Всякое

Как Китай буквально сдвигает горы для строительства городов-призраков

Wade Shepard, author of "Ghost Cities of China," explains why the country is possibly the only place in the world where you can get away with destroying the natural landscape to build huge new cities.

от Хейден Вернон
12 августа 2015, 2:02pm

«Город Темза», новый городок, стилизованный под Великобританию, построенный в районе Сунцзян в Шанхае за 5 миллиардов юаней (790 миллионов долларов). Он построен не на мелиорированной земле, но является хорошим примером нового города, где на самом деле никто не живёт. Фотография предоставлена Хуай-Чун Сю на сайте Wikipedia.

Изначально данная статья была опубликована на VICE UK.

Старинная китайская пословица гласит: «Реки и горы могут измениться; человеческая натура – никогда». В случае с Китаем будет точнее сказать, что сама по себе человеческая натура активно изменяет реки и горы. Правительство Китая похоже на чрезмерно усердного игрока в «SimCity»в своём стремлении построить новые города, где проводит мелиорацию земель из большого количества грунта и воды.

Мелиорация земель не является чем-то новым; такие неоднородные города, как Мехико и Хельсинки частично построены на искусственно мелиорированных землях. Тем не менее, некоторые считают развитие Китая империалистической экспансией. Претензии, предъявляемые страной, на спорную территорию Южно-Китайского моря привели в бешенство Вьетнам, Малайзию и Филиппины, которые также претендуют на эту территорию, и они стали причиной призывов США прекратить все работы по мелиорации земель на этой территории.

Группа островов, которые Китай создаёт на спорной территории, и которые Гарри Гаррис – командир Тихоокеанского флота США – окрестил «Великой песчаной стеной», вызвала определённое напряжение, включая опасения, что Китай в прямом смысле меняет геополитический ландшафт. На прошлой неделе генеральный секретарь Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), состоящей из 10 государств-участников, сказал, что чиновники каждой из стран, входящих в состав Ассоциации, хотят, чтобы Китай остановил экспансию своих земель, но министр иностранных дел Китая утверждает, что они имеют полное право продолжать.

Ещё одним моментом во всей этой истории, является тот факт, что никто, кажется, не живёт ни в одном из домов, построенных на всех этих мелиорированных территориях. Во многих статьях задавался вопрос: так зачем же проводить мелиорацию всех этих земель и строить эти новые дома, если они так и останутся незаселёнными?

Недавно я встретился с Уэйдом Шепардом, автором недавно вышедшей книги «Китайские города-призраки», чтобы поговорить о китайской гонке за урбанизацией, его экспансии, правде, скрывающейся за ярлыками «городов-призраков», и о том, как всё это придаёт новый вид всему миру.

Мелиорация земель в ходе её выполнения на полуострове Биньчжоу (Фотография Vmenkov с сайта Wikipedia)

VICE: Привет, Уэйд. Насколько Китай заинтересован в море?

Уэйд Шепард: Китай без преувеличений растёт. В каждой из провинций, расширяющихся по всему побережью, проходят грандиозные программы мелиорации земель. На данный момент Китай ежегодно присоединяет к государству лишних 700 квадратных километров, а это больше, чем территория Сингапура. Государство в прямом смысле увеличивается.

Почему?

У Китая очень несбалансированная фискальная система. Муниципалитеты в затруднительном финансовом положении. По данным Всемирного банка, муниципалитеты в Китае должны отвечать за 80% расходов, тогда как они получают только 40% налоговых поступлений. Поэтому они восполняют эту разницу продажами земли, и они зарабатывают грандиозные деньги, выходя за пределы и осваивая земли, расположенные в сельских районах, переводя их в категорию городских угодий, и продавая их с целью получения прибыли. Сейчас, когда речь идёт о прибрежных городах, у многих из них больше нет земли, чтобы расширяться. Поэтому они расширяются в море. Когда смотришь на количество денег, полученное от мелиорации земли из моря, то это абсолютно феноменально — на этих местах строятся целые города.

Есть новый город Нанхуи [бывший город Линганг], в 60 километрах от центра Шанхая, на границе района Пудун, где вовсе отсутствует урбанизация. Сейчас у него есть свой собственный новый город, целиком построенный на земле, мелиорированной из моря. Там просто выставили барьер, собирают осадок и продолжают сдвигать барьер всё дальше и дальше до тех пор, пока не появится эта новая земля. Предполагается, что Нанхуи будет чем-то типа мини Гонконга; он создан для поддержания новых шанхайских зон свободной торговли. Этот город должен стать настоящим мегаполисом. На самом деле он ещё не превратился в него, но он покажет, что эти земли не только для мелиорации и сельского хозяйства; здесь на самом деле строятся целые города.

Получается, всё это в ближайшее время не прекратится?

Всё это начало выходить из-под контроля около пяти или шести лет назад, поэтому правительство вмешалось и попыталось урегулировать, сколько земли эти отдельные города или провинции могут на самом деле мелиорировать. Честно говоря, контролировать различные муниципалитеты — заставлять их следовать правилам — немного сложновато, особенно когда речь заходит о мелиорации земель, когда её стоимость намного меньше, чем прибыль от требования этой земли и её продажи разработчикам. Кажется, что ежегодно завершают мелиорацию около 700 километров или около того. И это не кажется слишком сложным промышленным манёвром.

Мелиорация земель в порту для приёма морских судов Янгшан, Шанхай, Китай. Фотография предоставлена YHBEST1 на сайте Wikipedia.

А как это сказывается на состоянии окружающей среды?

Так как строительство продолжается, с этим вопросом не всё хорошо. С точки зрения окружающей среды, Китай расположен на берегу, его приливно-отливные зоны побережья уничтожены — их нет. Когда вы строите около моря, вы уничтожаете всё, что там есть, и это создаёт целую кучу экологических проблем. У таких приливно-отливных зон есть весьма реальная функция. Возьмём Нанхуи: там нет хороших пляжей, потому что потребовался 30-футовый волнорез для защиты от повышающихся уровней моря, для чего обычно создаются мангровые заросли и прибрежные марши.

А что насчёт экспансии Китая в Южно-Китайское море?

Частично это экспансия функциональная, коммерческая, а также военная, чтобы иметь аванпост. Это зона, которую приспосабливают для военных целей. Она становится одним из эпицентров всемирного распределения полномочий, с Китаем с одной стороны и США с другой. Несколько разных стран заявляли, что этот район принадлежит им, но Китай умело сыграл лазейкой в нормах. В международных нормах говорится, что нельзя претендовать на покрытую водой территорию, поэтому Китай начал строить на мелководье, чтобы сделать территорию выше уровня воды, и чтобы потом он официально мог претендовать на неё... Это очень «китайское» решение проблемы. Некоторые из этих районов очень близки к Филиппинам, но насколько я знаю, Филиппины никогда всерьёз не задумывались о заявлении своих прав на эти земли, пока их не захотел Китай.


ЧИТАЙТЕ В НОВОСТЯХ VICE: Китай построил новую базу на коралловом рифе

В некоторых местах даже сдвинули горы для мелиорации земель, не так ли?

Ну, вы же не построите город из гор, поэтому вы не расширяетесь и не получаете доход от продажи земли [или же расширяетесь и получаете]. Либо вы не играете в игры урбанизации, либо вы делаете что-то другое. У Мао есть стих «Человек, сдвинувший гору» о человеке, которому не нравилось обходить гору, чтобы добраться до города, поэтому он её сдвинул. Такая же ментальность. «Мы не можем строиться здесь из-за гор? Тогда надо от них избавиться».

[Город] Ланьчжоу в провинции Ганьсу является самым крупным примером в мировой истории передвижения гор во имя урбанизации. Попытки сделать это длились довольно долго; они начались в 1997 году. Ланьчжоу расположен в долине, он окружён горами и там действительно ужасный воздух. Одна из гор, которую хотели сместить для усиления притока воздуха к городу – Дакиньшан. Половину горы убрали, но это не особо повлияло на качество воздуха и не предоставило больше земли для развития.

Это был абсолютный провал, но попытки не прекратились. Они снова попытались разбить 41 квадратный километр гор, но это тоже не сработало. Однако в 2012 году они решили, что будут строить новый город, и сейчас они в процессе устранения 700 гор для постройки этого города. Большинство из этих гор скорее холмы (этот регион похож на пустыню), но они застроили хорошую их часть.

Как ты считаешь, стремительный прогресс – это, прежде всего, китайский феномен?

Я думаю, что структура правительства ведёт к тому, что они могут осуществлять грандиозные проекты и очень быстро изменять направление. Сделать то, что, по сути, делает Китай, фактически невозможно в стране с более демократической системой, как, например, в Великобритании или США. Во многих случаях, даже очень прогрессивные и дальновидные политические администрации на западе не могут сдвинуть свои крупномасштабные разработки с мёртвой точки, поскольку существует слишком много различных мнений, слишком много разных сторон, слишком много политических противостояний.

Я имею в виду, что даже стройка чего-то относительно небольшого и простого в США, как сетей легковесных железнодорожных перевозок – это изнурительный политический хаос, который обычно затягивается на долгие годы размышлений, и многие объекты так никогда и не строятся. ‎Между тем, Китай полностью модернизировал почти все свои крупные города, украсил их передовыми и современными системами общественного транспорта, подземками, обеспечил всю страну самой протяжённой высокоскоростной железнодорожной сетью, которая когда-либо существовала в мире, а также построил сотни абсолютно новых городов и всё это за чуть более 15 лет. Существует причина, по которой толпы западных архитекторов и инженеров с большими мечтами стекаются в Китай: всё потому, что это страна, у которой правительство может осуществить большие проекты — само собой к худу ли или к добру ли.

Поэтому да, я считаю, что масштаб, объём и воплощение всего китайского урбанистического движения являются абсолютно китайским феноменом. В мире нет другой страны с такими возможностями, финансированием, политическим влиянием и желанием полностью перестроить всю свою страну с нуля.

Давай поговорим о «городах-призраках». Какие они по своей сущности?

В обычном понимании город-призрак – это умерший город, город, который полностью обанкротился. Большинство населения выехало. В Китае нечто противоположное городам-призракам — у них есть города, которые только начинают оживать. Но когда ты смотришь по сторонам, города выглядят похожими — многие из них испытывают недостаток экономической активности, недостаток общественной инфраструктуры и, на протяжении долгого времени, нехватку населения. Эти города и прозвали городами-призраками.

ЧИТАЙТЕ: На Кипре есть город-призрак, который был заложником на протяжении 40 лет

Так, по существу, они развиваются крайне медленно, что привело к тому, что на них поставили клеймо городов-призраков ещё до того, как они полностью завершены?

Да. Это похоже на охоту за сенсационной историей — и действительно, есть несколько более поразительных историй, чем те, где страна строит сотни новых городов с нуля, принудительно переселяя сотни миллионов людей. Происходящее на самом деле – это хорошая история; к сожалению, она стала немного запутанной с самого начала. Первая история о городах-призраках появилась в 2009 году под авторством Аль-Джазиры. Мелисса Чан была в Кангбаши, делая доклад по другой теме, и она наткнулась на новый город Кангаши и практически не обнаружила там людей. Проблема с этой историей в том, что строительство этого города началось всего за пять лет до этого. Очевидно, строительство нового города занимает много времени.

Что сбивает с толку многих западных аналитиков, это как Китай умудряется строить то, что должно стать настоящим городом, очень, очень быстро. Представители органов власти сменяют друг друга в офисах каждые пять лет или около того, поэтому, если они действительно хотят что-нибудь сделать, они обязаны действовать быстро. Поэтому они могут построить города невероятно быстро, но эти города довольно часто находятся в не совсем пригодных для жилья местах; они в значительной степени являются наброском, выпущенным, чтобы показать людям (потенциальным инвесторам), что они настроены серьёзно в отношении этого проекта.

Но это только один этап периода существования таких новых городов. Если бы вы поехали и увидели эти города, вы бы сказали: «Боже мой, тут никого нет — это же город-призрак». Но когда вы смотрите на план, вы видите, что они рассчитаны на большие временные рамки. В целом, эти новые города построены по планам, рассчитанным на 20-23 года. Это новое движение по строительству новых городов в Китае началось в 2003 году, поэтому ещё нет ни единого нового города, который бы прошёл дату своего предполагаемого завершения.

Получается, они могут казаться городами-призраками, но на самом деле они постоянно меняются?

В центре развития находится грандиозный проект строительства. Итак, это не значит, что на пути нет проблем — существуют проблемы с финансированием, а также политические и социальные проблемы, — но это значит, что эти города не являются чем-то, что можно сфотографировать сейчас, и ожидать, что ничего не изменится спустя пять или десять лет. Вы можете прямо сейчас пойти и взглянуть на множество городов, которые некогда называли городами-призраками, а в данный момент они ими однозначно не являются.

Так неправильная подача этих городов в СМИ пошла от непонимания обстановки с этими новыми городами?

Не хочу, чтобы вы подумали, что я критикую работу других журналистов. Я считаю, что проблема в том, что мы приехали в этот город-призрак, о котором говорится в очень немногих отчётах, полученных от первоисточника. И из этих очень немногих источников мы получили весь рассказ. И как только это случилось, он превратился в само сбывающийся рассказ.

Кажется, существует парадокс между элементом регенерации элитных домов и коммунизмом.
Это весьма интересно. Если вы посмотрите на генеральный социалистический план Китая, этот его этап обоснован: «Мы достигнем немного более вольного рынка, станем немного капиталистичней, в качестве метода, чтобы сделать всех богатыми, и как только все станут богатыми или довольно состоятельными, у нас сможет быть та самая социалистическая утопия». Таким образом, они создали этот важный этап, который выглядит, как полная противоположность, в своей более широкой идеальной основе. Легко назвать всё это бредом, которым, вы знаете, оно на самом деле и является, не так ли?

Но если вы присмотритесь, у Китая население среднего класса больше, чем всё население США. Только с 1940-х и 50-х годов миллионы людей умирали от голода, поэтому страна, поднявшаяся до того места, где она находится сейчас, как и в плане общего уровня жизни обычного человека, является абсолютно феноменальной. Поэтому если этот социалистический генеральный план и должен был осуществиться, это определённо выглядело бы подобно тому, что мы сейчас видим. Но вы же знаете, что в конечном итоге это всё бред.

Подписывайтесь на Хейден в Twitter.

Tagged:
Vice Blog
город
Китай
мелиорация
города-призраки
КНР
развитие экономики