Реклама
Vice о политике

Попытки обойти последний запрет на въезд от Трампа похожи на кошмарный сон

«Потерять такого близкого человека, как брат, невообразимо трудно, но разлука с семьёй усугубляет это в сто раз».

от Мередит Хоффман
19 марта 2018, 8:07pm

Изображение слева: Дональд Трамп  (фото: Вин Макнейми/ Getty Images ). Изображение справа: мусульманки протестуют в Вашингтоне против третьего запрета на въезд. (Фото: Дрю Энгерер /Getty Images)

Когда у Омида в январе погиб от несчастного случая на работе младший брат, Омид, аспирант Иллинойсского университета, знал, что ему нужно встретиться с родителями. Но поскольку они жили в Иране (одной из стран, попавших в списки запрета на въезд в США президента Дональда Трампа), они могли въехать на территорию США, лишь получив специальное разрешение. Правительство указало, что будет предоставлять разрешения некоторым категориям лиц, к примеру, владельцам грин-карт, но у родителей Омида такого статуса в США не было.



И всё же Омид был уверен, что они смогут приехать к нему, получив специальный документ о безвизовом въезде для заявителей, столкнувшихся с необоснованными трудностями, или для лиц, чьё присутствие может послужить национальным интересам. Его мать, как-никак, госпитализировали из-за обострённых горем проблем с сердцем, а Омид (чью работу над созданием датчиков качества воздуха финансировало федеральное правительство) нуждался в поддержке родителей.

Однако в прошлом месяце родители Омида получили краткое электронное письмо от Государственного департамента, сообщавшее о том, что они не имеют права на безвизовый въезд, как сообщает продемонстрированная VICE переписка.

«Если бы это право безвизового въезда существовало на самом деле, то, как мне кажется, они были бы идеальными кандидатами на его получение», – сказал мне, рыдая, 31-летний Омид, попросивший не публиковать его фамилию, дабы защитить его родных от возможной мести правительства США.

Родители Омида стали одними из тысяч людей из восьми стран (шесть из которых – с мусульманским большинством) в списке запрета на въезд Трампа, обращавшихся за визами на въезд в США с декабря, когда вступила в силу последняя редакция данной нормы. Однако недавно обнародованные данные указали на то, что Государственный департамент разрешил безвизовый въезд лишь очень небольшой части этих заявителей, часто не указывая конкретной причины отказа. Теперь как мусульманское сообщество, так и госслужащие всё чаще сомневаются в реальности программы безвизового въезда: может, это просто способ защитить беспрецедентную норму, введённую администрацией Трампа, от обжалования в суде?

Белый дом включил вариант с безвизовым въездом в свою третью (и действующую сейчас) редакцию запрета на въезд после того, как предыдущие редакции данной нормы заблокировали в суде. Верховный суд разрешил временное вступление в силу данной меры в конце прошлого года, хотя и ожидалось, что в грядущие месяцы он вынесет полноценное решение о конституционности этой нормы.

Из 8400 человек, подавших заявки на визы после вступления в силу нового запрета, безвизовый въезд на один месяц разрешили лишь двоим, как показали данные, переданные сенаторам США Госдепартаментом (первым о них сообщил Reuters). Такая строгость вызвала возмущение законодателей, пристально изучавших программу.

«Администрация Трампа утверждает, что системой безвизового въезда могут пользоваться люди, не представляющие угрозы для нашей страны: бабушка, едущая на свадьбу, к примеру, могла бы получить визу, – написал в заявлении по электронной почте Крис Ван Холлен, сенатор-демократ от Мэриленда. – Но эти факты показывают, что данная система является фарсом, призванным скрыть истинную цель президента Трампа».

Ван Холлен, один из тех, кто получил данные Госдепартамента, завил, что высокая частота отказов в безвизовом въезде показывает: последний запрет на въезд, как и его предшественники, стал «фактическим запретом на въезд для мусульман, нарушающим нашу Конституцию и наше законодательство об иммиграции».

Со времён данных, переданных Ван Холлену, документы о безвизовом въезде были выданы около 250 раз, как сообщил мне на прошлой неделе представитель Государственного департамента США. Однако так и осталось неясным, соблюдал ли данный орган законодательство в процессе реализации программы безвизового въезда, как утверждает Муззафар Чисти, директор офиса Института миграционной политики в Нью-Йоркском университете. Отчасти это связано с тем, что администрация согласно законодательству об иммиграции может не разглашать информацию о том, кому разрешают безвизовый въезд, а кому в нём отказывают.

«Людям придётся приводить факты о случаях, в которых кандидаты, которым отказали, имели веские основания для безвизового въезда, и интересоваться, не является ли это нарушением законодательных требований со стороны Госдепа, – объяснил в интервью Кристи. – Затем нужно будет узнать, отказывают ли в безвизовом въезде по некоей подозрительной причине – например, из-за вероисповедания. Мы просто честно ещё не знаем достаточно об этих людях».

В ответ на просьбу дать комментарий представитель Госдепартамента США настоял на том, что в первый месяц документы выдали лишь двоим, потому что «невозможно сразу определить, распространяется ли Декларация на заявителя, а если да, то имеет ли он право на разрешение или безвизовый въезд».

Также представитель сказал, что «каждый случай тщательно проверяет» сотрудник консульства и что заявитель может претендовать на безвизовый въезд, лишь «показав в удовлетворительной для сотрудника форме, что: отказ во въезде в период приостановления приведёт к необоснованным трудностям; его въезд не будет представлять угрозы для национальной или общественной безопасности США; а также что его въезд соответствовал бы национальным интересам».

Однако юристы по вопросам иммиграции, работающие с претендентами на визы, говорили, что у них уже получило отказ множество клиентов, которые должны были иметь право на безвизовый въезд.

«Администрация не следует собственным правилам», – заявила Шамнам Лофти, юрист по вопросам иммиграции из Мэдисона (Висконсин), уроженка Ирана, работающая с претендентами на визы по всему миру.

Лофти сказала, что у неё бывали клиенты, у которых был свой бизнес в США и которым, тем не менее, отказали во въезде в страну. Также она утверждала, что на её памяти отказы получали клиенты с больными или умирающими родственниками. В визах отказали столь многим её клиентам, сказала Лофти, что она вообще перестала рекомендовать им подавать заявления, учитывая то, сколько на это уходит времени и денег. Подача заявления на визу стоит не менее 160 долларов (в зависимости от стоимости визы); кроме того, заявители обязаны оплачивать медицинское обследование и проезд в ближайшее посольство или консульство США, а иранцам в этом случае нужно выезжать из страны.

«Я не могу давать людям надежду и забирать у них время, силы и ресурсы, зная, что в конце концов правительство не выдаст им визу», – призналась мне Лофти, отметив, что её фирма вместе с некоторыми другими на прошлой неделе подала коллективный иск по этому вопросу против Госдепа и других государственных органов и должностных лиц. (В своём заявлении представитель Госдепартамента сказал: «Наша политика исключает комментарии на тему текущих судебных разбирательств».)

То, что правительство отказывает в безвизовом въезде, почти ничего или, по-видимому, вообще ничего не объясняя, внушает ещё большую тревогу в связи с малым количеством предоставленных документов о безвизовом въезде, утверждает Шаян Модаррес, юрисконсульт Национального совета американцев иранского происхождения.

«У нас нет сведений о том, кому предоставили право на безвизовый въезд, – сказал Модаррес. – Его дают людям, которым оно вообще не нужно? В работе этой нормы до сих пор нет прозрачности».

Нет даже специального бланка для заявления о безвизовом въезде, отметил Модаррес и добавил, что заявитель должен знать, как писать письмо с прошением о рассмотрении своей кандидатуры на освобождение и что добавить, чтобы доводы могли оказаться вескими.

В итоге некоторые люди, которые могли бы претендовать на безвизовый въезд, даже не подали заявлений. Мания Агдаси, гражданка США, чей отец-иранец безуспешно подавал заявление на визу после смерти сына и жены в Иране, рассказала мне, что ни она, ни её отец так и не узнали о возможности безвизового въезда.

«Он потерял надежду после нескольких попыток сюда приехать», – сказала Агдаши, терапевт-дефектолог, прожившая в США последние 20 лет. Её отец недавно умер; это событие она как минимум отчасти объясняет его огорчением из-за невозможности к ней приехать.

«После приезда в США я думала, что американцы – самые добрые и человечные люди в мире, – сказала она. – Но теперь, когда мне нужна помощь моего правительства, они не сделали ничего».

Представитель Госдепа сказал, что не может предоставлять информацию ни о том, кому разрешили безвизовый въезд, ни о том, из каких стран эти люди, из-за ограничений конфиденциальности согласно Закону об иммиграции и гражданстве. Но Стивен Легомски, бывший главный советник Службы гражданства и иммиграции США (USCIS) при президенте Бараке Обаме, сказал, что неудивительно, что при таких условиях право на безвизовый въезд получило так мало людей.

«Сам по себе порог трудностей установлен настолько высоко, что преодолеть его могут лишь очень немногие заявители, – объяснил мне Легомски. – А если им и удаётся доказать наличие необоснованных трудностей, в безвизовом въезде им всё равно откажут из-за того, что он не послужит «национальным интересам», если заявитель не сможет заодно доказать, что с трудностями также столкнётся физическое или юридическое лицо из США».

Легомски добавил, что должностные лица Госдепа, решающие, имеет ли право каждый человек в отдельности на безвизовый въезд, также, вероятно, «уловили недвусмысленный посыл: администрация решительно настроена против въезда граждан этих стран», что повлияло на их решения в каждом случае.

А между тем безликая бюрократия, оставляющая призрачную ложную надежду, разрушает жизни Агдаши, Омида и многих других людей, отчаявшихся воссоединиться со своими семьями.

Как сказал мне Омид: «Потерять такого близкого человека, как брат, невообразимо трудно, но разлука с семьёй усугубляет это в сто раз».

Следите за сообщениями Мередит Хоффман на Twitter.

Эта статья впервые была опубликована на VICE US.

Tagged:
VICE US
immigration
Trump
iran
Muslim ban
иммиграция
иммиграция в США
запрет на въезд в страну