FYI.

This story is over 5 years old.

Всякое

В какой момент нежелание «нагнуться и батрачить» стало неприемлемым в обществе?

Тридцатилетие становиться переломным периодом в жизни многих женщин: возможности на работе сокращаются, неуверенность в себе растёт, нас опережают мужчины. Но признать, что ты несчастна на работе, является абсолютно неприемлемым в обществе.
23.3.15

Шерил Сэндберг. Скриншот отсюда.

Понятие «иметь всё» всегда было для меня чем-то, что меня совершенно не касается. Не потому что у меня всё это есть (всё - в данном случае означает карьеру, для которой тебе нужна красивая одежда, отношения с человеком, который тебе действительно нравится, и парочку детишек, похожих на ангелов), а потому что мне ещё слишком мало лет, чтобы об этом думать. Я слишком молода, чтобы говорить на эту тему или сталкиваться с этой дилеммой. Я слишком молода, чтобы покупать журнал Red.

Но, есть кое-что, о чём я бы хотела вам рассказать.

Реклама

В 29 лет у меня впереди будет ещё 40 лет трудовой жизни, но у меня есть только два года, когда я могу принять решение, является ли моя карьера тем, чем я хочу заполнить эти десятилетия. Это если не брать во внимание желание или нежелание иметь детей. Драматично? Может быть. Возможно, у меня есть годы, чтобы добиться этого. Когда твой возраст приближается к 30, а ты всё ещё закупаешь продукты на обед в уцененном отделе Tesco, нельзя отрицать, что это подходящий возраст, чтобы сделать критическую оценку, сформулировать вопрос: «Сейчас наступило время купить мешалку для салата?» или «Я двигаюсь или буксую в том направлении, где я хочу быть?»

В недавнем интервью The Sunday Times, Хелен Фразер, руководитель Траста дневных школ для девочек, называет 30-летний рубеж, как начало «двух потерянных десятилетий» для работающих женщин, когда карьерные возможности сужаются и мужчины опережают женщин на пути к месту в совете директоров. И нет, они спасать тебя и помогать тебе не будут. Даже, если хорошо попросить.

Фразер считает причиной мнимых затруднений на рабочем месте у женщин их недостаточный уровень уверенности в себе (тоже самое написано в исследовании Оксфордского университета). «Как много женщин после двадцати замечают, что их уверенность постепенно снижается», говорит Фразер. «Молодая женщина 25 лет с двухлетним опытом работы может начать думать «Возможно, меня не считают хорошей», потому что никто не сказал ей, что она хорошая, в то время, как молодой парень за соседним столом, скорее всего, думает «Я хороший», потому что никто ему не сказал, что он таковым не является».

Реклама

Эту аргументацию поддерживает и Оуэн Радахан, карьерный консультант, клиентами которого, в основном, являются женщины влиятельных городских профессий. «Женщины, которым немного за двадцать, задают вопрос куда они хотят идти и в чём добиться успеха», говорит мне он. «Когда они делают карьеру на протяжении семи или восьми лет и приближаются к тридцати годам, происходит переоценка того, что они хотят от жизни».

«Клиентки приходят ко мне из-за проблем с уверенностью в себе, но это во многом зависит от сложностей и препятствий, которые их окружают», продолжил он. «От мужчин ожидают, что они будут продвигаться вверх по лестнице дальше, чем женщины, так что женщинам приходится бороться сильнее и иногда их отношение может быть таким: «Я начинаю немного от этого уставать, зачем мне всё это? Почему я должна работать в два раза усерднее, чем мои коллеги-мужчины?»

Однако, в то время, как нам может не хватать уверенности в том, чтобы преуспеть в работе или соревноваться со своими оппонентами мужского пола, испытываем ли мы такую же нехватку уверенности, чтобы признать, что, возможно, это совсем не та работа?

Легко ли сказать себе, что карьера, которой вы отдали свои лучшие годы, просыпаясь каждое утро в 6.30, из-за которой плакали в туалете, жертвовали вечерними встречами с друзьями или каким-либо внеклассным хобби, возможно, совсем не то, чем вы хотите заниматься?

Уходить с работы, не найдя другую, – пугающая перспектива, особенно в нынешнем экономическом климате. Потому что, несмотря на то, что уровень безработицы снижается, это происходит медленнее, чем в 2013 году, скорее всего, потому что люди не спешат с наймом. Ещё больше пугает перспектива покинуть работу, что не только означает, что вы прекратили заниматься продажей ароматических свечей на eBay, чтобы оплачивать аренду жилья в 30 лет, но и то, что вы только что отвернулись от того, с чем себя ассоциировали уже много лет.

Реклама

«Я слетела с катушек, рано, в 27, и в конце-концов ушла с работы», рассказала мне Эмма, успешный журналист. «И хотя я была крайне несчастной, все, кроме моего мужа, говорили мне, что бросать работу не стоит. Они не могли понять почему я хочу бросить работу в национальной газете по одной-единственной причине, что мне это не в радость».

Любопытно действует убеждение «эта работа-важнее-твоего-счастья-и-тебе-повезло-иметь-престижную-работу-на-первом-месте». Вы думаете, что ваши самые близкие и дорогие люди ставят ваше психическое благополучие выше статуса работы. Несколько женщин, с которыми я поговорила, сказали, что когда они, наконец-то решались бросить свою работу, которая делала их несчастными, окружающие к этому относились с неодобрением. Многие не говорили это открыто.

«Люди, обычно, спрашивают о моей работе», говорит Эмма. «Когда я ушла на фриланс, люди перестали спрашивать. Я перестала быть интересной. Я полностью отождествлялась со своей работой, по крайней мере, в глазах других людей».

О!

Получается, что даже, если мы считаем, что должны отходить от часто повторяемого «социально-этического давления» на женщин, мы всё равно об этом беспокоимся. Просто фокус внимания должен сместиться. Большинство мужчин менее заинтересованы в женщинах, не желающих иметь детей (что не говорит о том, что они до сих пор не страдают от гонений), и больше в тех, кто предпочитает мощёному золотом карьерному пути более простую работу.

Реклама

«После университета на меня оказывали давление, чтобы я делала что-то в карьерном плане, хотя, на самом деле, я хотела быть счастливой, болтаясь без дела, и работать в HMV всю жизнь», говорит Люси, 30 лет. «Но если ты не достигла успеха во всех отношениях, это рассматривается, как разочарование или неудача. Если ты не Лорейн Кенди, значит, ты ничего не добилась».

Мало кто считает, что попытка сделать карьеру (и зарабатывать) – это лёгкий путь. И теперь, выбор отказаться от карьеры стал новым общественным табу.

Легко ли сказать себе, что карьера, которой вы отдали свои лучшие годы, просыпаясь каждое утро в 6.30, из-за которой плакали в туалете, жертвовали вечерними встречами с друзьями или каким-либо внеклассным хобби, возможно, совсем не то, чем вы хотите заниматься?

Редко вопросы вызывают такую неловкость так быстро, как банальное «Так чем ты занимаешься?», если у вас нет впечатляющего ответа. Бар – это хорошо, если вы днём в студии со своей группой. Кафе – это прекрасно, ведь вы пишете роман по вечерам. Но работа в отельном сервисе, розничной торговле или здравоохранении, потому что вы этого хотите? Потому что вы можете уйти вовремя, чтобы встретиться с друзьями больше, чем на час? Потому что вы не подвергаете себя риску заработать от стресса язву к 30? Не будьте идиотом.

В этом мире пост-американской мечты, где всех нас вдохновляли «идти за своей мечтой», какими бы они были нелепыми или недостижимыми, легче, чем где-либо, почувствовать неудачу. Особенно женщине. Мы не только должны делать себе имя в «престижной» профессии (в идеале, такую, которая сделает нас узнаваемыми в пределах четырёх стен офиса), но мы также должны её любить. И когда у нас есть Шерил Сэндберг, которая говорит от имени всех женщин, подбивая нас нагнуться и пахать все сутки напролёт, становится всё труднее просто сказать: «Знаете, я не думаю, что всего этого хочу».

Реклама

«В эру социальных медиа сложным стало отказаться от сравнения себя с другими. Вместо того, чтобы жить так, как ожидают от вас остальные, жить так как хотите именно вы», говорит Радахан. С этим согласны многие журналистки такого же возраста. Когда вы видите своих коллег, анонсирующих в Twitter свои большие, впечатляющие интервью или подписи под заголовками воскресных тиражей, тяжело смотреть на свой список заголовков и не думать: «Господи, я должна пахать усерднее».

Но, может быть, для кого-то принятие того, что он достиг предела своих возможностей, вполне подходит. Есть женщины в этом «горячем» возрастном диапазоне, которые преуспевают в этих повседневных усилиях на пути к состоявшейся карьере, к достижению внутреннего равновесия, которое говорит: «Да, я в некоторой степени добилась успеха» – и это прекрасно. Но все женщины разные. И Радахан советует тем, кто испытывает затруднения: «посмотрите на свои возможности честно и скажите себе: «это мой предел». Часто помогает. «Я глубоко убеждён, что мы должны быть счастливы на своей работе, мы не должны испытывать постоянного стресса», говорит он.

Жизнь не останавливается внезапно, когда вы решаете оставить работу или изменить направление и немного позаниматься чем-то абсолютно другим. Вы не становитесь за одну ночь другим, менее значимым человеком.

Люди приезжают в города, вроде Лондона или Нью-Йорка с планами построить карьеру, которую им обещали в университете и где им говорили, что с дипломом по английской литературе можно зарабатывать до $45,000. Только потом, когда чувство новизны от стояния в очереди (никто не отменял платные входные билеты), чтобы попасть в общество «особых людей», которое называется баром (но на самом деле, больше похожее на берлогу), проходит; и вы больше физически не можете выдержать рабочий день после одного часа сна и съеденного McFlurry, тогда вы понимаете, что все, кого вы «оставили позади» в родном городе, возможно поступили правильно.

«Мои друзья [из родного города] живут проще и счастливее, чем знакомые из Лондона», – говорит Эмма. «Большинство моих знакомых, живущих в столице, находятся в кризисе, а мои домашние друзья, когда мы вместе выбираемся куда-нибудь, говорят о чём угодно, только не о работе». Многие мои знакомые женщины просто не могут и не умеют не говорить о работе. И в этом проявляется высокомерие по отношению к тем, кто решил не переезжать в Лондон и не пытаться заработать высокий статус в мире медиа. Предположим, что их ориентиры и темы разговоров могут быть не столь разнообразными, как наши. Ведь что может быть более полезным для души, чем работа в медиа? «Я признаю, что, возможно, смотрела на них свысока несколько лет назад», признаётся Эмма. Но теперь я завидую их свободе».

Реклама

Ах, свобода. «Их не судят по тому, насколько они преуспевают, и они живут, действительно, полной жизнью».

29-летняя Сара согласна. «Иногда я считаю, что если бы у меня всё ещё были мои друзья и моё здоровье, я была бы гораздо более счастливой, работая флористом, а не редактором», говорит она. И это, наверняка, причина тому, почему она просто ушла с работы в сфере моды и купила билет в кругосветное путешествие за деньги, предназначенные для ипотеки. «Когда я думаю о возвращении домой и отсутствии работы, мне становиться страшно», говорит она. «Но кто знает, что случится дальше?»

Она права. Жизнь не останавливается внезапно, когда вы решаете оставить работу или изменить направление и немного позаниматься чем-то абсолютно другим. Вы не становитесь за одну ночь другим, менее значимым человеком. Признание того, что желаемая должность, ради которой вы потратили годы с кредитом на обучение, комиссиями за превышение лимитов и вкалывали на мелких должностях с копеечной оплатой, не делает вас счастливыми, совсем не означает, что вы сдаётесь. Если у вас есть навыки, вы можете к ним вернуться.

Жизнь – это один длинный, плавающий договор неопределённости. И если, как женщины, мы не имеем достаточно уверенности, чтобы прислушаться к себе, когда мы несчастны, то это и есть самая большая неудача и провал.

Следите за сообщениями Оливии на Twitter.