Сооснователь Википедии – самый откровенный её критик

«Всё захватили люди, которых я назвал бы троллями. Сумасшедшим домом начали управлять пациенты».

|
нояб. 12 2015, 5:55вечера

Фото сделано автором

В Слубице (Польша) существует памятник Википедии, надпись на котором гласит: «Википедия – величайший проект, совместно созданный людьми без оглядки на политические, религиозные или культурные границы». Трудно представить себе мир до Википедии – мрачное место, в котором все ответы содержались в Британской энциклопедии, мир, в котором общая сумма знаний человечества не была доступна любому человеку с доступом к Интернету в любое время в любом месте. Некоторые даже считают Википедию одним из величайших достижений человечества.

На другом конце мира, на окраине города Коламбус (штат Огайо), сооснователь Википедии Ларри Сэнгер считает иначе. На его взгляд, сайт не оправдал ожиданий и оказался наводнён троллями и пользователями, чей «анти-элитизм» свёл к нулю достоверность статей.

История Википедии начинается с Нупедии, а история Нупедии начинается с Bomis, Интернет-компании, основанной Джимми Уэйлсом, Тимом Шеллом и Майклом Дэвисом (эта троица позднее стала первым Советом попечителей фонда «Викимедиа»). Уэйлс придумал Нупедию, бесплатную онлайн-энциклопедию, созданную не сидящими в своих башнях из слоновой кости представителями элит, а Интернет-пользователями со всего мира. Для развития проекта он привлёк Ларри Сэнгера, философа, который как раз получил докторскую степень в Университете штата Огайо и который стал первым и единственным главным редактором Нупедии. Но к концу первого года существования Нупедии в ней была всего 21 статья, утверждённая в соответствии с жёстким процессом проверки; было понятно, что требовалось решение получше.

Именно Сэнгер тогда и синтезировал развивающуюся технологию «вики» с первоначальной идеей Нупедии. Сэнгер придумал название «Википедия», написал её уставные документы, а также провёл следующие 14 месяцев в роли единственного оплачиваемого редактора и философского лидера сайта. Но по мере того, как по сети распространялась новость о проекте, Википедия и Сэнгер оказались перегружены новыми пользователями, среди которых были тролли, изводившие Сэнгера «войнами правок» и сопротивлявшиеся получению данных от экспертов. В 2002 году Сэнгер покинул Википедию и стал откровенным критиком сайта, критикуя его качество и пренебрежение, которое многие пользователи демонстрировали к экспертам.

Встретившись с ним возле его дома в Огайо, я нашёл его терпеливым и непоколебимо беспристрастным. После каждого из моих вопросов он останавливался и давал исчерпывающий нейтральный ответ. Его мнения были разделены оговорками: «в некотором роде», «почти», «как бы», «возможно». Стало очевидно, в какой мере Википедия является детищем его разума. За кофе и во время прогулки мы обсудили историю появления Википедии, его претензии к сайту, а также его видение будущего.

Фото сделано автором

VICE: На вашу раннюю работу влияние оказала ваша подготовка в области философии. Как вы заинтересовались философией?

Ларри Сэнгер: Я решил, что хочу изучать философию и сделать это делом своей жизни, когда мне было лет 16. Я пошёл на занятие, и хотя [преподаватель] не стал заставлять нас что-нибудь читать, он объяснил ряд различных философских проблем и заставил нас их обсудить.

Тем летом я решил, что должен стать преподавателем философии, потому что думал, что очень важно не совершать в жизни никаких серьёзных ошибок. Я понял, что всё горе и трудности, которые переносили люди вокруг меня, явно были связаны с неправильными мыслями. К примеру, я знал людей, которым практически сломали жизнь наркотики, но я также знал, что существует эта неправильная идея о том, что, принимая наркотики, становишься круче, а затем достигаешь какого-то обострённого чувства осознания. А всё это попросту неверно.

Повлияло ли это на ваши взгляды?
Философ не такой уж и философ, если он не беспристрастен. А это, помимо прочего, подразумевает справедливое отношение к оппонентам: отвечать на самые лучшие их аргументы, истолковывать их аргументы очень сочувственно.

Думаю, это, возможно, началось тогда, когда я в старших классах участвовал в дебатах. Меня ставили перед различными проблемами, а также перед тем фактом, что можно выдвигать интересные аргументы с обеих сторон спора. И поэтому я искал статьи на эти темы и всегда выходил из себя, натыкаясь на статью, которая представляла аргументы только одной из сторон. Худшие примеры – это те, где [автор] просто брал и заявлял, какова его позиция. Это просто поражало меня как нечто ужасно несправедливое.

Как вы познакомились с Джимми Уэйлсом?
В 1994 году я подписался на рассылку Джимми Уэйлса под названием «МООФ» – «Модерируемое обсуждение объективистской философии». Рассылки по философии в то время были пересечением между научными кругами и множеством программистов, а также просто умных людей, которые были подключены к Интернету. Я был в некотором роде оводом [в этих группах] по той причине, что не занимаю какую-либо позицию, пока не начинаю ощущать, что перебрал все самые лучшие аргументы с обеих сторон. Так что там были все эти люди, делающие эти уверенные заявления о том, о сём, а я, чтобы уяснить вопрос для себя, старался отыскать в них нестыковки. Поэтому люди в этих группах, в том числе и Джимми Уэйлс, начинали на меня злиться.

Однажды Джимми Уэйлс внезапно мне позвонил, думаю, где-то в 1995-м или около того, и просто захотел поговорить о некоторых вещах, о которых мы спорили. По-моему, мы состояли в одной группе Айн Рэнд (Ayn Rand group). Примерно в это время я основал дискуссионную группу под названием «Ассоциация систематической философии», и это было прекрасно. Это было как семинар для магистров или аспирантов без преподавателей, но там на самом деле были несколько преподавателей, и мы все друг друга учили. В той группе было не менее полудюжины человек, которые теперь широко известны в узких кругах.

Кто например?

Там был Джимми Уэйлс. А ещё были [программист] Бен Ковиц, [экономист] Брайан Каплан, [преподаватели] Майк Хьюмер и Лучано Флориди. Этих людей в основном объединяло одно – либертарианство. Они либо любили, либо не ненавидели Айн Рэнд.

Старое фото из Bomis. Джимми Уэйлс третий слева; Ларри Сэнгер второй снизу. Фото любезно предоставлено Ларри Сэнгером

Как вы в итоге оказались связаны с Нупедией?

В январе 2000 года я распространил среди виртуальных друзей свою идею для сайта. Это был «блог о культурных новостях» – не об искусстве, а о различных социальных и политических вопросах. Я уверен, что сайт бы стал известным, если бы я занялся этой идеей, но Джимми Уэйлс в ответ написал: «Почему бы тебе вместо этого не пойти поработать над одной идеей, которая пришла мне в голову?» По сути, он зарегистрировал доменное имя, nupedia.com, и у него была смутная мысль о том, что там будет свободная энциклопедия, создаваемая пользователями. Она, тем не менее, будет очень тщательно проверяться уважаемым ресурсом в академических кругах, а также будет управляться согласно принципам открытого программного обеспечения.

Я переехал в Сан-Диего и получил работу, связанную с запуском этого проекта для Bomis [Интернет-компании]. Джимми, однако, не говорил о конкретных планах на энциклопедию, но дал мне кое-что почитать. Когда дело дошло до общей концепции энциклопедии, того, как её организовывать, и всего прочего, я действовал вполне самостоятельно.

Я ушёл работать над Нупедией, но к лету 2000 года стало ясно, что протестированный нами процесс [создания статей на Нупедии] очень медленный. А законченных статей было очень мало.

И так появилась Википедия?
Я сделал несколько разных предложений Джимми насчёт разных способов, которыми мы могли бы дополнить систему Нупедии. И всё требовало дополнительного программирования. К тому времени Джимми Уэйлс был обеспокоен сохранением расходов на низком уровне, бум доткомов начал терпеть крах, и поэтому ничто из того, что мы делали для решения проблемы, не должно было подразумевать нового программирования.

Затем произошёл печально известный разговор за ужином.
Затем произошёл известный – печально известный – разговор за ужином. 2 января 2001 года я ужинал в мексиканском ресторане с приятелем Беном Ковицем, которого знал по тем рассылкам. Я ел энчилады. Бен объяснил, чем занимался в свободное время, тратя очень много времени на вики [вебсайт, который может редактировать кто угодно непосредственно через веб-браузер]. Всё это звучало очень интересно, и в какой-то момент я сказал: «Знаешь, мне просто интересно, как это могло бы решить мою проблему с Нупедией – можно ли создавать статьи в виде вики-страниц».

Поэтому после того, как мы проговорили об этом час или около того, я был довольно сильно взволнован. Разумеется, я был настроен скептически, так как поначалу это не звучало правдоподобно, однако Бен смог ответить на множество моих возражений. Лучше всего в этом было то, что программное обеспечение было легко устанавливать. Поэтому мы с Беном затем, собственно, вернулись ко мне в квартиру, чтобы я смог написать электронное письмо Джимми Уэйлсу и объяснить, в чём состоит идея, а также попросить его установить программное обеспечение. Он согласился, и в течение двух дней программное обеспечение для вики было установлено.

Какова была реакция на Нупедии?
Прежде, чем стать Википедией, это была Вики Нупедия. Создав первые вступительные страницы, домашние страницы и тому подобное (что заняло у меня где-то неделю), я стал понемногу приглашать людей заходить туда и делать свой вклад. Когда об этом узнала рассылка консультативного совета Нупедии, там подумали, что идея была попросту совершенно смехотворна. Они не хотели иметь дело ни с чем под названием «вики».

Джимми Уэйлс как бы сразу начал соглашаться, почти кивая головой с глубокой озабоченностью в ответ на то, что говорили эти люди, и стало очевидно, что нам придётся перевести её на другой домен, с другим именем. Поскольку это был мой маленький отдельный проект, над которым я работал, я помню, как сидел в Word и просто составлял длинный список названий. Я полностью уверен, что одним из первых придумал название «Википедия». Думаю, были несколько других вариантов, которые звучали разумно, однако они не шли ни в какое сравнение с «Википедией», хотя звучало это довольно уродливо на тот момент.

Уродливо?
Ага. Это казалось странным почти всем, кто о слышал название. Типа: «Вики-чего?»

Ну хватит о названиях. Были ли у вас сомнения по поводу вики-технологии?
Мои сомнения были из тех, которые возникают по поводу вики у любого, когда он слышит о них впервые. «Как это могло бы работать?» «Что не будет давать вандалам всё менять?» А ответ на это весьма прост: просто откатывайте изменения. Но что касается культуры вики, меня это на самом деле никогда особенно не интересовало.

Я всегда считал, что вики – всего лишь инструмент. Среди прочего, мы совершили следующее, то, за что люди, возможно, не особенно нам признательны: мы изменили способ использования вики. В старом стиле вики не было чёткого разделения двух различных видов страниц: тех, которые похожи на статьи, и тех, которые похожи на дискуссии. Именно поэтому мы и ввели условие всегда перемещать все дискуссии на подстраницу обсуждения, которая намного позже стала вкладкой, и так далее. Википедия стала первой вики, управляемой так, как управляется Википедия.

Когда Википедия начала расти, были кое-какие проблемы с троллями. Как вы на это отреагировали?
Было тяжеловато. Думаю, моя жена извелась из-за этого сильнее, чем я. Просто её сильно беспокоила мысль о том, что есть люди, которые издеваются надо мной в Интернете. В то время я просто хотел в некотором роде создать атмосферу товарищества, открытую и гостеприимную для множества разных людей, что дало бы им возможность приступить к работе по созданию множества энциклопедических статей. Однако появились эти «персонажи», а они сильно концентрировались на самой вики, на переходах на личности, а также разжигании множества ненужной полемики.

Был один парень по имени 24, я подозреваю, что он был сумасшедшим в буквальном смысле слова. Он написал кое-что по-настоящему безумное. И был ещё другой, по имени LIR. Этот человек был... слово «грубый» здесь не подходит, а проблема состояла не в том, что они лезли на рожон. Дело было в том, что они делали это без нужды, без каких-либо благих целей, а только чтобы раскачать лодку. Поскольку [Википедия] была совершенно открыта, и принимать участие мог кто угодно, были люди, которые проводили очень много времени за тратой времени всех остальных. Сомневаюсь, что многие из этих людей просто «плохие», они, возможно, просто грубые, сбиты с толку... в некоторых случаях – «психически неуравновешенные».

«Всё, как будто, захватили люди, которых я назвал бы троллями. Сумасшедшим домом начали управлять пациенты», –Ларри Сэнгер

Какова, на ваш взгляд, самая большая проблема Википедии сегодня?

Я считаю, что Википедия так и не решила проблему самоорганизации, которая не привела бы к господству толпы. С другой стороны, это вовсе не толпа. Она высокоорганизована и структурирована, и есть множество правил, так что она кажется полной противоположностью этому, верно? Однако, с другой стороны, организация сообщества не кодифицируется и не определяется каким-либо системным образом. Поэтому, возможно, есть ряд людей, которые применяют правила избирательно в соответствии с позициями, которые другие люди занимают по самым важным для них вопросам. А это несправедливо по определению, верно?

И я думаю, что это продолжается в малых масштабах. Помню, что наблюдал очень многие линии поведения, которые люди сегодня связывают с так называемыми борцами за социальную справедливость, ещё в 2001 и 2002 годах у новичков.

Очень сложно объяснить, что, на мой взгляд, является самым большим недостатком Википедии, в особенности, если я хочу сделать это так, чтобы не навлечь на себя гнев множества людей. Я больше не хочу участвовать в нападках на Википедию. Но я действительно считаю, что у неё есть ключевая проблема социального характера. Всё как бы захватили люди, которых я назвал бы троллями. Сумасшедшим домом начали управлять пациенты.

Если бы вы могли начать заново, что бы вы сделали на Википедии иначе?
Я бы сделал, мог сделать и должен был сделать сразу же одно – создать процесс одобрения статей экспертами. Некую систему маркировки, нечто лёгкое, нечто в духе Web 2.0, что дало бы экспертам возможность благословлять определённые статьи как достоверные. Но ко времени прихода новичков (компании анархистов, как я называл их в то время) всё это стало крайне непопулярным.

Потому что не было никого, кто бы действительно руководил проектом, этого не делал даже Джимми Уэйлс – он просто как бы позволил сайту управлять самим собой после моего ухода, – необходим был способ предложения новых идей и голосования за них в рамках сообщества. А в настоящее время, как я полагаю, Википедия как бы застряла, и застряла уже давно. Она также медленно адаптируется, поскольку не имеет никакого одобренного сообществом механизма предложения и утверждения новых изменений. Так что для этого необходима была общая система. И я полагаю, что её можно было бы добавить, но её так и не добавили.

Что вы думаете о Википедии сегодня? Гордитесь ли вы ею?
Думаю, я умеренно горд. Я всегда в некотором роде чувствовал себя так, как будто нам просто повезло с нужной идеей в нужное время, и у нас вышла успешная в разумных пределах реализация идеи. Не знаю, в какой степени успех Википедии на самом деле является моей заслугой.

Правда? Почему же?
Ну, не знаю, но просто такова природа определённого рода открытий. То есть мне неясно, в какой степени Википедия была просто банальной удачей, и такое может сказать любой о своём изобретении.

Скажу, что в огромной степени успех Википедии был именно таким, на какой мы надеялись и о каком мы мечтали. А некоторые из принципиальных выборов, которые мы сделали, определённо были правильными. Думаю, политика нейтральности, к примеру, играет важнейшую роль. Важнейшую роль сыграли те изменения, которые мы внесли в работу вики. Так что мы определённо совершили ряд правильных поступков, которые можем поставить себе в заслугу. Но, я не уверен, что акцентировать внимание на заслугах – очень важно.

Следите за сообщениями Зака Шварца на Twitter.

Ещё VICE
Vice Channels