Реклама
Новости

Эти протестующие должники отказываются выплачивать свои студенческие кредиты

Раздраженные студенты начинают атаку на систему платного образования Америки

от Билли Килби
15 апреля 2015, 6:12pm

The Department of Education in Washington, DC. Photo via Flickr user nostri-imago

В прошлом месяце, 15 выпускников Коринфских колледжей (Corinthian) объявили, что они больше не будут выплачивать свои студенческие займы. С того времени число протестующих должников выросло до 100 и сегодня они встречаются с федералами в Вашингтоне.

Студенты говорят, что их убеждали брать займы, давая обещания трудоустройства и определенного уровня зарплаты, которые в Коринфских колледжах - проблемной образовательной сети - просто не выполнили. Но протестующие не просто бросают вызов этой, по их утверждению, нечестной образовательной сети. Эти студенты начинают атаку на всю систему коммерческого высшего образования в Америке и на кредитную политику, сопровождающую её.

«Коллектив должников», ответвление движения Occupy Wall Street, которое организовало забастовку, предстанет перед Департаментом образования с требованиями «отзыва долговых обязательств» не только в отношении сотни официальных участников забастовки, но также и касательно сотен других студентов Коринфских колледжей, не желающих бастовать, но при этом, считающих свои долги незаконными. Коллектив должников собрал эти претензии студентов с помощью своего приложения по отзыву платежей, которое было запущено на прошлой неделе.

Это первый случай, когда Департамент образования признал забастовку коринфских должников, что достаточно важно, так как это учреждение принимает решение, что делать с займами. После принятия решения отказаться от платежей, студенты пытаются играть по правилам Департамента образования или, по крайней мере, получить разъяснение о том, что, на самом деле эти правила означают. В соответствии с нормативно-правовыми актами, регулирующими программу студенческих займов, заёмщик «может заявить, в качестве повода для отказа в выполнении долговых обязательств, о любом действие или оплошности посещаемого студентом учебного заведения, что послужит основанием для подачи иска против школы, в рамках действующих законов».

Коллектив должников просит Департамент образования ускорить действие этого положения путём отмены всех федеральных долгов, которые принимали на себя студенты.

«По сути, в уставе Департамента образования сказано, что если учебное заведение нарушает права студента, получившего кредит, студент может заявить об отказе производить выплаты», – говорит Люк Херрин, юридический координатор Коллектива должников. Таким путём достигается паритет федерального студенческого закона о займах и закона о частных займах. Вы всегда можете потребовать отозвать долговые обязательства, если займ был вам выдан с нарушением законодательства».

Несмотря на существование такой нормы, неизвестно как часто Департамент образования использовал её в реальности, если вообще это делалось.

«Мы ждём, что Департамент образования ответит на письмо от сенаторов, которое прольёт свет на это, и [у Коллектива должников] есть выданный запрос на предоставление информации по Закону о свободе информации, в соответствии с которым Департамент образования запрашивает именно эту информацию», – продолжает Херрин. «Но никто за пределами Департамента не знает наверняка, как пойдёт дело».

Бывшие студенты – не единственные, кто заявляет, что в Коринфиан, являющейся одной из самых больших в стране сетей коммерческих колледжей, давали ложные обещания. Против компании сейчас подан иск со стороны Бюро финансовой защиты потребителей и прокуроров из Калифорнии, Массачусетса и Висконсина в связи с тем, что колледжи предположительно вовлечены в вводящий в заблуждение маркетинг и осуществляли практику зачисления студентов на специальности, по которым студентам и регулятору предоставлялись неправдивые данные о реальной возможности трудоустройства. После того, как в прошлом году в Коринфском колледже не смогли предоставить возражения на эти обвинения, Департамент образования заблокировал им доступ к федеральным фондам, а также было достигнуто соглашение с этой образовательной сетью о начале распродажи их кампусов. В феврале Департамент образования выступил посредником в сделке с ECMC, компанией, обслуживающей студенческие кредиты, но у которой отсутствует опыт управления колледжами, котороя примет на свой баланс более половины Коринфских колледжей. Сделка также предполагает, что некоторым студентам, зачисленным на тот момент в школы, полностью погасят их кредитные обязательства, но бывшим студентам такая опция не предлагается (федеральный долг некоторых из них был куплен этим новым собственником), несмотря на то, что их образование, пожалуй, не имеют никакой ценности.

Демократы в Конгрессе, представители государственных органов и Коллектив должников – все выразили скептицизм относительно того, что продажа Коринфских колледжей была произведена в интересах студентов. Если бы вместо этого, Департамент образования просто закрыл Коринфский колледж (как это сделало в прошлом месяце Министерство образования провинции Онтарио, Канада, с несколькими подведомственными канадскими учебными заведениями), они бы стали ответственными за списание 1,2 миллиона долларов федеральных кредитов Коринфских колледжей в соответствии с «правилом закрытия школ» Департамента образования.

Продав физические и долговые активы компании, Департамент образования может продолжить получать платежи по кредитам студентов Коринфских колледжей. Это раздражает Коринфских протестующих должников больше всего.

«Роль Департамент образования больше, чем просто быть коллектором по долгам», - говорит участница забастовки Энн Боуэрс. «Не только закон предписывает им аннулировать наши долги, но это, в принципе, было бы правильным решением. Если они действительно считают, что их работа заключается в защите студентов, они бы это уже сделали».

По словам Ханны Аппель, экономического антрополога в UCLA и одного из организаторов Коллектива должников, «закон определяет что является нарушением в каждом штате, но безусловным арбитром для каждого [федерального студенческого кредита] является Департамент образования, потому что он одновременно и кредитор, и регулятор, что, разумеется, является конфликтом интересов».

Активисты Коллектива должников утверждают, что объединение этих претензий вместе и предъявление их в рамках визита участников забастовки в Департамент образования окажет влияние на чиновников. Аппель сказала мне, что один из участников забастовки отправлял свою жалобу в Департамент образования год назад, но ему так и не дали ответа.

Конечно, для участников забастовки юридические последствия окончательного отказа от выплат по студенческим займам могут быть непомерно тяжёлыми.

«Они могут арестовывать зарплаты, могут перехватывать федеральные налоговые компенсации, могут скорректировать федеральные пособия, включая социальную страховку, а также применять значительные штрафы и другие меры», - говорит Адам Мински, юрист из Бостона, специализирующийся на студенческих займах. «Конечно, также есть и последствия для кредитной истории. Также нет установленных ограничений по срокам в отношении того, как долго федеральное правительство может преследовать уклоняющегося от уплаты заёмщика». Рассматривая защиту от долговых обязательств, как легальную стратегию, Мински, который никогда её не использовал, говорит, что «это будет тяжёлая защита, неравный бой, но это не значит, что этот метод не стоит попробовать».

Обеспечение отзыва долговых обязательств, как способ отменить студенческие кредиты по указанным претензиям, будет большим делом. Такой прецедент смогли бы использовать против других коммерческих учебных заведений, находящихся под следствием по обвинению в таких же типах мошенничества, как в отношении Коринфских колледжей, в частности, Института ITT, против которого также был подан иск в прошлом году. Но когда я спросил Херрина, будут ли традиционные школы и университеты уязвимы к подобным заявлениям, он был настроен скептически.

«Эти школы могут своими действиями вредить сами себе, но они не нарушают какой-либо из законов, который стал бы поводом для отзыва долговых обязательств», - говорит он.

Более того, этот случай может иметь ограниченную сферу применения. Аппель говорит, что настоящее достижение заключается в создании «испытанной модели», которая показывает, что отдельные граждане могут коллективно организоваться по вопросу своего долга и победить.

«Коллективная финансовая непокорность аналогична трудовому движению, аналогична сидению за барной стойкой, когда вам не разрешают там садиться, это важный шаг. Сказать «мы отказываемся от изнурительных долгов за базовые вещи, необходимые нам для выживания»... Должникам нужно коллективное место за столом, также как и рабочим нужно место за столом; для меня это большой прогресс».

В ответ на все обвинения, пресс-секретарь Коринфских колледжей Джо Хиксон заявил мне, что они просто хотели восполнить пробел в образовательной системе США в отношении муниципальных колледжей. Он добавляет, что многие студенты «выбрали Коринфские школы после того, как обнаружили, что муниципальные школы не удовлетворяют их потребности в равной степени из-за нехватки практических занятий, программ и предметов, их не устраивали большие размеры классов или недостаток адекватной поддержки от факультета и персонала». Компания утверждает, что регуляторы избирательно подходили к доказательствам, судили в отношении уровня трудоустройства по произвольным критериям и не потрудились узнать, что Коринфские школы выпустили больше специалистов и держали в штате больше карьерных консультантов, чем все система муниципальных колледжей.

Но когда я спросил Аппель, почему только 100 выпускников Коринфских колледжей объявили забастовку без сотен других, у неё был готов ответ.

«Причина, по которой так мало людей объявили себя участниками забастовки в том, что финансовая система очень глубоко погрузила в нас свои когти – люди боятся потерять свои кредитные истории. Люди боятся, что их зарплаты будут изыматься. Люди боятся, что у них не будет юридических прав как у должников по студенческим кредитам. Из сотен Коринфских должников, с которыми мы связывались, мы смогли привлечь на забастовку только каждого восьмого, потому что семь из восьми человек были настолько напуганы финансовыми последствиями и теми способами, какими людей лишают их прав, когда федеральное правительство действует в качестве долгового коллектора. Когда у нас был откровенный разговор с ними о том, какими будут последствия, даже если мы обеспечим их юридической защитой, они отвечали «ни за что». Но мы от них не отказываемся. Сейчас мы приглашаем их подать документы на отмену долговых обязательств через Коллектив должников».

Итак, что произойдёт, если правительство не признает эти документы?

«Если Департамент образования, на самом деле, ничего не сделает... Мы можем в перспективе работать с юристами, чтобы предъявить иск. Но сначала нужно быть уверенными, что чем больше участников присоединится к забастовке, больше студентов подадут заявку, больше чиновников будут открыты к переговорам, и другие виды неюридического давления будут пущены в ход», - говорит Херрин. «Это будет проблемой Департамента образования до поры до времени».

При выборе между дефолтом по своим долгам и подачей документов на отмену долговых обязательств, последнее может показаться таким же рискованным, как присоединение к коллективному иску, когда вы получаете флаер с приглашением сделать это по почте. Но в этом случае, вместо того, чтобы обеднеть на несколько баксов, студенты Коринфских колледжей возможно смогут вернуть своих платежей по кредитам в полном объёме.

Учитывая то, что многие студенты уже находятся на крючке долговой системы, они считают, что им нечего терять.

Билл Килби – писатель-фрилансер из в Лос-Анжелеса


Tagged:
protest
Vice Blog
деньги
преступление
Долги
Студенческие долги
финансовый активизм
активность
Коринфийские колледжи
платное образование
высшее образование