Image via Shutterstock 

Каково это – быть девственником в 40

«Слушая чужие истории о свиданиях, песни о сексе и любви или даже читая об этом, я всегда чувствовал себя ненормальным человеком».

|
апр. 4 2018, 2:54дня

Image via Shutterstock 

Я познакомился с Джереми года три-четыре назад. Я случайно подслушал, как он говорит о своих школьных годах, и немедленно узнал в нём по речи американца. Мы начали болтать и подружились. Он был умным и модным, хотя и было заметно, что он повсюду ходит один. Я полагал, что дело в том, что он просто зрелый и независимый, а также достиг того этапа, которого мы все достигаем лет в 35, – когда мы переживаем переход, бросаем ночных знакомых и друзей по работе в надежде отыскать нечто похожее на более прочные дружеские отношения, которые, как мы надеемся, доживут до наших золотых лет.

Он был из тех людей, которых редко можно встретить в общественных местах поздно вечером. Как правило, на большом сборище или вечеринке после полуночи в Ванкувере повсюду находятся в основном люди неприспособленные. Джереми же всегда казался отлично приспособленным, возможно, даже чересчур. Его манеры и поведение всегда были безупречны, но никогда не казались приторными. В последнее время, а именно – отпраздновав сорокалетие своего друга, я начал замечать, что его тон во время наших разговоров становится более жизнерадостным. Он поделился со мной невероятно интимной подробностью: ему сорок и он ни разу не занимался сексом.

Я, по сути, не был шокирован этой новостью. Довольно интересно, что я также не почувствовал жалости. Во мне немедленно проснулся ведущий телевикторины, и он позволил мне засыпать себя вопросами. Чувства Джереми в течение всего разговора представляли собой смесь нигилизма, сожаления и юмора висельника. Я понял, что сопереживать ему мне трудно, хоть я и сам начал поздно. (По данным опроса, проведённого брендом презервативов Durex в 2016 году, средний возраст потери девственности в Канаде и США составляет около 18 лет.) Сейчас он вдвое старше того возраста, в котором я начал заниматься сексом, и я в каком-то смысле побаиваюсь, что он – не просто двое 20-летних девственников, поставленных друг на друга, а прожил сложную жизнь, исполненную разочарования, и при этом становился всё более отчуждённым, подавленным и сексуально или эмоционально неудовлетворённым.

Тем не менее, во время разговора с ним кажется, будто он в свои сорок начинает жизнь заново; возможно, его внутренний оптимист порой считает, что может начать половую жизнь с точки зрения сорокалетнего мужчины, а не утопать в театральных мелодрамах, окружавших большинство из нас, когда мы начинали получать сексуальный опыт. Также эта постоянно нависающая над Джереми проблема, разумеется, может оказывать на него печальное воздействие, и то, что он исполнен надежды, активен и отказывается коротать дни, отказавшись от секса, прекрасно характеризует его характер и убеждённость.

VICE: Много ли людей знает о твоей ситуации? Что они о ней говорят?

Джереми: Нет, о ней знают немногие. Думаю, мои родные могут что-то подозревать, но ни один из членов моей семьи никогда со мной об этом не говорил. Я держал этот секрет при себе годами. Однако совсем недавно я поехал домой с одной женщиной, которую встретил в клубе, и по пьяни рассказал ей об этом. Правда, поскольку мы оба на тот момент были пьяны, я не могу сказать, что она как-то конкретно отреагировала. Могу тебе сказать, что она вроде бы удивилась, но на этом всё. Кажется, в общей сложности я рассказал об этом четверым людям: той женщине, близкому другу, с которым дружу уже больше десятилетия, своему эндокринологу, а теперь – тебе и всем, кто читает эту статью. Друг, которому я признался несколько лет назад, заволновался и даже предложил обратиться к сексопатологу, если этого не случится через несколько лет.

Предлагали ли тебе помощь в потере девственности по дружбе или из сострадания?
Нет, такого со мной никогда не было. Так как я мало кому об этом говорил – я не говорил даже самым близким друзьям, – у меня никогда не было такого варианта.

Не подумывал ли ты нанять кого-то, чтобы исправить такую серьёзную ситуацию? Сейчас существует множество разных вариантов секс-работы, от девушки по найму до чего-то, скажем, побыстрее, некоей классики. Кроме того, сейчас это далеко не так табуировано, как было раньше.

Когда я был моложе, я никогда не рассчитывал, что мне вообще придётся рассматривать для себя такой вариант, как секс-работа или сексуальный суррогат. Я думал, что это просто случится тогда, когда случится. Про себя я наивно думал, что встречу кого-то и смогу разделить с этим человеком этот опыт. Я просто ожидал, что, когда это случится в первый раз, это случится с человеком, который мне будет нравиться, или, возможно, попроще, случайно и без обязательств, после знакомства с кем-то в клубе. Мне кажется, что этот жизненный опыт, когда я говорю об этом, звучит очень просто, и я знаю, что именно так всё происходит у очень многих людей, но у меня такого просто никогда не было.

Когда мне было 20 с хвостиком, мысль о том, что у меня никогда не будет секса, никогда не казалась мне особенно угрожающей. Однако сейчас мне 40, для меня это гораздо более серьёзная проблема – особенно на чисто эмоциональном уровне. Когда передо мной встал ребром этот вопрос, я не мог прибегнуть к секс-услугам. Пользование секс-услугами мне казалось не табу, а «путём наименьшего сопротивления». Если я прибегну к секс-услугам, то это значит, что я махнул рукой на устаревшую мысль о знакомстве с человеком, с которым можно разделить этот опыт. В глубине души – как ты обязательно заметишь, мне очень часто случается углубляться в свою душу – мне казалось, будто я ненормальный или урод. Мне казалось, будто, задумавшись о пользовании секс-услугами, я стану ещё большим уродом.

Но сейчас-то ты открыт для этой идеи? Тебе мешает то, что ты просто не знаешь, с чего здесь начать?

Пожалуй, да. Сейчас я открыт для этой идеи, но я совершенно не знаю, с чего или как здесь начинать.

Что тебя интересует больше всего? Сам по себе секс или то, что может к нему прилагаться?

Как любой девственник, я считаю, что в каком-то смысле секс интересует всех. Если честно, поскольку мне 40 и я девственник, секс теперь становится для меня важнее. Мне кажется, что я достаточно умён, чтобы знать: секс, настоящий секс, не похож на порно. Я знаю, что с ним бывают проблемы совершенно разного свойства. Поскольку я настолько сильно запоздал, я боюсь, что не сумею догнать всех остальных. Я боюсь, что, начиная так поздно, всегда буду в нём плох и всегда буду разочаровывать свою партнёршу. Я боюсь стать для людей посмешищем. Однако во мне вызывает интерес понятие того, что к нему прилагается, особенно составляющая взрослых отношений. Так как у меня никогда не было девушки, я не переживал взлётов и падений, характерных для взрослых отношений. Больше всего меня интересует близость с женщиной, как сексуальная, так и эмоциональная.

Ты страдаешь редким заболеванием, которое задержало твою половую зрелость и отрицательно сказалось на твоём половом влечении, да?

Я страдаю заболеванием, которое называется идиопатический пангипопитуитаризм. Это заболевание у меня с рождения, но диагноз мне поставили года в четыре-пять, когда мои родители поняли, что я расту не так быстро, как должен был бы расти. Так как моё заболевание влияет на все гормоны гипофиза, я в очень юном возрасте столкнулся с дефицитом гормона роста. Также у меня нарушение щитовидки и надпочечников. Из-за этого я начал принимать таблетки, чтобы компенсировать неспособность вырабатывать эти гормоны, а также колоть себе тестостерон, чтобы компенсировать неспособность его вырабатывать. Из-за заболевания я выгляжу гораздо моложе своих лет. Я даже бриться начал лет в 35. Также оно повлияло на моё сексуальное влечение. Если уж быть совершенно честным, то я постоянно горжусь возможностью бриться. Я даже праздную день, когда начал это делать, как свою «бритвенную годовщину». Особенно я горжусь тем, что теперь у меня ещё и бывает эрекция. Замещение половых гормонов даёт мне возможность почувствовать себя сексуальным в тех ситуациях, где я годами вообще не чувствовал себя сексуальным.

По идее, ты мастурбируешь. Ты и мастурбировать начал только в тридцать с хвостиком?

Да, я действительно мастурбирую. Впрочем, я не помню, сколько лет мне было, когда я начал этим заниматься. Если бы ты попросил меня выразиться конкретнее, я бы сказал, что начал, когда мне было то ли под тридцать, то ли тридцать с небольшим. Однако какое-то подобие завершения в процессе я обрёл только в 30 с небольшим, когда у меня повысилась дозировка тестостерона. И даже с завершением я не всегда обильно кончаю.

Насколько ты приближался к сексу и сожалеешь ли ты об этих или других моментах?

Были две ситуации, когда я, как мне кажется, приблизился к сексу. В первый раз речь шла о женщине лет примерно на пять-семь старше меня, с которой я был знаком по интернету не больше года. Мне было 20 с небольшим. Она жила в Портленде, но приехала в Ванкувер на выходные. Она была первой женщиной в моей жизни, с которой я сильно сблизился. Я не говорил ей, что я девственник, но она знала о моём заболевании и, как я подозреваю, догадалась, когда мы встретились. При встрече с ней я приблизился к сексу больше всего за всю свою жизнь. Мы пару ночей поспали вместе, а в последнюю ночь мы достаточно доверяли друг другу, чтобы пойти дальше. Однако у меня из-за заболевания в то время, в общем-то, не было полового влечения, поэтому у меня не было эрекции. После того, как она уехала, мы стали разговаривать всё меньше и в конце концов просто потеряли связь.

Во второй раз мне было 30 с небольшим, и в Ванкувер приехала ещё одна женщина не из местных, с которой я познакомился в интернете. Однако в этот раз всё было иначе, потому что я осознал, что мы не подходим друг другу. Мне казалось, будто мы слишком разные. Возможно, у неё ко мне были более сильные чувства, чем у меня к ней, поэтому в последнюю ночь, когда мы были вместе, мы, опять-таки, спали вместе. Я не помню такого случая, чтобы я конкретно говорил ей о своей девственности, но, опять-таки, я уверен, что она об этом знала, потому что понимала: у меня из-за заболевания проблемы с половым влечением. Во второй раз всё зашло вовсе не так далеко, как в первый, но петтинга всё же было много. И снова после того, как она уехала, мы стали разговаривать всё меньше и меньше, а затем потеряли связь друг с другом. Я не делаю для себя исключений из-за своей девственности или своего заболевания.

Я искренне сожалею, что потерял связь с обеими женщинами, и сожалею о том, как у меня с ними всё закончилось. Они обе были потрясающими женщинами, которые мне доверяли и которым так же явно было со мной комфортно. Я знаю, что мог бы и лучше общаться со своими партнёршами. Возможно, я ничего не понимал в сексуальном плане, но я понимал достаточно много, чтобы лучше с ними общаться. Если говорить о сожалении, то я всегда буду сожалеть об утраченных возможностях. Мне кажется, будто я упустил какие-то возможности. Я очень сильно себя казню по этой причине. Спрашиваю себя: будь я другим человеком, не таким стеснительным по этой части, не встретил бы я уже кого-нибудь? Если бы я не был таким серьёзным, подцепил бы я кого-нибудь? Мне жаль, что я не говорю об этом людям, особенно друзьям. Полагаю, я имею в виду, что сожалею об очень многом. Более всего я сожалею, что так упорно держу это всё в себе.

С обеими этими женщинами ты познакомился в интернете, и это, возможно, не случайно. Сколько времени ты провёл на сайтах знакомств и кажется ли тебе комфортнее честно говорить о своей девственности с теми, с кем ты познакомился онлайн, чем в реале?

Мне всегда кажется, что я произвожу отвратное первое впечатление, особенно на женщин. Нельзя сказать, что я добился большого успеха в онлайн-знакомствах, но я сидел на каком-то сайте знакомств или в каком-то приложении десять лет и больше, начиная с OkCupid. В случае онлайн-знакомств мне кажется, что я могу доверить всю работу своему мозгу. У меня появляется время на ответ, на то, чтобы показаться забавным. Я не самый спонтанный человек, поэтому наличие сайта или приложения для знакомств облегчает мне задачу – даёт возможность не спешить с комментариями и/или ответами. Для меня это значит очень много. Кроме того, в интернете ещё существует некая анонимность. Думаю, именно благодаря этой анонимности мне легче более открыто говорить о своей девственности.

Насколько большую роль сыграл твой круг общения? Много ли у тебя было друзей в детстве?
Моя семья очень часто переезжала. Хотя родился я здесь, моя семья переехала в США, когда я был очень маленьким, и регулярно переезжала после этого. Лет в пять-шесть я всегда был тем ребёнком, который в школе сидит сам по себе. После второго нашего переезда, который я запомнил, я попытался не заводить друзей, потому что знал: я просто перееду снова и больше никогда в жизни их не увижу. К 19 годам я пожил в пяти штатах и за границей. Взрослые дружеские отношения я начал заводить уже ближе к 30 годам.

Я всё в жизни начинал поздно, в том числе поздно начал быть хорошим другом, умеющим быть уязвимым с друзьями. Только в последние годы я узнал, что наличие круга друзей – штука гораздо менее однозначная. Для того, чтобы кому-то доверять, нужно очень много, мне же, чтобы открыться кому-то, нужно ещё больше. Я всегда боялся, что никто не захочет быть со мной или даже со мной разговаривать, если узнает меня настоящего. Я знаю это теперь и пытаюсь быть лучшим другом тем, кого люблю. Я хочу быть надёжным другом. Я хочу быть способным поддерживать друзей, слушая их и болея за них. Однако я понимаю, что, чтобы быть таким другом, мне нужно также уметь доверять самому себе.

Ты когда-нибудь сталкивался с отрицательной или жестокой реакцией, поделившись этой информацией с друзьями или потенциальными возлюбленными, или этот страх по большей части исходит из нервов, а не из опыта?

Я никогда не сталкивался с отрицательными или жестокими реакциями, делясь с кем-то этой информацией. Те, кому я об этом говорил, либо не верили, либо проявляли большое понимание. Мне просто нужно много времени на то, чтобы довериться кому-то и рассказать о своей ситуации. Даже в случае самых близких друзей я всегда боюсь, что они либо подвергнут меня остракизму, либо высмеют. Я, как и любой человек, просто не хочу быть посмешищем или чувствовать себя неполноценным. Я просто хочу чувствовать себя нормальным, а не с какой-то аномалией или редкостью. Хотя я, делясь с кем-то этой информацией, никогда не сталкивался с отрицательной или жестокой реакцией, меня всё равно пугает, что обо мне могут подумать. Я не очень хорошо знаю, как это – близость, даже среди друзей. Мне трудно открываться, потому что я вечно боюсь, что, когда я это сделаю, друзья не захотят со мной знаться или разговаривать. Я знаю, что этот страх иррационален, и мне кажется, что даже осознание этого немного мне помогает. Я пытался принять какие-то меры, чтобы перестроиться по этой части.

Боишься ли ты, что первый раз у тебя, как и у большинства людей, не задастся? Аналогично, волнует ли тебя то, что может произойти после этого? Говорят, что все влюбляются в тех, с кем у них был первый секс, и это нередко заканчивается несчастьем. Считаешь ли ты, что твой возраст и жизненный опыт могут смягчить это, поскольку ты не смотришь на мир как подросток?

Чёрт побери, я знаю, что в первый раз всё будет ужасно. Знаю, говорят, что первый раз – это вовсе не так круто, как принято думать. Я слишком сильно волнуюсь из-за ситуаций и людей, которые мне нравятся, поэтому да, я побаиваюсь, что ещё и влюблюсь в человека, с которым у меня будет первый секс. С другой стороны, мне кажется, что, так как я достаточно зрелая личность, возможно, мне удастся умерить эти чувства.

Секс в культуре повсюду. Удручает ли тебя то, что предполагается, будто это должно быть тебе очень близко?

Однозначно удручает. Меня огорчает, подавляет и вообще разбивает мне сердце, что мне это совершенно не близко. Да, может, у меня и нет опыта, который есть у всех людей моложе меня, но я знаю, какие чувства должен испытывать, когда мне кто-то нравится. А если говорить о сексе, то я также знаю, каким должно быть физическое влечение к человеку. Однако, слушая чужие истории о свиданиях, песни о сексе и любви или даже читая об этом, я всегда чувствовал себя ненормальным человеком.

Кажется ли сорокалетие удручающей вехой? Кажется ли тебе, что тебя скорее осудят за девственность на пятом десятке лет, чем год назад?

Будучи моложе, я всегда думал, что к 40 годам я повстречаюсь с парочкой девушек и буду женат или побываю в браке. Это звучит нормально, правда? Мне кажется, что романтические комедии и сериалы с романтическими элементами в каком-то смысле спутали мне все карты, потому что мне всегда казалось, что у меня будет тот же опыт. Увижу женщину на другом конце помещения и влюблюсь в неё. Переживу несколько милых романтичных знакомств. Даже разрывов. Жизнь не такая – я признаю, что она нереалистична. Это не мешает мне надеяться, что я могу ощутить взаимное влечение к кому-то и потерять девственность.

Мне кажется, что я в свои 40 гораздо лучше знаю, что значит быть редкостью. Однако я также стараюсь больше себя любить. Я осознаю, что моё заболевание в сочетании с очень частыми переездами создало этакий идеальный шторм, в котором, помимо прочего, возникли проблемы с низкой самооценкой, недостатком доверия и серьёзной неопытностью в общении. Я считаю, что успешно учусь ориентироваться в этом самом шторме. Для ориентирования в этом шторме очень важно признать, что я не могу ругать себя за ситуации в своей жизни, над которыми у меня не было власти. Я не говорю, что всё время недоволен. У меня есть работа, которую я очень люблю, я близок с родственниками, а также провожу время с друзьями, которых обожаю. Но периодически я просто чувствую себя полностью отчуждённым от всех остальных людей из-за своей девственности и неопытности в общении.

Следите за сообщениями Тревора Риска на Twitter.

Эта статья была впервые опубликована на VICE CA.

Ещё VICE
Vice Channels