Photo by Stu Forster/Getty Images

Как первый месяц Трампа изменил представление мира об Америке

«Я впервые думал о США не как о мощной имперской державе, а как о живой стране, уязвимой для плохих решений».

|
10 марта 2017, 5:00am

Photo by Stu Forster/Getty Images

Если вы подобны большинству американцев (включая нашего президента), ваc очень сильно интересует, что думают о вас другие люди, даже если вы делаете вид, будто это не так. Возможно, вы очень много всего выкладываете на Instagram, возможно, вам нужно настаивать на том, что ваша вечеринка или президентская инаугурация была огромным успехом, на которую пришли все. Или вы, возможно, не способны ответить на вопрос об антисемитизме, не отвлёкшись на разговоры о собственной популярности.

Если вы, как и очень многие из нас, неравнодушны к собственному имиджу, вас, возможно, тревожит то, что нового президента не любит огромная часть мира. Это, вероятно, связано с тем, что Дональд Трамп утверждает, будто скоро поставит «Америку превыше всего»; этот изоляционистский слоган впервые использовали люди, не желавшие вступать во Вторую мировую войну. В исполнении Трампа эта фраза подразумевает запрет людям из некоторых стран с мусульманским большинством на въезд в США, постройку стены на южной границе, пересмотр давних договоров, а также отказ от международных соглашений.

Кандидат Трамп никогда не был любимчиком большей части международного сообщества, но с момента его вступления в должность ситуация в США стала ещё тревожнее для неамериканцев. С Трампом у руля наблюдается рост количества преступлений на почве ненависти, а отец индийца, застреленного во время нападения на расовой почве в Канзасе, даже заявил, что родителям не следует отправлять своих детей в Америку. Затем, во время речи, произнесённой во вторник перед совместным заседанием Конгресса, Трамп объявил о государственной программе, по-видимому, предназначенной для разжигания негодования из-за преступлений, совершённых иммигрантами, хотя они совершают  меньше преступлений, чем неиммигранты.

Заинтересовавшись тем, как отношение иностранцев к США изменилось за оживлённый месяц с момента инаугурации Трампа, я связался с некоторыми из редакторов зарубежных филиалов VICE и спросил их, что они сейчас думают об Америке. Вот что они мне сказали:

Стефан Веселинович, Сербия:

Впервые я ощущаю, что Сербия находится на несколько шагов впереди США. Разумеется, мы беднее и нам повезло меньше, чем вам, но будьте осторожны: вы идёте по нашим следам, выбирая популистов-манипуляторов. Нам немало довелось пожить при таких лидерах. Мы всегда можем дать вам кое-какие советы о том, как разобраться с русскими, которые нередко бывали здесь непрошеными гостями – особенно во времена выборов. Я уже не говорю о свободе прессы, угрозах в адрес журналистов и их убийствах, чокнутых постановлениях и незаконных запретах. Для нас это практически повседневность, и это может стать таковой для вас тоже.

В плане моего мнения о США не изменилось ничего, потому что я никогда не думал, будто вам удастся не совершить тех же ошибок, что и остальной мир. Я не ожидал лишь одного – такого массового нытья от ваших либералов. 

Меня утешает лишь одно – то, что происходило в прошлом месяце. Поскольку американская демократия стояла на более-менее прочном фундаменте веками, она не падёт на колени так просто. Возможно, вам удастся показать нам, нытикам из Европы, на что похож контроль сильных институтов над тиранией правителя. Следующий шаг снова за тобой, Америка.

Ренальдо Габриэль, Индонезия:

Это однозначно вызывает определённое беспокойство. США, по-видимому, сейчас как никогда сильно разделены. Приход Трампа к власти, кажется, подлил масла в огонь всех институциональных проблем в Америке. Сочетание сбивающего с толку избирательного процесса, постоянных истерик на публику, от которых никак не откажется Трамп, и непрерывного политического тупика; демократия как будто подводит даже американскую общественность, а в условиях «страны свободы» это печально.

Хосе Луис, Мексика:

Прибытие Трампа в Белый дом заставило меня подумать о некоторых сторонах США, о которых я никогда не думал. Поначалу я не мог поверить в его победу; но в тот день, когда он взял на себя полномочия, я видел на каждом новостном канале мощные протесты против вновь избранного президента. Я впервые думал о США не как о мощной имперской державе, а как о живой стране, уязвимой для плохих решений.

К несчастью, не прошло и одного-двух дней с того момента, как я начал читать об определённых людях, ведущих себя по-расистски с иммигрантами. Ещё слишком рано знать, может ли такой президент, как Трамп, привести к новому расцвету расизма, но эти два события заставили меня подумать о том, что очень важно думать о стране с точки зрения её людей, а не только её правительства. Если говорить конкретно о политике Дональда Трампа и стене, строящейся на произвольной границе между людьми, то моё отношение не изменилось: я всё ещё считаю, что и то, и другое является ретроградным и расистским.

Джоэл Голби, Великобритания:

Я всегда воспринимал США как выражение бахвальства размером со страну: с моей точки зрения из-за океана они всегда были некоей глянцевой, самоуверенной, самонадеянной версией того, чем Британия могла только воображать себя в самых безумных своих грёзах. По сути, главным в США всегда были чавканье сигарами, стрельба из пистолетов в сухое пустынное небо с криками «йи-хо», сверхкрасивые люди из Лос-Анджелеса, злые до одури нью-йоркские прохожие, развевающиеся звёзды и полосы; идеально вышколенная и крайне злая армия, обширный, похожий на пояс, сектор жилых домой с идеально подстриженными газонами со сложными спринклерными системами, а также идеальной ровной серой подъездной дорожкой, на ней – идеально блестящая машина американского производства, а в каждом доме – в каждом доме мешанина из отретушированных семейных фото в аккуратных рамочках на каминной полке – внутри каждого дома находится американский папа с тонкими усами с проседью, который начищает ружьё и грозится застрелить бойфренда своей дочери-выпускницы, если тот её трахнет. Для меня это Америка.

После Трампа этот лоск в каком-то смысле стёрся. Мне Америка как никогда явственно представляется страной беспорядка, местом, в котором «левые» и «правые» преобразовались в две гиперкарикатурные идентичности, причём одна грызётся с другой посередине. А там – где-то в красной пыли и воде ручьев – находится подобная бессмысленная потеря идентичности. Кто ты такая, Америка? Теперь половина тебя ненавидит Трампа, а половина считает, что именно его разновидность громогласного воинственного идиотизма является путём вперёд? Откуда у Америки снова взяться единой идентичности, когда её два идеологических сердца не в ладах друг с другом? Собственно, кто ты такая, если не уверена в самой себе? Лысый орёл сидит на одной-единственной сильной ветке на каменном утёсе над длинной блуждающей эпической рекой. За ним в небесах заходит солнце. И он медленно, со скорбным криком, выпускает одну-единственную слезу. Такова Америка в данный момент. Впрочем, прошу и дальше снимать хорошие сериалы, они нам нужны.

Джулиан Морганс, Австралия:

Трамп не изменил моё восприятие вашей страны, только укрепил его. Дело в том, что я всегда рассматривал Америку как общество, которое уже выпило три порции пива на пути к большой ночи. Играет музыка, все быстро (и громко) говорят о себе; вариантов бесконечно много.

По сравнению с этим Австралия – настоящий середняк. Мы предпочитаем среднестатистических персонажей, плоские ландшафты и беспокоимся из-за своих крошечных проблем, которые внушают умеренную тревогу. Несчастье в Австралии выглядит как человек на соцобеспечении. Но несчастье в Америке смахивает на внешние пригороды Детройта и стрельбу в старших школах. Америка – это невероятная чёртова мешанина из грёз и мук. Америка – чокнутая, из-за чего скачок от Обамы к Трампу кажется совершенно естественным. Конечно же, Трамп! Конечно!

Маркус Люст, Австрия:

Некогда было такое время, когда Америка считалась довольно крутой в сердце Европы. Было даже модно носить звёздно-полосатый флаг – и я здесь имею в виду не европейских реднеков с задворок Альп, а настоящих любителей высокой моды в Вене. Помнится, такое было где-то в прошлом году. (Собственно, это и было в прошлом году.) Но я, опять-таки, также помню время, когда Штаты и всё, что они собой олицетворяют, считались современным эквивалентом свастики и символом всего плохого в мире. И это время было всего несколькими годами ранее, когда президентом было Джордж Буш-младший. Сейчас мы, по-видимому, вернулись в годы Буша. 

Беньямин Вирстрём, Швеция:

Говоря по-честному, если уж на то пошло, то моё отношение к США улучшилось. Однозначно было больно, что Трамп победил Клинтон (если победа благодаря коллегии выборщиков вообще формально подразумевает победу над противником в президентских выборах), но в то же время это не было совершенно неожиданно, поскольку до самого конца выборов было до боли ясно, как много людей фанатично поддерживали каждое слово, вылетавшее из его рта, больше похожего на отвратительную дырку в заднице. 

Итак, когда мы все подготовились к неизбежному апокалипсису, кое-что случилось: люди не стали это терпеть. После его инаугурации по всей стране вспыхнули протесты, которые вспыхивали и дальше в качестве реакции на его запрет на поездки. Это просто показывает, как американцы могут сближаться в трудные времена; как люди не собираются просто поддаться фашизму и дают сдачи – и это по-настоящему вдохновляет. Вперёд, США!

Матерн Бёзелагер, Германия:

Избрание Трампа на самом деле не изменило моего взгляда на США, поскольку мы уже знали, что у этой страны есть проблемы и что есть очень много людей, готовых за него голосовать. Теперь, когда это произошло, это прежде всего весьма печально, а ещё внушает нешуточный ужас. Немцы любят посетовать на злоупотребления Америки властью, но мы на самом деле не готовы к миру, в котором США уже не берут на себя ответственность. Что нам делать, обзаводиться ядерными боеголовками?

Поэтому да, мы очень встревожены. Это всё равно что иметь сильного друга прямо за углом, который всегда держит в узде местного задиру. А затем внезапно видишь, что этот сильный друг делится с задирой сигаретами, а затем они оба показывают на тебя и начинают ржать. Этого не должно было случиться, и это, чёрт побери, жутко.

Следите за сообщениями Майка Перла на Twitter.