FYI.

This story is over 5 years old.

Всякое

Секс-терапевт рассказывает о том, какие ужасы могут случиться, если чересчур любишь секс

Я поговорила с Тимом Ли, секс-терапевтом и владельцем клиники New York Pathways, о том к чему может привести домашнее насилие и почему термин «Сексуальная зависимость» – хреновый.
27.10.15
Photo via Flickr user Stuart Conner

Фото взято у пользователя Flickr StuartConner

Клиника Тима Ли по лечению сексуальной зависимости находится внутри одного из ничем не примечательных бежевых зданий совсем рядом с Пенн Стейшн. Если вы когда-либо бывали в Нью-Йорке, вы наверняка проходили мимо него, не оглядываясь; я пользовалась уборными как в ресторане, так и в вестибюле гостиницы на первом этаже здания и никогда бы не догадалась, что в нескольких лестничных пролётах надо мной люди изливают души и раскрывают самые страшные свои тайны. Клиника Ли называется New York Pathways; это учреждение интенсивного амбулаторного медицинского обслуживания, где люди, помимо прочего, ищут лечения от неконтролируемой мастурбации, сексуальной зависимости, серийной моногамии, а также постоянного обращения за услугами в эскорт-сервис.

Несмотря даже на то, что признание в зависимости с годами стало более социально приемлемым, эротоманов до сих пор клеймят позором и даже высмеивают. Несмотря на то, что люди с удовольствием смотрят такие сериалы, как «Блудливая Калифорния», и души не чают в фильме «Стыд», а в обоих из них главные герои страдают сексуальной зависимостью, мысль о том, что кто-то на самом деле страдает от сексуальной зависимости, многим представляется абсурдной. Реакцию значительной части общественности на рассказы о таких известных сексоголиках, как Тайгер Вудс, можно кратко охарактеризовать скептичным заголовком с одного австралийского новостного сайта: «Является ли сексуальная зависимость оправданием измен?» Марти Кляйн, секс-терапевт и писатель, который, возможно, является главным противником данного термина, написал в 2012 году статью, утверждая, что то, что мы называем сексуальной зависимостью является «особым оружием, ныне используемым религиозными правыми для борьбы с мнимым либерализмом, для игнорирования науки и для нагнетания страха».

Реклама

Я не особенно много знала о так называемой сексуальной зависимости или о том, как лечится подобная мания, и поэтому отправилась в Pathways на беседу с Ли – обладателем диплома магистра в области социальной работы; человека с мышиной наружностью и неплохим чувством юмора в отношении своего дела. Поведав мне историю о собственном плохом поведении, он также настоял на том, что сексуальная зависимость не только существует, но и встречается всё чаще.

«Я работаю терапевтом уже десять лет, – рассказал он мне. – Вот что я вам скажу: приложения и Интернет действительно довели людей до такого дна, что они и представить себе не могли».

Вот что он ещё мне рассказал:

VICE: Мы встретились для разговора о сексуальной зависимости, но я даже не уверена, что она реально существует. Не могли бы вы прояснить ситуацию прежде, чем мы начнём?

Тим Ли:Давайте начнём с того, что термин «сексуальная зависимость» немного хреновый. Мне он нравится потому, что не оставляет меня без дела. Я могу упомянуть «сексуальную зависимость» у себя на вебсайте, а люди будут её гуглить, потому что есть такое ключевое слово. Но с медицинской точки зрения… Нет, такого не бывает. «Сексуальная зависимость» – это термин, используемый для обозначения определённого типа лечения. Термин «зависимый» стереотипен. Кроме того, вы могли бы и лучше начать. Этот вопрос задают все. Думаю, это очень избито.

Ладно, значит, если сюда теоретически приходят не зависимые люди, то кто же приходит?
Мы обслуживаем около 100 человек в неделю – здесь, пожалуй, есть двое или трое парней, которых арестовывали за ношение на обуви зеркал, чтобы заглядывать женщинам под юбки, и обвиняли в незаконной слежке, что является тяжким уголовным преступлением и подразумевает занесение в реестр сексуальных преступников.

Реклама

Есть также люди, которые переживают психологическую травму (как правило, сексуальную), а затем определённым образом воссоздают это поведение. К примеру, я работал с одним парнем, который фотографировал, как с ним занимаются оральным сексом, и выкладывал фото в Интернет. Я стал с ним говорить и спросил его, было ли в его жизни психологическое насилие. Он ответил отрицательно. Я спросил его, как он впервые мастурбировал. Он задумался на секунду, а затем рассказал: «О, помню. Отец дал мне фото матери, на котором она занималась с ним оральным сексом, и приказал мне пойти помастурбировать». И он никак не мог связать эти два обстоятельства.

А что же люди, которые выходят в свет и занимаются сексом с пятью разными партнёрами в течение недели? Если это не волнует человека, и он не причиняет никому вреда, является ли это непременно проблемным поведением, требующим терапии?
OK, верно, не обязательно. Но что, если этот человек говорит: «Я выпил пару раз и не воспользовался презервативом. Больше так не буду»? Но он снова выходит в люди, выпивает пару раз, занимается сексом без презерватива и говорит: «На хрен». Потом он заражается ЗППП. Затем наступает такое эмоциональное последствие, как стыд. Сравните с человеком, который напивается и которого устраивает происходящее.

Значит, всё в порядке, пока не заражаешься ЗППП?
Или не говоришь: «Блин, хочу остепениться. А я не могу остепениться по этой части». Всегда есть какой-то человек, который знакомится с отличным человеком, а затем хочет познакомиться с другим отличным человеком. Ему кажется, что у него есть двое, но у него нет никого. Это классическая ситуация. Последствия здесь заключаются в том, что у него никогда не будет отношений и он не пытается поработать над тревожностью и проблемами в интимных вопросах. Он не хочет выбрать одного и остаться с ним, потому что это влечёт слишком много проблем, связанных со скорбью по одному из его родителей, который умер в его детстве. Так что ситуация получается не совсем простая.

Реклама

Не могли бы вы привести пример молодого и не состоящего в браке человека, которому могло бы понадобиться лечение в таком заведении, как Pathways?
Ну, могу вам сказать, что у меня здесь вчера был один клиент, мы с ним рассматривали анамнез его половой жизни, и у парня сейчас всё отлично. Он наконец-то нашёл себе девушку с серьёзными намерениями для длительных отношений и дико беспокоится из-за всего этого. Мы работаем над этим, ему 20 с лишним, и есть эта девушка, с которой он завязал отношения в аспирантуре.

У них была такая договорённость: она придёт, они приготовят отличный ужин, позанимаются сексом, и она уйдёт. Ещё у них было правило, согласно которому всё закончится, как только кто-то скажет: «Я тебя люблю». Так, значит, продолжалось около года. И, по его словам, они занимались сексом по два-три раза в день. А затем она позвонила и сказала: «Я тебя люблю». Они расстаются, и у него начинаются приступы паники. Поэтому они возобновили отношения, а у него, по-видимому, как раз было дофаминовое похмелье, и поэтому он очень часто говорил о депрессии, тревожности и суицидальных мыслях. Вместе им было неспокойно и хреново. Однако всё это основывалось на сексе.

Но каковы были последствия здесь?
Тревожность и депрессия, которые пришли после того, как они порвали.

Но тревожности и депрессии следует ожидать после любого разрыва отношений.
Для него дело было в том, что эти отношения сами по себе вызывали привыкание. Он на самом деле не уважал её, не любил её. Кроме того, если вспомнить его предыдущую девушку, то они никогда не занимались сексом, а он просто курил травку и мастурбировал на порнографию. А затем она ложилась в постель и могла заниматься сексом только в одной позе, а ещё она в прошлом пережила сексуальное насилие. Половой жизни у них не было, а когда была, то она не могла быть спонтанной. Те отношения кончились, и он сразу вступил в эти, которые оказались разрушительными.

Реклама

Какова цель, когда кто-то приходит за лечением компульсивного сексуального поведения? Никогда не передёргивать? Это как в Обществе анонимных алкоголиков или Обществе анонимных наркоманов, где вам просто не разрешается заниматься тем, что вас заводит – в данном случае вполне буквально?
Воздержание по версии Общества анонимных алкоголиков легко определить: вы не пьёте. То же самое с Обществом анонимных наркоманов: вы не употребляете наркотики. В случае с секс-терапией существуют пять различных программ, где всё зависит от того, как вы определяете воздержание. В Обществе анонимных сексоголиков, где нормы самые жёсткие, воздержание определяют как отказ от мастурбации и отсутствие секса вне брака, а брак может заключаться только между мужчиной и женщиной. Это довольно напряжённо. Это выполняет свою роль, к примеру, для парня из евреев-хасидов. Или набожного парня-католика.

Общество анонимного сексуального выздоровления откололось от Общества анонимных сексоголиков. Их основной принцип – отказ от мастурбации и отсутствие секса вне серьёзных отношений. Затем, если спуститься ещё ниже, идут такие программы, как Общество анонимных эротоманов и Общество жертв любовной зависимости, где вы определяете, от каких действий хотели бы воздержаться с помощью поручителя. Однако, отвечая на ваш вопрос, замечу, что во многих из них есть некие вещи, которые называются принципиальными, – к примеру, мастурбация, порнография, секс на одну ночь, коммерческий секс, массажные салоны, использование приложений.

Реклама

Я думала, что, если всё время занимаешься незащищённым сексом и ищешь убежища в этих программах, им бы пришлось поощрять мастурбацию.
Ещё существуют два типа ребят: те, кто состоит в отношениях и не может отказаться от измен, и такие ребята, которые зависимы от Интернета и мастурбации и не имели отношений в прошлом. Для этих ребят самое главное – вступить в стабильные отношения, что они и ставят себе целью. Среди этих ребят очень мало таких, которые предпочитают мастурбировать на порно. Они хотят быть преданными, но подсели на эту штуку под названием Интернет.

Представьте себе, что различные программы – это как политические партии. К примеру, в Обществе жертв компульсивного сексуального поведения состоят преимущественно геи, а там у них есть план по сексу. Можно ходить в бани и заниматься сексом, но он должен быть защищённым, и я могу заниматься этим лишь раз в неделю. Это модель снижения вреда.

Возможно ли заниматься сексом слишком много? К примеру, если бы вы ежедневно выпивали по целой бутылке водки, все бы подумали, что у вас серьёзная проблема. Но если занимаешься сексом каждый день, никто бы не подумал, что у тебя проблемы, верно?
Если бы я занимался сексом каждый день, я бы чувствовал себя не вполне трезвым и совершенно не в своей тарелке. Но, может, раз или два в неделю? Равновесие, верно? Или, если я измучен стрессом и хочу заняться сексом с женой, просто чтобы снять напряжение, я в каком-то смысле чувствую себя хреново после этого. Я чувствую себя эгоистом. Так что люди бывают разные, и это каждый в значительной степени определяет сам для себя. Я сам нахожусь на стадии выздоровления, а раньше посещал Общество анонимных эротоманов и жертв любовной зависимости. Основные принципы там определяют для себя вместе с поручителем.

Реклама

Не могли бы вы обмолвиться словечком о вашем личном опыте зависимости?
Я занимался сексом с разными людьми и не хотел на самом деле вступать с ними в серьёзные отношения, потому что они либо состояли в браке, либо просто не были теми людьми, с которыми я готов был бы показаться на глаза друзьям. Поэтому мне и приглянулось Общество анонимного сексуального выздоровления, так как положение о сексе вне обоюдно серьёзных отношений избавило меня от кучи бесполезных усилий. А ещё они очень серьёзно относились к 90-дневному периоду воздержания – без секса, без мастурбации, без ничего. Я ходил год. Чувствовал такую ясность – смог проработать множество давних проблем, связанных с матерью, отцом, проблем из-за травм, скорби и потерь. Это моя третья карьера. Я запорол две предыдущие, отбившись от рук.

Как сексуальная зависимость может разрушить карьеру? Вы уходили из офиса, чтобы позаниматься сексом с проститутками?
Я приехал сюда из Джорджии и собирался прорваться здесь. Поступил в Хантерский колледж, из кожи вон лез на театральном факультете и начал делать успехи. Я стал режиссёром по свету. Чем больше у меня было успеха, тем больше было тревожности. Она дошла до определённого уровня, когда я просто не мог приходить на занятия. Тем временем я состоял в отношениях с таким же чокнутым человеком, как и я сам. Мы занимались сексом по два-три раза в день. У меня то и дело бывал секс на одну ночь. Я не мог сосредоточиться. Перестал ходить на занятия. Был чёткий момент, в который я слил очень хорошую возможность. Она думала, что мне надо было бы стать юристом, а у меня была возможность в 22 года поработать с режиссёром, получившим премию «Тони». Это офигенная возможность. А я не пришёл.

Потому что вы были слишком заняты сексом? Никак не возьму в толк.
На меня повлияли её слова: «Нет, театр тебе не подходит. Я очень хочу быть с юристом». Она не раз говорила мне такую ересь, но, на мой эротоманский взгляд, заниматься сексом было лучше, чем постоять за себя и сказать: «Да ты с ума сошла». Если бы мне пришлось повторить всё это с самого начала, возможно, я бы занялся с ней сексом несколько раз и осознал: «Мать моя, женщина, да это же токсичные отношения». Но я ставил свои отношения на первое место, а затем они пошли под откос. Потом я стал художником-графиком, и то же самое произошло с другим человеком.

Итак, какова же ваша конечная цель в отношении людей, которые сюда приходят? Женить их? Или для некоторых из них это безнадёжно?
Очень многие люди из тех, с кем я работаю, испытывают сильное напряжение из-за того, что живут двойной жизнью. Они тратят попусту очень много денег и времени. Упущенное время, которое они могли бы провести с детьми, приводит ко множеству эмоциональных последствий. С этим связано очень много сожаления. У них совершенно новая жизнь. Не все, но многие клиенты чувствуют себя как-то так: «Что я вообще думал?» Собственно, один клиент на днях заявил мне, что у него вторая годовщина разоблачения. Он говорил, что они с женой не хотели это праздновать, но всё же оглянулись назад и вспомнили о том, какая насыщенная у него жизнь, потому что они не занимались сексом, а теперь очень близки. Он боялся заниматься сексом с женой, а теперь у них ребёнок. У него ещё и работа теперь получше.

А вот и другое – уйма народу живёт посредственно, потому что настолько погрязла в своей зависимости. Просто для разных людей дело обстоит по-разному. Я бы сказал, что здесь нужно в первую очередь спасать рассудок человека.

Следите за сообщениями Элли Конти наTwitter.