FYI.

This story is over 5 years old.

Новости

Whole Foods, дорогой сыр и спорный вопрос дешёвого тюремного труда

Whole Foods критикуют за высокие цены на рыбу и сыры, которые производятся заключёнными, которым магазин платит всего несколько долларов в неделю.
24.7.15

В июне руководство Whole Foods прокомментировало заявления о том, что магазин якобы ставит слишком высокие цены на морепродукты, фрукты, овощи и прочие товары, продаваемые на развес. Сейчас же на сеть продуктовых магазинов обрушилась новая волна критики из-за того, что она использует в производстве некоторых из этих товаров дешёвый тюремный труд.

Whole Foods – один из закупщиков рыбы и сыра, производимых заключёнными тюрем штата Колорадо благодаря действующей в штате уникальной тюремной трудовой договорённости, которая позволяет заключённым работать на благо частной корпорации. Другие компании, в том числе Hyvee и Murray'sCheese, также продают товары, произведённые рабочими из тюрем, хотя всеобщее внимание было приковано именно к WholeFoods.

Реклама

Согласно договорённости, Colorado Corrections Industries (CCI) — часть Департамента по вопросам исполнения наказаний, осуществляющая надзор за трудом и реализацией товаров и услуг, — заключает контракты с частными предприятиями, которым нужна помощь заключённых в работе по производству товаров. Среди поставщиков, заключивших контракт с Департаментом по вопросам исполнения наказаний, и Quixotic Farming. Как заявляет Департамент по вопросам исполнения наказаний, компания, которая, согласно описанию на её сайте, является семейным предприятием по выращиванию тилапии и владеет фермами в Колорадо и на севере Миссури, платит Департаменту по вопросам исполнения наказаний за то, что заключённые собирают садки для рыбы, а затем выращивают для неё тилапий. Департамент получает по 85 центов за фунт тилапии. Затем Quixotic продаёт рыбу таким поставщикам, как Hyvee и Whole Foods. Недавно тилапия продавалась в Whole Foods в Нью-Йорке по 11.99 долларов за фунт.

Haystack Goatcheese, производитель сыра chèvre, который продаётся в Whole Foods, поддерживает аналогичный контракт с Департаментом по вопросам исполнения наказаний штата Колорадо, согласно которому заключённые доят и пасут коз. Затем молоко отправляют в Haystack, где из него производят сыр.

MUNCHIES: Среди лучших фермеров Америки появляются заключённые

Как заявляет Деннис Дансмур, директор программы, в обоих случаях заключённым за товары и услуги, производимые в CCI, платят лишь от 74 центов до 4 долларов в день. Базовая ставка в 74 цента равна той, которую получают заключённые на других работах в системе, но работники CCI могут получать бонусы за производительность, объяснил он. Дансмур рассказал, что CCI зарабатывает около 64 миллионов долларов в год и пользуется услугами около 2,000 работников-заключённых.

Реклама

Низкие зарплаты, выплачиваемые в производстве товаров, которые продаются потребителям по гораздо более высоким ценам, подвергались резкой критике со стороны поборников прав заключённых и трудовых прав. Однако, программу также приветствовали как модель для развития у заключённых ценных трудовых навыков, которая даёт им возможность зарабатывать больше, чем на других тюремных работах, например, готовкой или на дежурстве в прачечных. Также её хвалили за то, что она позволяет тюремному департаменту вернуть часть тех денег, которые тратятся им на содержание заключённых.

«Девяносто семь процентов всех правонарушителей, попадающих в тюрьму, выходят на свободу», рассказал Дансмур VICENews. «Эти ребята выйдут обратно в общество. Очень многие из этих ребят никогда не работали, никогда не ходили на работу в чётко назначенное время, никогда не работали по восемь часов, а этот навык очень ценен уже сам по себе, так что мы обучаем их подобной трудовой этике».

Дансмур заявил, что основанная на фонде предприятия программа должна быть успешной или принести прибыль, чтобы продолжить существование. Поэтому, говорит он, критиковать её за то, что это система труда, основанная на прибыли, не совсем уместно. Также он отметил, уровень рецидивной преступности среди работников CCI на 50 процентов ниже, чем в целом по штату.

«Содержание правонарушителя стоит 30,000 долларов. Если я спас одного правонарушителя, я сделал доброе дело», говорит он.

Реклама

Государственно-частное партнёрство является редкостью для тюремных трудовых договорённостей, которые обычно предусматривают производство заключёнными товаров для использования другими государственными органами или через федеральную программу, известную как Программа сертификации совершенствования тюремного труда (PIECP, более известна просто как PIE). В рамках этой программы компании непосредственно нанимают на работу заключённых и обязаны выплачивать им «общепринятую» заработную плату. Её размер может достигать размера минимальной заработной платы, хотя должностные лица из тюрем часто взимают с них различные сборы, как сообщает Алекс Фридманн, шеф-редактор PrisonLegalNews и ярый защитник прав заключённых.

«По сути дела, это эксплуатация труда заключённых. С нашей точки зрения это однозначно эксплуатация», поведал Фридманн VICENews.

Фридманн и другие критики говорят, что использование дешёвого труда в производстве товаров, продаваемых на свободном рынке частными компаниями, несправедливо по множеству причин. Дешёвый труд даёт тюрьмам и компаниям преимущество перед теми, кому приходится выплачивать заработную плату не ниже минимальной, а заключённые получают очень мало, не имеют возможности организоваться с целью улучшения условий, вынуждены работать под угрозой суровых наказаний и часто не получают помощи в трудоустройстве после освобождения.

«Отчасти существование тюремных трудовых программ оправдывается обучением заключённых востребованным навыкам, призванным помочь им найти работу после выхода на свободу. Это отличный коммерческий довод, но проблема в том, что всё не совсем так. Сколько в Колорадо существует хозяйств по разведению тилапии, где они смогут получить работу после выхода на свободу?», говорит Фридманн.

Реклама

«Это как в сериале «Оранжевый – хит сезона», говорит Алекс Лихтенштейн, историк труда из Университета Индианы, объясняя проблемы приватизации тюремного труда. Он имел в виду, что в этом сериале производства Netflix показано, как частная компания нанимает заключённых на работу для производства нижнего белья. В сериале заключённым платят гораздо меньше, чем выручают за бельё на открытом рынке, но им платят больше, чем заключённым с другими рабочими заданиями.

«Это неплохо показывает опасности приватизации. Кажется, будто исправительные учреждения сдали в аренду частной корпорации, которая заключает субдоговора с производителями трусиков. Смешно, но с точки зрения сценария весьма недурно. Все заключённые стремятся получить работу, на которой платят по доллару в час, но, разумеется, их всех эксплуатируют на тюремных потогонных предприятиях, где они производят вещи, которые потом продадут намного втридорога», поведал он.

Whole Foods отреагировала на критику, заявив, что получает поставки тилапии и сыра от CCI в рамках своей программы поддержки местных сообществ. «А это, помимо прочего, подразумевает оплачиваемое реабилитационное трудоустройство заключённых CCI. Их труд оплачивается, и они также получают профессиональные навыки, которые могут помочь им целенаправленно приносить пользу обществу после освобождения», объяснила компания в своём заявлении.

«CCI даже сотрудничала с рыбным хозяйством из Сиэтла, чтобы посодействовать трудоустройству заключённых в производстве морепродуктов после освобождения. Мы гордимся партнёрством с программами, которые дают заключённым источник дохода и в итоге помогают им встать на ноги», заявила компания.

Реклама

Законодатели в Колорадо тожеактивно хвалят преимущества этих программ как для заключённых, так и для местных сообществ, хотя CCI– неприбыльная организация.

В тему:WholeFoods проходит проверки в связи с завышением цен в магазинах в Нью-Йорке

Эрран Кармел, исследователь труда и временно исполняющий обязанности декана Школы бизнеса Когода в Американском университете, изучал труд заключённых в тюрьме в Элктоне (штат Огайо), чтобы понять, каким образом среди контингента тюрем реализовывалась практика «импульсного подбора» или приёма на работу маргинализированных лиц, у которых мало шансов на хорошее трудоустройство. Исследование показало, что хотя и можно заметить, что работников эксплуатируют, столь же убедительным доводом является и то, что заключённые извлекают определённую выгоду из возможностей трудоустройства.

«Абсолютной истины здесь нет. Это ценности, которые на них проецируют», рассказал Кармел VICENews. «В исследованном нами случае людям платили гораздо больше, чем за любой другой тюремный труд – к примеру, садоводство и работу на кухне, и они однозначно получали финансовую выгоду, а затем это вызывало всевозможные вторичные эффекты. Их уважали в родных местах, они могли периодически помогать родственникам, хотя им и платили не очень много. Были и другие положительные стороны».

«У некоторых заключённых вообще не было никаких трудовых навыков, таких как рано вставать и ходить по утрам на работу», заявил он. Заключённые, которых он изучал в Огайо, работали над проектом оцифровки данных на компьютерах, а не в сельскохозяйственных проектах вроде тех, которые обеспечивает Whole Foods.

Тем не менее, Фридманн отметил, что формулировки, используемые для убеждения общественности в том, что тюремный труд развивает трудовые навыки, обеспечивает заключённых полезными занятиями, а также даёт им возможность приобрести ценные навыки, скрывает происходящую в настоящее время эксплуатацию. А приватизация тюремного труда всегда была спорным вопросом, по словам Лихтенштейна. Подобно тому, как угольные магнаты сотни лет назад наживались на использовании рабочих-заключённых в качестве дешёвых шахтёров, сегодняшние корпорации, находящиеся в погоне за прибылью, могут обогащаться, не тревожась о тюремной системе или заключённых.

«Одним из потенциальных неудачных решений кризиса массовых тюремных заключений является возвращение к организации тюремного труда, как в XIX веке, что является весьма неудачной идеей», считает Лихтенштейн. «Оно даёт возможность пользоваться трудом осуждённых на частных предприятиях, которые заинтересованы лишь в одном, а именно в получении прибыли. Им не интересна реабилитация, снижение количества заключённых или усовершенствование тюремной системы. Они просто заинтересованы в том, чтобы получить рабочие руки и платить за них максимально дёшево».

Фото взято с Flickr.