаю их, но чаще всего я даже не думала об этом», — сказала она, добавив, что не стремилась покончить с собой.

«Мне казалось, что я была осторожна в применении, но несколько раз, прямо перед тем, как надавить на шприц, я думала: «Знаешь, это может убить меня» и вроде как немного волновалась — но не так сильно».

Андрэ, которая выросла в семье, которую она описывает как «вошедшую в 1% самых богатых», сказала, что ей никогда не было комфортно с её статусом. «Мне казалось, что я никогда не могла вписаться в эту прекрасную жизнь, в которой я должна была жить, так что, если бы я не пошла на крайние меры, то могла бы броситься в другую крайность и просто всё испортить».

У неё начались проблемы с психическим здоровьем очень рано. Она стала настолько подавленной в начальной школе, что, по её словам, отказалась покидать дом, а в 10 лет уже принимала таблетки «Золофт». После этого она начала циклы приёмов различных лекарств и периодами институционализации, в том числе путём участия в программе, которая, по её словам, использовала опасную и жестокую тактику. Она отметила, что в подростковом возрасте она начала злоупотреблять лекарствами друга, которые применяются для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). К 20 годам она узнала об опиоидах, кокаине и метамфетамине.

Реклама

Даже с отсутствием данных о полинаркомании, мы знаем, что для потребителей опиоидов смешивание наркотиков является скорее правилом, чем исключением. И хотя детская травма и ранее существовавшая психическая болезнь широко распространены среди людей со всеми видами зависимости, в этом случае они распространены особенно.

Например, исследования показывают, что 75% людей, страдающих от героиновой зависимости, имеют другие психические заболевания, при этом аж у 50% психические проблемы обнаруживаются в возрасте до 16 лет и где-то у половины наблюдаются симптомы посттравматического стресса (ПТСР). По меньшей мере половина наркоманов подвергались в детстве насилию или были лишены ухода, особенно они подвергались высоким уровням сексуального насилия, а также другим травматическим воздействиям: такой типичный опыт исследователи назвали «разрушенным детством».

Элизабет Брико, которая пишет для TONIC и теперь пять лет находится в процессе восстановления, исходит из другого конца экономического спектра, в отличие от Андрэ. Её мать-одиночка была беженкой с Кубы. В 15 лет, по словам Брико, она употребляла метамфетамин вместе со своим агрессивным партнером мужчиной, от которого она забеременела и который постоянно душил её так сильно, что это вызывало приступы.

«После этого у меня началось посттравматическое стрессовое расстройство», — отметила она, рассказывая, как она обнаружила, что опиоиды, как казалось, облегчали её состояние. «Со мною происходило что-то, чего раньше никогда не было. Мне становилось лучше и я могла делать что угодно», — добавила она к употреблению опиоидов в случае ПТСР. Но для того, чтобы «усилить кайф», по словам Брико, она часто добавляла «Ксанакс» или «Клонопин». После такого сочетания я «просто отключалась или забывала обо всем, и это было именно то, чего я хотела».

Реклама

Данный тип полинаркомании является самым опасным — его цель состоит в том, чтобы уничтожить сознание, по крайней мере на время. Хотя Брико отметила, что были моменты, когда она хотела умереть, но в основном её цель заключалась в том, чтобы сбежать от проблем. «Отключаться на некоторое время, казалось, отличной идеей», — так она сказала.

36-летний Джеймс Брюэр из Кэмптона, штат Кентукки, также смешивал опиоиды, метамфетамин и бензодиазепины. Он прямо сказал, что тоже искал «забвения». Он добавил: «Я не пытался специально убить себя. Я просто не хотел жить».

Но он прекратил сочетать «Ксанакс» и опиоиды после того, как друзья из округи начали умирать от этой смеси в туалетах на стоянках и заправках. По его словам в сельской местности, где он живет: «Около 13 человек, которых я знал, умерли от передозировки». В настоящее время он уже три года проходит курс реабилитации.

Кроме того, определенную роль здесь играет ряд других мотивов, побуждающих к смешиванию, причем один сосредоточен на использовании других наркотиков с целью продления эффекта от действия опиоидов в надежде избежать ломки. 40-летний Роберт* из Нью-Джерси вспомнил о том, что употреблял бензодиазепин и алкоголь, чтобы попытаться сократить употребление опиоидов. «Я не хотел употреблять такое большое количество»,— сказал он мне, добавив, что у него случилась передозировка, когда он больше не мог незаконно получать опиоиды по рецепту, в результате чего появились подделки, которые, вероятно, содержали фентанил. (Сейчас он уже шесть месяцев не употребляет опиоидов).

Реклама

Хотя «спидболы» всегда были распространены среди потребителей опиоидов в больших объёмах (в прошлом мне это тоже нравилось), нынешняя тенденция к смешиванию опиоидов со стимуляторами частично изменяется из-за фентанила. Отмечая тот факт, что фентанил обладает настолько сильным успокаивающим эффектом, что может использоваться в качестве анестезии, Зиббелл заявил: «Всё больше и больше людей признаются, что принимают стимуляторы просто для того, чтобы бодрствовать», а не для того, чтобы добиться смешанных чувств от сочетания.

Обеспокоенность вызывает то, что тот самый импульс может быть частью того, из-за чего число передозировок метамфетамином и кокаином (и их употребления) в последние годы также резко возросли. В период с 2000 по 2015 год cмертность вследствие передозировки, включая от кокаина и опиоидов, более чем утроилась — однако число смертных случаев, связанных с употреблением кокаина, без участия опиоидов, фактически сократилось.

Тем не менее, многое остаётся неизвестным, в том числе то, как фентанил изменяет рынок запрещённых опиоидов, и какая часть передозировочных смесей, содержащих эти наркотики, была бы смертельной, даже если бы фентанил был принят отдельно.

По словам Трэйси Грин, доцента кафедры «Экстренной медицинской помощи» Бостонского университета в Род-Айленде, например, в менее трети случаев передозировки связаны со смесями. Она отметила, что 40% смертей происходит из-за того, что «фентанил сам по себе является более смертельным».

Реклама

В течение последних нескольких лет Грин проводила исследование путем опросов более 300 потребителей наркотиков из трёх разных штатов относительно их предпочтений в отношении наркотиков. «75% не отдавали предпочтения фентанилу и не искали его», — сказала она. Тем не менее, некоторые из них сообщили, что принимали его, потому что дилеры продавали его дешевле, чем вещества, которые они называли героином. Её опросы также зафиксировали тенденцию к тому, что люди разбавляют кокс или метамфетамин фентанилом, чтобы быть в бодром настроении, работать и зарабатывать деньги на следующий кайф.

В этом сложном и быстро развивающемся кризисе важнейшее значение для спасения жизней имеет лучшее понимание того, почему люди предпринимают наиболее опасные действия. В то время как некоторые люди сознательно принимают смертельные миксы, чтобы полностью отключиться, многие другие, по-видимому, делают это, так как не понимают, насколько это опасно, а хотят просто экономить деньги или побороть чрезмерное угнетение центральной нервной системы.

Чтобы разрешить эту ситуацию, мы должны осознавать и учитывать каждую из этих причин — и протянуть руку людям, которые часто ищут помощи, а не смерти.

«И только когда я проснулась среди врачей, которые говорили: «Вы были мертвы», я поняла, что мне действительно не всё равно», — сказала Андрэ, которая недавно начала принимать препараты от наркотической зависимости Налтрексон (Вивитрол).

* Некоторые имена были изменены для обеспечения защиты личности людей, проходящих реабилитацию.

Следите за сообщениями Майя Шалавитц на Twitter.

Эта статья впервые появилась на VICE US.