Реклама
психическое здоровье

Удивительно много студентов-диетологов борется с расстройствами пищеварения

Мы пообщались с четырьмя людьми, занимающимися медицинским образованием, о том, почему изучение диетологии может быть таким нездоровым.

от Сэм Николс
13 сентября 2017, 9:15pm

Image by Flickr user daniellehelm

Если вы боретесь с любой из проблем, рассмотренных в этом материале, просим вас посетить веб-сайт Национальной ассоциации исследований расстройств пищеварения.

В 2012 году международное исследование в 14 странах обнаружило, что целых 77 процентов студентов-диетологов считают, что расстройства пищеварения являются проблемой в среде их коллег. Причины этого сложны. Это объясняется различными теориями от излишне частого воздействия информации о еде и физических упражнениях до навязчивого стремления быть «идеальным диетологом» в связи со специальностью. Но ключевое слово тут – «теория», потому что на самом деле исследований, связывающих определённую область знаний с психическим здоровьем, не было.

В попытке понять, что происходит, VICE пообщался с четырьмя людьми, занимающихся образованием в области диетологии и диетотерапии. Мы хотели узнать, заметили ли они необычную частоту расстройств пищевого поведения среди своих коллег и студентов лично и перенесли ли они таковое сами.

Доктор Сара Гарри

Психотерапевт, специализирующийся на расстройствах пищеварения, обучает диетотерапевтов проблемам образа тела и навыкам психологического консультирования

VICE: Что сделало бы человека, изучающего, скажем, диетологию, уязвимым для аномального пищевого поведения?

Сара Гарри: Важно отметить, что сами по себе курсы не вызывают расстройства пищеварения. Лично я заметила, что у людей, которые и так уязвимы или крайне заинтересованы в нюансах диет, развиваются проблематичные отношения с едой. Мы тщательно подчёркиваем, что, если у вас есть какие-то проблемы в этой области, нужно разобраться с ними прежде, чем начать лечить пациентов, так как иное неэтично.

Вам когда-нибудь встречались студенты-диетологи с аномальным пищевым поведением?

Каждый год на каждом курсе кто-нибудь в них признаётся. Я нередко получаю по пять электронных писем от магистрантов, изучающих диетотерапию. Сами истории конфиденциальны, но мы говорим об их текущих и прошлых отношениях с приёмом пищи, образом тела и о том, что они думают о давлении, связанном с профессией диетотерапевта в нынешнем обществе.

Есть ли какие-то закономерности, которые вы заметили среди этих студентов? Существует давление «типичного тела диетотерапевта», которое, судя по всему, сильнее всего в студенческой среде, особенно среди тех, кто обычно не является «мелким». Мы говорим им, что у практикующих диетотерапевтов бывают совершенно разные тела и что на их карьере это не отразится.

Достаточно ли делается для борьбы с этим?

Это ещё является проблемой, но за последние два года случился огромный прогресс – мы понимаем, что с этим разберутся по всем университетам штата Виктория. В идеальном мире мне бы очень хотелось больше времени на обсуждение этого со студентами, и мы хотели бы быть лучше представлены среди университетов, занимающихся вопросами тела или расстройств пищеварения в целом.

Кортни

Квалифицированный диетотерапевт, заработавшая расстройство пищеварения во время учёбы

Могли бы вы рассказать мне свою историю?

Итак, посредине курса обучения я попала в движение за чистую еду, которое скатывалось в нечто нездоровое и маниакальное. Я боялась, что не буду таким диетологом, который является стройным, обладает хорошей формой и здорово питается. Я не вписывалась ни в одно описание расстройства пищеварения согласно DSM [Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам]. Но была ли я здорова? Однозначно нет.

Что, на ваш взгляд, создало эту проблему?

Помню случаи, когда я была в баре или у кого-то на дне рождения и говорила кому-то, что изучаю диетологию. За этим следовали одни и те же вопросы: «Почему ты пьёшь?» и «Почему ты ешь торт?» Есть такое чувство, как будто, если ты диетолог, то они бывают правильные, а бывают и неправильные.

Было ли это чувство распространено среди других студентов?

Несомненно существует подспудное представление о правильном и неправильном способе питания. Я была одной из двух студентов, которые на завтрак ели бутерброд, и на меня бросали крайне странные взгляды. Все остальные просто поедали салаты с высоким содержанием белка. Помню, как в другом случае рассказывала о выпекании брауни и использовании настоящего сахара. Люди смотрели на меня с недоверием. Никто ни разу не подошёл ко мне и не высказал мне своё недовольство, но было такое ощущение, как будто я делаю что-то не то.

Университет когда-либо разбирался с этой проблемой?

Я вообще не помню, чтобы преподавательский состав с ней разбирался. Он предложил бесплатные сеансы психологического консультирования, но ничего конкретного для аномального пищевого поведения. Проблема здесь состоит в том, что, когда обсуждаются расстройства пищеварения, люди прямиком обращаются к клиническим расстройствам – то есть нервной анорексии и нервной булимии, – а это значит, что существует множество людей, к примеру, таких как я, которые не соответствуют этим критериям. Это просто рассматривается как нечто нормальное, потому что именно этим занимаешься, будучи студентом-диетологом.

Такое поведение не воспринимают всерьёз из-за этой серой зоны?

Никто не высказывается публично. Если бы вместе усадили 50 студентов-диетологов, ни один из них не поднял бы руку и не признался, что у него есть проблема. Потому что это же еда. А мы – эксперты по еде. Существует серьёзный отрицательный стереотип. Плохо в этом то, что, если с этим не разбираться, диетотерапевты и диетологи выходят на работу и проецируют это на своих клиентов.

Смотреть документальное видео от VICE: «Жизнь после многожёнства: Жёны и дочери секты многожёнцев возвращают себе родной город»


Делайла*,

Студентка-диетолог, 13 лет страдавшая от нервной анорексии и аномального пищевого поведения

Привет, Делайла, каково было изучать диетологию, учитывая твоё заболевание?

Как я обнаружила, есть такой настрой, будто твой вес и внешность крайне важны. Люди на моём курсе очень часто говорят о том, что к толстому диетологу никто не пойдёт. Никто не упоминал о моём рационе или поведении, потому что я – диетолог. Нет такого ощущения, что это могу быть я, потому что у меня расстройство пищеварения.

Вы лично ощущаете давление, что от вас требуют быть худенькой?

Однозначно. Всякий раз, когда я задумываюсь о работе в частной практике, я мысленно говорю себе: «Кто пойдёт к диетологу с 12 размером одежды?» Все думают, чтобы быть стройным, нужно быть здоровым, а чтобы быть здоровым, нужно пойти к диетологу, а чтобы говорить о питании, нужно «выглядеть соответственно».

Считаете ли вы, что диетологи сами оказывают это давление на себя?

Нет. Это давление, которое исходит и от общества. Помнится, как-то раз, на диетотерапевта, которая казалась крупной на своей страничке в социальной сети, обрушился целый шквал оскорблений. Люди говорили что-нибудь вроде «она слишком толстая» и «она – не хороший диетотерапевт».

Рассказывали ли вам другие студенты о собственных проблемах с едой?

Мне об этом никто не говорил. Но я действительно помню один случай, когда одна девушка испекла банановый хлеб и оставила его для всех в общей комнате, но к нему никто не притронулся.

Доктор Ребекка Рейнольдс,

Зарегистрированный диетолог, преподаватель Университета

Каковы, на ваш взгляд как диетолога и преподавателя одновременно, факторы, влияющие на развитие у студента-диетолога аномального пищевого поведения?

Важно отметить, что не все, кто изучает диетологию или диетотерапию, заработают расстройство пищеварения. Но судя по тому, что я видела, часто встречается некое влечение в связи с уже имеющимися заболеваниями.

Вы лично видели, как страдают студенты-диетологи?

Да, очень многие из моих студентов помешаны на «здоровом питании». Я, помнится, преподавала в Сиднейском университете, и у меня там была загорелая, стройная студентка, которая записывала себе 10 пищевых добавок. В другом случае одна из студенток моего курса обратилась ко мне по поводу своих чрезмерных физических упражнений и очень строгой диеты.

Есть ли у педагогов чувство обязанности заботиться о своих студентах?

В диетологии есть шикарнейшие лидеры, но есть, к несчастью, и не такие классные, которые не пропагандируют сбалансированный образ жизни. В моём курсе есть контент и задания на тему пищевых расстройств, а ещё я делюсь собственным опытом пищевых расстройств со студентами и даю им зелёный свет. Для меня предоставлять эту поддержку крайне важно.

Следите за сообщениями Сэма Николса на Twitter

*Имя изменено по требованию опрошенного лица.