Quantcast
длительные отношения

Психотерапевт, юристка и секс-работница объясняют, что действительно считается изменой

Также мы на всякий случай пообщались с философом и несколькими полиамурными людьми.

Дж. С. Рафаэли

Photo by Chris Bethell

(Фото : Крис Бетелл)

Сипухи, степные полёвки, пузатые морские коньки и люди. Что общего у всех этих видов? Это животные, которые, как сообщают документалки о природе, образуют пары на всю жизнь.

Но будем честны: в этой группе пары на всю жизнь образуют только сипухи, степные полёвки и пузатые морские коньки. Люди, может быть, и много думают и волнуются о моногамии, но на самом деле у нас с ней не очень хорошо.

Достоверную статистику, связанную с неверностью, трудно найти – угадайте почему: измена кому-либо подразумевает ложь, а люди не всегда указывают честные ответы в опросах об их половой жизни. Одини данные говорилио том, что своему супругу или супруге изменяли от 30 до 60 процентов состоящих в браке американцев, а другие – что в прошлом были неверны 45 процентов британцев и 32 процента британок.

Но есть, возможно, и другая причина, по которой трудно отыскать чёткую статистику по неверности: потому что никто не знает, что это вообще значит? То, что для одной пары или для одного представителя пары является «изменой», может быть для другой или другого совершенно нормальным поведением? Всегда ли измена подразумевает проникающий секс? А как же парень, который качает Tinder, но так и не идёт на свидание? Девушка, которая флиртует вне брака, но и мечтать бы не стала о том, чтобы пойти дальше? Человек, который находится в открытых отношениях, но влюбляется за их пределами?

Мы спросили несколько человек, которые размышляют об этих проблемах как профессионально, так и лично: «Что вообще значит изменить кому-то?»

Танзим, юрист по семейному праву

С юридической точки зрения прелюбодеяние определяется как «половой контакт». Если бы вы захотели развода в связи с прелюбодеянием, это просто звучало бы так: «Моя вторая половинка вступила в плотские отношения с другим человеком». Но это определение, разумеется, может отличаться от пары к паре. Всё зависит от её собственного восприятия договорённости внутри неё и того, что представляет собой предательство. Если люди говорят: «Это выходит за рамки того, на что я согласился или чего я хотел», то судья практически никогда не готов в это вмешиваться.

Важно сказать, что в наши дни причины неудачного брака анализируются или осмысливаются очень мало. В старину всё равно однозначно была моральная дискуссия о причине развода, а прелюбодеяние было очень значительным. Ситуация изменилась где-то в начале 20 века. Большинство из нас сейчас судится в связи с благополучием детей или разделом имущества. Речь идёт больше о том, чтобы разобраться с развалинами.

Но наши клиенты частенько этого не понимают. Бывают моменты, когда клиенты как бы хотят воспользоваться своими юристами как психотерапевтами и отчаянно стараются поведать вам все вопиющие подробности того, почему распался их брак, даже если им объяснить, что это на самом деле не ваша работа.

В частности, был один случай, когда жена подала на развод; затем её муж обвинил её в прелюбодеянии, а в качестве доказательства лишь заявлял, что у неё дряблое влагалище. На самом же деле у неё случился вагинальный разрыв во время родов. Мне вместе с судьёй пришлось буквально вбивать ему в голову, что мы во время работы не рассматриваем ничего подобного: если люди принимают, что всё закончилось, то всё закончилось.


СМОТРЕТЬ: 10 вопросов, которые вы всегда хотели задать секс-работнику


Эмма, секс-работница

В каком-то смысле это довольно просто: если вы занимаетесь каким-либо сексом с человеком, который не является вашим партнёром, и ваш партнёр об этом не знает.

Навскидку я бы сказала, что среди моих клиентов половина в отношениях и половина свободных. Иногда это очевидно – если у человека на пальце обручальное кольцо или ему кажется, что он должен оправдываться, говоря что-нибудь вроде: «Я уже 30 лет как женат, а моя жена больше не хочет секса».

Нередко у него есть жена, которая не понимает некую фантазию или фетиш или, возможно, болеет. И этому я могу в какой-то степени посочувствовать. Если бы моему партнёру нравилось что-то, чем я не хотела бы заниматься, я бы сказала ему: пойди и заплати за это – дай-ка порекомендую кое-кого.

Также дело не всегда в сексе. Для очень многих мужчин важнее всего интимность и просто побыть с женщиной – тепло и дружеское плечо. И этому я, опять-таки, сочувствую.

С другой стороны, иногда ребята действительно говорят мне что-то, а я просто думаю: «Ты немного говнюк, и мне жаль твою жену» – если они в отношениях, но просто хотят заниматься сексом с кучей разных женщин, при этом не будучи достаточно честными, чтобы сказать жене, что они хотят открытых отношений.

Я на самом деле ещё та идеалистка. Мне нравится мысль о том, что, находясь в отношениях, следует быть способным обсуждать свои сексуальные потребности и желания, а также говорить о сути проблемы. Я бы и представить себе не могла, каково это – быть с человеком, с которым я не могла бы говорить об этих вещах, но это, без сомнения, не всегда так.

Кроме того, есть и другая сторона – сами секс-работники. Я знаю много людей из эскорта, состоящих в отношениях, и это просто работа, а вовсе не измены. Они не спят больше ни с кем, кроме клиентов. Но многие женщины не хотят состоять в отношениях, занимаясь этой работой. Это трудно: если кого-то встретить, то говорить ли ему, что ты – секс-работница? В какой момент ему об этом говорить? Опять-таки, это сложный вопрос, который решается по-разному для всех людей в этом бизнесе.

Доктор Элинор Мейсон, специалистка по философии морали, Эдинбургский университет

Философ, разумеется, начал бы с попыток дать определение неверности – в разных отношениях, конечно, разные договорённости. Было бы неплохо, если бы мы смогли придумать непротиворечивое определение неверности, пересекающее различные границы. Возможно, что-нибудь в таком духе: любые действия или отношения в ущерб основным отношениям. Здесь даже не упоминается половой контакт. Можно себе представить, что кое-какая очень крепкая дружба может являться неверностью – если отдавать часть себя, которую, вообще-то, пообещал партнёру.

Это, разумеется, могло бы распространяться на киберсекс. Люди иногда утверждают, что это серая зона – я же так не думаю. Если это действует в ущерб отношениям, то это неверность.

Неверность, помимо прочего, составляет то, на что ваш партнёр дал бы согласие. Я намеренно говорю «дал бы», потому что здесь присутствует элемент добросовестности. Как ни парадоксально, если вам приходится выдумывать каждую случайность, здесь вполне может быть элемент недобросовестности. Кое-что должно быть явным, но также должен быть и элемент взаимопонимания.

Ещё есть моральность неверности – консеквенциалистский вопрос: «Что если неверность привела бы к самым благим последствиям?» Как правило, людям нельзя делать больно, но забота о себе также является моральным благом. Так следует ли идти на сделку с собственными желаниями в каждой ситуации? Может возникнуть конфликт моральных благ. Это сложный вопрос с философской точки зрения.

«Один партнёр у меня сказал: «Если никуда не вставить, это не измена». В других случаях один человек думает, будто действия за пределами страны или по пьянке не считаются, а его партнёр реагирует так: «Да ты, должно быть, шутишь».

Катриона Мэй, психотерапевт по отношениям

Когда люди говорят об измене, это значит, что что-то нарушается. Это договорённость в паре, и эта договорённость нарушается. В моей работе для большинства пар это реальная половая связь, но иногда людей волнует очень близкая дружба. Это может быть столь же деструктивно.

Это вопрос коммуникативных ожиданий. Мне часто приходится задавать парам вопрос: «Что для вас значит моногамия?» И ответы часто оказываются очень разными.

Один партнёр у меня сказал: «Если никуда не вставить, это не измена», но у его партнёрши были совершенно другие мысли и она волновалась, как бы он не построил напряжённые и близкие отношения, действующие им во вред им как паре. В других случаях один человек думает, будто действия за пределами страны или по пьянке не считаются, а его партнёр реагирует так: «Да ты, должно быть, шутишь».

Ревность может быть очень мощной, а любая предполагаемая близость за пределами отношений может быть столь же деструктивной. Как правило, дело в том, что у одного или обоих партнёров есть проблемы с доверием, которые они приносят в отношения из прошлого. Именно тогда люди становятся подозрительными и начинают проверять телефоны, карманы и т. п.

Брук и Адам, (бывшая) пара в открытых отношениях

Говорит она: Мы порвали где-то месяц назад после шести лет вместе. Мы начали обсуждать открытость примерно спустя три года с начала отношений; затем нам понадобилась ещё пара лет, чтобы по-настоящему оценить, что является изменой, а что – нет.

Для меня неверность свелась к тому, чтобы не задевать за живое – не создавать неловких ситуаций в кругу друзей и не касаться рискованных эмоций, а также непременно верить в то, что другой человек не даст этому слишком сильно вторгнуться в вашу жизнь как пары. Мы, возможно, порвали бы быстрее, если бы не исследовали эти зоны… если честно, мы на самом деле не так уж много этим занимаемся.

Также не нужно вечно определять себя как человека в открытых отношениях. Если один человек говорит: «В данный момент я не могу с этим разобраться», – то другой должен быть способен сказать: «Хорошо, я махну на это рукой и просто переключусь обратно на нас». Здесь мы и дали маху. Один человек сказал, что мне нужно с этим завязывать, а другой человек не смог… собственно, он был дураком и потерял меня [смеётся].

Говорит он: Для меня не было изменой всё, что не оказывает отрицательного воздействия на динамику. Мы в самом деле договорились о том, что, если и будем чем-то заниматься, то с кем-то неизвестным другому человеку. Милан Кундера говорит, что для того, чтобы похоть не превратилась в любовь, нужно увидеть человека два-три раза через небольшие промежутки времени, а затем больше никогда не видеть, или же раз в три недели или около того.

Есть и элемент несоответствия ожиданиям. Если вступить в брак и сказать в церкви перед друзьями и родными, что вы будете хранить верность, то вы это нарушаете, кто-то будет очень не рад. Но если установленные вами ожидания подразумевают свободу, то один человек не чувствует себя обманутым. Мы попытались создать ожидание, подготовившее нас на случай разных событий, что нам прежде всего нужно разбираться с собственными эмоциями, а не просто палить ответкой по другому человеку.

На мой взгляд, моногамия может подавить отношения с таким же успехом, как и мысль о неверности, поэтому осторожная открытость на самом деле может быть большим позитивом. С другой стороны, мы оба – музыканты, последний альбом Брук назывался «Wandering Heart» («Блуждающее сердце»), а мой – «The Road Not Taken» («Нехоженый путь»), так что здесь вполне может быть какое-то значение.

Фото: Крис Бетелл

Лия, (бывшая) энтузиастка свободных отношений

Для меня главным в неверности всегда было нарушение доверия. Важнее всего в любых отношениях доверие; нарушение доверия – это неверность. Можно состоять в открытых отношениях и иметь сколько угодно партнёров, но стоит только солгать партнёру или партнёрам… на мой взгляд, тогда и появляется неверность.

По моему опыту, огромной мотивацией для людей в открытых отношениях является смягчение обиды и психологической боли. Возводишь барьеры, и при этом присутствует некий элемент страха пропустить что-то важное, но в конечном счёте это очень часто является страхом уязвимости или страхом испытать боль. Очень многие знакомые мне люди, которые много говорят о полиамории, как мне известно, испытали очень сильную боль. Это способ сделать ещё один шаг назад.

В прошлом я состояла в открытых отношениях, но встретившись со своим нынешним партнёром, я, наверное, просто поняла, что встретила человека, которым, вообще-то, не хочу делиться. Речь здесь не о владении человеком; речь о том, чтобы найти подходящего для себя человека, а затем просто думаешь: «А, так это вполне логично».

@jsrafaelism