FYI.

This story is over 5 years old.

Film

Что происходит, когда международная горнодобывающая компания приезжает в город?

После того как Марк посетил Торонто с премьерой MARMATO, прошедшей тремя показами в переполненном зале Bloor Hot Docs Cinema, мы решили связаться с ним, чтобы обсудить долгоиграющие последствия иностранных инвестиций в экономически отчаянных...
27.10.14

Пять лет назад Марк Грико был 24-летним независимым фотографом, путешествующим по Латинской Америке. Как и многие, Марк был поражён сильным социальным расслоением: огромные районы-гетто стоят через дорогу от гигантских особняков с заборами и охранниками; этот дисбаланс оказался для Марка стимулом действовать. Он отказался от своих амбиций в карьере фотографа, и стал строить планы о съёмке фильма, посвященного проблемам неравенства, истории континента и его будущему.

Он поселился в городке Мармато с населением 10,000 человек, стоящем на богатых золотом землях. Город оказался интересной аномалией – на одном из крупнейших неосвоенных месторождений золота в мире (с запасами оценёнными в $20 млрд.) не работало ни одной иностранной горнодобывающей компании. Заинтригованный традиционным способом добычи, применяемом в городке, Марк стал документировать жизнь местной общины. Случайно или нет, вскоре после его приезда в городок, туда пришли представители первой международной горнодобывающей компании и начали скупать местную землю, предоставив Марку отличную возможность задокументировать начинающиеся конфликтные ситуации.

Реклама

Снятый фильм под названием MARMATO, рассказывает захватывающую историю о растущем влиянии и контроле иностранных инвесторов над колумбийским городом, показанную глазами местных шахтёров, владельцев шахт и иностранных руководителей, приехавших в город чтобы сгладить переходный период жизни города. В фильме запечатлено много драматических событий, в том числе связанные с остановкой  правительством продажи местным компаниям динамита, необходимого для осуществления добычи с целью замедления их работы, чтобы помочь иностранным компаниям быстрее взять добычу под свой контроль. Это привело к затяжному противостоянию с местными шахтёрами, незаконно спускавшимися в шахты и использующими самодельную взрывчатку в шахтах, что, в конце концов, привело к напряженности в отношениях с правительством, которое даже отправило в город военных, чтобы добиться своего.

После того как Марк посетил Торонто с премьерой MARMATO, прошедшей тремя показами в переполненном зале Bloor Hot Docs Cinema, я решил связаться с ним, чтобы обсудить долгоиграющие последствия иностранных инвестиций в экономически отчаянных латиноамериканских городах, а также роль американских военных, используемых для защиты инвестиций иностранных горнодобывающих компаний, и его мнение об умышленном затягивании канадского правительства с назначением федерального контролирующего органа над горнодобывающей промышленностью.

VICE: Как получилось, что вы решили выбрать городок Мармато в качестве предмета вашего фильма? 
Марк Грико: Я искал шахтёрский город, в котором не было бы туристической сферы, но были бы полезные ресурсы, и при этом ни в настоящее время ни в прошлом не было бы присутствия международных горнодобывающих компаний, которые бы контролировали этот ресурс.

Реклама

Когда я приехал в Мармато, я понял, что нашёл именно то, что  искал. Это город, где сами шахтёры добывают золото таким же методом как и несколько веков назад, и в котором золото остаётся в рамках местной экономики. И только по стечению обстоятельств, я попал туда за неделю до того как первые канадские горнодобывающие компании начали скупать там шахты. Я начал снимать фильм немногим более года спустя после той первой поездки в Мармато.

В фильме есть момент, где вы показываете местную телерекламу канадской горнодобывающей компании, купившей около 80 процентов шахт в Мармато и Мидоро, и в которой сообщается, что компания владеет более безопасным для окружающей среды передовыми технологиями добычи. В рекламе также утверждается, что для общины будут созданы новые рабочие места и что компания, в конечном итоге, превратит шахту в экологически чистое место. Как вы думаете, есть ли правда в этих сообщениях или это просто маркетинговая тактика? 
Такая игра стара как мир, и к ней продолжают прибегать компании, чтобы продать кота в мешке этим общинам, которые, в свою очередь, верят такого рода обещаниям, и ведутся на обещанные деньги иностранных инвесторов.

Но если кто сможет мне показать горнодобывающий проект, где бы изначально обещанные блага и преимущества в действительности были получены, я буду очень удивлён. Такое редко случается. Это действительно рекламная тактика. В отношении этого эпизода из фильма, я бы сказал что ни одно обещание не было выполнено. Я знаю, что первый раз этот рекламный ролик был показан в Мармато на закрытом заседании в присутствии мэра и его городских советников. Публике даже не разрешили на него посмотреть.

Реклама

Так что, все их разговоры свелись к такому: «Мы собираемся создать рабочие места и новый красивый город». Но они редко, если вообще, объясняют общине, какие последствия несёт городу добывание породы открытым способом.

Что собой представляют эти последствия?
Это означало окончательное разрушение 500-летнего города. Это означало подрыв социального спокойствия. Это означало смерть их территории, их земле. И в конечном счете, разрушение города… Они могут гарантировать занятость, но это только в краткосрочной перспективе, потому что этот проект имеет срок жизни, составляющий максимум 30 лет.

Смотря фильм, кажется, что многие канадцы и другие посетители, приезжавшие в Мармато, по-настоящему уверены, что делают качество жизни местных жителей лучше. Как вы думаете, они на самом деле в этом убеждены, или их уверенность – это еще одна уловка?
Ну, я думаю, что в некотором роде, они могли бы улучшить некоторые аспекты жизни. Этот случай является сложным. Существуют два основных аспекта: способ добычи, традиционно используемые местными жителями, просто не является безопасным, и это действительно не добавляет устойчивости этой общине, и он также наносит вред окружающей среде, в определенной мере.

Разница между традиционным способом добычи и новой большой шахтой заключается в том, что большая шахта сделает добычу такой масштабной, что воздействие на окружающую среду станет огромным, как и социальные последствия. Другое дело, и я надеюсь это понятно из фильма, что я не обвиняю иностранных инвесторов. Я позволяю им представить оправдания их работе и присутствию в такой общине, как Мармато, чтобы увидеть, как они могут оправдать эти претензии и неизбежный переворот культурной и социальной жизни этого города.

Реклама

Я думаю, что они действительно верят в то, что они говорят, потому что если вы были бы иностранцем, работающим в горнодобывающей промышленности на протяжении десятилетий и вы привыкли к стандартам промышленной добычи, и тут вы попали в Мармато и увидели способы их добычи, вы бы сказали: «Боже мой, это же как в каменном веке», как и говорит в фильме один из управленцев. Существует такое восприятие у иностранцев, что «мы здесь, чтобы спасти общину от их примитивных способов работы».

Шахтеры у входа в шахту Marmato. Фото Марка Грико 

Семьдесят пять процентов мировых горнодобывающих компаний имеют свои штаб-квартиры в Канаде. Как вы думаете, почему так сложилось?
Я думаю, есть простой ответ, заключающийся в том, что Канада не является страной с высокоиндустриальной экономикой. В течение долгого времени, её экономика основывалась на добыче природных ресурсов. Исторически, экономика Канады базировалась на торговле мехом, минеральными ресурсами, и подобными вещами. И я думаю, что сырьевая часть была и есть огромной частью всей канадской экономики.

В случае с Колумбией складывается интересная ситуация, поскольку Колумбия получает третий по величине после Израиля и Египта пакет военной помощи из США. Многое из этой военной помощи используется для борьбы с повстанческими группами в стране, что продолжается уже последние несколько десятилетий. Территории, освобождённые от этих групп мятежников очень богаты нефтью и минеральными ресурсами. Потому, как только они освобождаются, туда приходит бизнес.

Реклама

Теперь, если бы большинство горнодобывающих компаний были американскими, вы могли бы легко объяснить эту связь. Но если туда заходит канадская горнодобывающая компания и начинает получать выгоду с этих освобождённых и взятых под контроль территориях, то такую связь сложнее проследить.

Мы ранее сообщали, что администрация премьер-министра Канады Стивена Харпера не спешит с назначением лица, которое бы отвечало за работу горнодобывающей промышленности. С чем связана такая  задержка?
Ну, мне сложно сказать. Я американец. Я не много знаю о том, что происходит в политике, но я думаю, что горнодобывающая промышленность является одним из краеугольных камней экономического успеха Канады. Правительству не сильно интересно вводить черезмерное регулирование отрасли. Много крупных канадских банков непосредственно инвестируют в большие проекты…, например, Канадский Пенсионный Фонд с 2011 года инвестировал $6 млн. в компанию Gran Colombia Gold -  это канадская компания, работающая в Мармато. Мне кажется, что были попытки ввести эти компании под канадское регулирования, но в большинстве случаев это ничем хорошим для таких компаний не закончилось.

Как вы думаете, что людям необходимо знать о том, как горнодобывающие компании ведут свой ​​бизнес по всему миру? 
Люди даже не подозревают как всё происходит, и как этот бизнес работает. Да, работа этих компаний может иметь некоторые положительные аспекты в слаборазвитых странах, но эти позитивные аспекты, в большинстве случаев, просто вопросы тактики, как это показано в моём фильме. И я думаю, что в случае Колумбии, большинство средств массовой информации не освещают эту историю в том ключе, как это делаю я, тратя много времени на эти вопросы и общаясь непосредственно с людьми, на которых влияет работа таких компаний.

Надеюсь, что те, кто выступают за такие инвестиции и те, кто категорически против, смогут посмотреть фильм и понять все грани этой проблемы. Нужно чтобы люди имели возможность обдумать все вопросы и попытаться начать диалог. И я думаю, что то, что я делаю – это своего рода первый шаг, заключающийся в повышения осведомленности людей.

Для получения подробной информации о фильме и показах, жмите здесь или здесь.

Следите за сообщениями Джордана Соунми на Twitter.