Реклама
изменение климата

Мечтать о мире без ископаемого топлива – не безумие.

Эксперты уже размышляют о том, как конец нефтяной, углевой и газовой промышленности преобразит общество.

от Джефф Дембицки
20 декабря 2017, 3:24pm

Несколько десятков учёных, дипломатов и исследователей энергетики собрались в этом году в Берлине, чтобы устроить захватывающий мысленный эксперимент. Они начали с предположения о том, что переход всего мира с ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии практически неизбежен – это будущее не гарантировано, но и отнюдь не является невероятным, несмотря на текущее господство нефти и газа. После этого они представили себе, каким будет это будущее, не только с точки зрения энергетического комплекса, но и с точки зрения общества в целом. Нефть, уголь и газ формировали и структурировали нашу политическую и экономическую систему больше ста лет. Если бы империя ископаемого топлива должна была разрушиться, то что, задумались участники, последовало бы за этим?

Соблазнительно отмахнуться от этого сценария как от бесплодных мечтаний. Стоимость индустрии ископаемого топлива в настоящее время почти равна 5 триллионам долларов. Её политическое влияние во времена Трампа как никогда возрастает. Но мировое господство нефти, угля и газа, возможно, на самом деле не так устойчиво, как кажется. Не так давно Международное энергетическое агентство подсчитало, что две трети энергии, введённой в энергетическую сеть планеты в 2016 году, были из возобновляемых источников. А Дэвид Сэнделоу, бывший чиновник из администрации Обамы, присутствовавший на берлинской встрече и ставший соавтором отчёта о её результатах, рассказал мне, что специалисты по энергетическому моделированию постоянно неправильно оценивают рост возобновляемых источников энергии: «Мне кажется потрясающим, насколько ошибались некоторые прогнозы».

Даже небольшие изменения в глобальном энергоснабжении могут нанести серьёзный ущерб бизнес-модели ископаемого топлива. В 2015 году цены на нефть обвалились со 115 до 30 долларов за баррель из-за относительно скромного снижения спроса в мире. Дальнейшие снижения спроса на нефть, спровоцированные электротранспортом, могли бы возыметь «весьма существенные последствия в таких местах, как канадские нефтеносные пески», где многим проектам для того, чтобы просто выйти в ноль, нужна цена на нефть в 80 долларов, объяснил Сэнделоу, который сейчас является первым научным сотрудником Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета. Из-за низких цен на нефть такие компании, как Chevron, ConocoPhillips, Shell, Statoil и BP, уже распродали свои инвестиции в нефтеносные пески.

Возможно, в будущем их бизнес-модели будет нанесён ещё больший ущерб. Такие группы, как Carbon Tracker, утверждают, что потеря доли рынка в 10 процентов из-за электромобилей и других технологий в течение следующего десятилетия может стать «сокрушительной» для нефтяной промышленности. Она могла бы стоить 2,3 триллионов долларов инвестиций в нефть. Exxon пострадала бы больше всего из всех крупных компаний, учитывая её крупные инвестиции в нефтяные месторождения с большими затратами. Мы всё же и дальше будем сжигать нефть, но лишь из максимально дешёвых мест. «Добыча будет сосредоточена в регионах мира с низкими затратами, в частности на Ближнем Востоке», – прогнозирует отчёт Сэнделоу.

Продолжительный спад ископаемого топлива, вероятно, возымел бы политические последствия. Трубопроводы, перерабатывающие заводы и электростанции работают на основе вертикали управления. Они зависят от крупных государственных дотаций. Общество, работающее за счёт солнечных панелей на крышах, в каком-то смысле является полной противоположностью этому. Это аналогично переходу от централизованных телесетей вроде NBC к децентрализованной модели YouTube. Это будущее может становиться «всё более регионализированным и локализированным», прогнозирует отчёт. «Граждане, сами обеспечивающие себя энергией и обладающие всё большим доступом к образованию, здравоохранению и богатству независимо от государственных программ, могут набраться смелости, чтобы потребовать для себя большего участия в политике или, в некоторых крайних случаях, даже поддерживать склонности к сепаратизму».

Общество, становящееся более демократичным и социалистическим, между тем как возобновляемая энергетика заменяет собой ископаемое топливо – это похоже на утопическую мечту. Тем не менее, есть вероятность, что мир просто меняет одну группу повелителей мира на другую. Сырьё, техника и политическое влияние, необходимые для предоставления возобновляемой энергии в достаточно крупном масштабе для разрушения индустрии ископаемого топлива, возможно, в итоге будут сосредоточены в авторитарных странах вроде Китая. Этот сдвиг также могут возглавить всего несколько крупных корпораций. Это могли бы быть действующие игроки рынка ископаемого топлива вроде Statoil, быстро переходящие на чистую энергию, новое поколение гигантов возобновляемой энергетики или технические гиганты Кремниевой долины вроде Google, Apple, Tesla и Amazon.

«Будет сложно, – объяснил Сэнделоу. – Очень трудно точно спрогнозировать как это будет происходить».



Возможно, линии политических разломов этого будущего уже образуются в таких местах, как Вашингтон. На первый взгляд, нефтегазовая промышленность кажется как никогда могущественной, так как Дональд Трамп назначает на ключевые должности множество политиков-республиканцев. Такие компании, как Exxon, Chevron, ConocoPhillips и Koch Industries за этот в совокупности потратили более 64 миллионов долларов на лоббирование в Конгрессе. С их тратами на Капитолийском холме соперничают лишь такие отрасли, как фармацевтика, страховка и производство электроники. «В целом [нефтегазовые компании] – это крупный игрок, так было уже давно», – заявила Сара Брайнер, директор по научно-исследовательским работам OpenSecrets.org, надзорной организации, следящей за деньгами в политике США.

Однако отрасли, кажущиеся непобедимыми, могут быстро пережить спад. В середине 2000-х никто не представлял себе что-либо, кроме роста, в угольной отрасли. Мировой спрос вырос с 4600 миллионов тонн в 2000 году до 7876 миллионов тонн в 2013 году. Но этой отрасли нанесло сокрушительный удар возникновение более дешёвых альтернатив вроде природного газа и возобновляемой энергетики. Десятки запланированных угольных электростанций в Европе так и не построили, а крупные добывающие компании по всей территории США становятся банкротами. В Вашингтоне политические траты угледобывающей промышленности резко сократились с максимума в 18,5 миллиона долларов в 2012 году до 2,1 миллиона долларов в этом году. «Я бы предположила, что сокращение [трат] отражает более сильное снижение значимости угля для энергетического рынка США», – заявила Брайнер.

Если бы нефтегазовая отрасль перенесла столь же головокружительный спад, это возымело бы серьёзнейшие политические последствия. Почти 90 процентов от 103,2 миллиона долларов, потраченных такими компаниями, как Exxon, во время цикла выборов 2016 года, были получены республиканцами. Подобные вклады являются важнейшим фактором в продолжающемся по сей день отрицании климатологии республиканцами. Резкое сокращение трат на ископаемое топливо необязательно навредит Республиканской партии, но оно могло бы открыть её лидеров для новых политических влияний.

Среди очевидных конкурентов – индустрия высоких технологий. Десятилетие назад мало какие из фирм Кремниевой долины сильно интересовались Вашингтоном. «Но затем, совсем недавно, стал заметен огромный рост суммы политических трат», – объяснила Брайнер. Facebook, Google, Microsoft, Apple и Amazon лишь за прошлый год в совокупности потратили на лоббирование 49 миллионов долларов. Их отрасль проявляет всё больший интерес к транспорту и энергетике. К примеру, Google разрабатывает электромобили на автопилоте и технологии для хранения возобновляемой энергии; эти две разработки могли бы быстро уничтожить бизнес-модель ископаемого топлива. «Если мы действительно начнём решать проблему [изменения климата], то здесь есть рыночные возможности на триллионы и триллионы долларов», – недавно заявил Fortune один из директоров компании.

Также удастся сэкономить триллионы долларов, избежав ущерба. Восстановление после разрушения, вызванного ураганами «Харви», «Ирма» и «Мария», само по себе, могло бы обойтись в целых 262 миллиарда долларов. Учёные полагают, что эти астрономические суммы связаны с изменением климата, а следовательно – с углеродными выбросами производителей ископаемого топлива. Всего 90 крупных источников парниковых газов ответственны примерно за половину повышения мировых температур с 1880 года, как недавно подсчитало исследование в научном журнале Climatic Change. «Мы можем точно сказать, насколько именно поднялся уровень моря из-за выбросов, связанных с Exxon, BP или Shell – заявил мне Питер Фрумхофф, один из соавторов исследования и директор Союза обеспокоенных учёных по науке и политике.

Но в его расчётах есть и соблазнительная обратная сторона. Если империя ископаемого топлива обрушится из-за конкуренции со стороны возобновляемой энергетики и электромобилей, это могло бы повлечь за собой «сильное сокращение выбросов углерода», сказал он. Carbon Tracker прогнозирует, что это «можно рассматривать как обеспечение некоторого шанса на сценарий с 2°C», порогом мировых температур, который мы должны не переступить, дабы избежать наиболее катастрофических последствий изменения климата.

Фрумхофф не уверен, что к этому переходу может привести сама по себе рыночная мощь низкоуглеродных технологий. Он указывает на недавнее исследование, опубликованное в Nature Energy, которое предполагает, что почти половина новых инвестиций в нефть не была бы прибыльной без дотаций от штатов и федеральных правительств. Рыночным силам не достичь многого без политических мер, которые лишили бы форы ископаемое топливо. «Я не думаю, что мы можем рассчитывать на стремительный рост [возобновляемой энергетики] без политических обязательств сделать так, чтобы мы пошли именно этим путём», – заявил он.

Этих обязательств катастрофически не хватает. Принятое президентом Трампом в октябре решение отменить план «Чистая энергия» (которое ныне подвергается обжалованию в суде) – это подачка индустрии ископаемого топлива. Кажется, что он делает всё, что может, дабы обеспечить господство этой отрасли. Но Сэнделоу не считает, что действия «ретроградной» администрации – лучший показатель глобальных перемен, которые нас ожидают. «Есть основания полагать, что, по крайней мере, в долгосрочной перспективе глобальная энергетическая система, в которой доминирует возобновляемая энергетика, будет более стабильной, мирной и справедливой, чем та, в которой доминируют ископаемое топливо и ядерная техника, – гласит его работа. – Однако геополитический путь к этому конечному состоянию неизвестен».

Джефф Дембицки – автор книги «Are We Screwed? How a New Generation Is Fighting to Survive Climate Change» («Мы попухли? Как новое поколение борется за то, чтобы пережить изменение климата»). Следите за его сообщениями на Twitter.

Tagged:
Tech
Science
Politics
Donald Trump
Fossil Fuels
технологии
ископаемое топливо