FYI.

This story is over 5 years old.

Всякое

Странный ад, через который проходят женщины, чтобы сдать яйцеклетки

We Are Egg Donors («Мы – доноры яйцеклеток») – это вебсайт, предоставляющий женщинам больше информации по теме донорства яйцеклеток, чем готовы предоставить большинство клиник планирования семьи.
18.1.16

Что готова сделать молодая женщина за 8,000 долларов? Восемь штук – это текущая цена яйцеклеток здоровой женщины, которую ей выплачивают единовременно клиники планирования семьи. WeAreEggDonors– это вебсайт, служащий хранилищем историй о том странном аде, через который женщины заставляют себя пройти, чтобы получить этот единовременный платёж. Истории варьируются от рассказов в жанре «боди-хоррор», в которых фигурируют «чрезмерно стимулированные яичники», до тревожных метаний на тему того, как фантастично иметь ребёнка, с которым вы никогда не виделись, а также несколько жизнеутверждающих баек о женщине, которая познакомилась с ребёнком из сданной ею яйцеклетки, и установила особую связь.

Реклама

Прежде всего сайт обеспечивает женщинам, рассматривающим возможность прохождения достаточно экстремального медицинского процесса, немного больше информационной открытости, чем готовы обеспечить большинство клиник планирования семьи. Именно эта информационная открытость и сделала WeAreEggDonors (WAED) неприятным бельмом на глазу репродуктивной индустрии.

К примеру, потенциальный донор Кари, прождав два года, пока её сведут с парой, желающей зачать ребёнка, пошла на попятную после того, как прочла на тайном форуме WAED обо всех проблемах со здоровьем, которые испытывают нынешние и бывшие доноры. «Мой координатор поинтересовался, откуда пришёл весь мой страх, и попытался убедить меня передумать, – заявила Кари в 2015 году в выложенном на WAED интервью. – Затем [мой координатор] сказал мне не верить всему, что я читаю в Интернете, и уж точно не «полагаться в принятии своего решения на такие группы, как WAED». Кхм… БЛИН, ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ? Эта группа наполнена реальными женщинами с реальным опытом, которые готовы им делиться и помогать другим донорам. Это именно то место, откуда мне нужно черпать информацию».

За нарушение донорского обязательства Кари получила от клиники планирования семьи счёт на 3,400 долларов; при помощи сообщества WAED она смогла отыскать лазейку в своём контракте и избежать выплаты штрафа.

WeAreEggDonors также обеспечивает уникальное знакомство с не особо изящной тактикой набора агентств по планированию семьи (которые набирают доноров для клиник). Соня О'Хара стала регулярным донором яйцеклеток, наткнувшись на объявление агентства по донорству яйцеклеток в Backstage, отраслевом издании для актёров.

Реклама

«После того, как я впервые сдала яйцеклетки, – пишет она, – ко мне обратилось другое агентство, которое предложило значительно более высокую оплату, поскольку специализировалось на «исключительных девушках». [Специалист по набору из клиники] заставила меня заполнить анкету, в которой был вопрос о том, с какой знаменитостью меня чаще всего сравнивают. Затем она десять минут обсуждала, похожа ли я больше на Эмму Стоун или на Эми Адамс, а после этого отвела меня на Парк-авеню, чтобы «спонтанно» сфотографировать меня в приукрашенном виде; при этом она обучала меня более выгодным ракурсам».

Во время одного цикла сдачи яйцеклеток у О'Хары развился синдром гиперстимуляции яичников, болезненное и потенциально опасное заболевание, из-за которого женщина также может казаться беременной со сроком в несколько месяцев. Забеспокоившись, она написала в свою клинику по электронной почте, умоляя её сделать ей УЗИ, дабы убедиться, что она в порядке.

«Было довольно жутко, – пишет О'Хара. – Были и другие мелочи – к примеру, после получения моей яйцеклетки меня быстро выставила за двери медсестра, пока я ещё была сонная, а к руке у меня ещё была подключена капельница».

Лена Кемпбелл выложила на WAED историю о том, как у неё после сдачи яйцеклеток развился агрессивный эндометриоз – заболевание, при котором слизистая оболочка матки вырастает за пределами матки. В итоге она потеряла способность рожать собственных детей. В своём заболевании она винит процедуру сдачи яйцеклеток.

Реклама

Именно истории, подобные истории Леа, и убедили Кари не проходить процедуру. «Мне не казалось удобным рисковать здоровьем и репродуктивной способностью», – поведала Кари WAED.

Ракель Кул, Клэр Бёрнс и Сьерра Фолтер – бывшие доноры, запустившие WAED в феврале 2013 года, дабы предоставить донорам «безопасное пространство» для того, чтобы делиться своими историями, а также получить доступ к непредвзятой, научно обоснованной информации о процедуре.

«Вокруг этой темы очень много грозили пальцами и было очень много отрицательных стереотипов, – говорит Кул. – Или карнавальных зазываний типа «Проходите, не стесняйтесь!» нерегламентированной репродуктивной индустрии, которая неустанно ищет привлекательных и здоровых женщин для добавления в свой список. Отсутствовали же в диалоге реальные доноры яйцеклеток».

Одним из ключевых аспектов вебсайта является его политика, запрещающая принимать деньги или поддержку от «любого предприятия, получающего прибыль от донорских яйцеклеток».

«Нас немедленно завалили предложениями скооперироваться с репродуктивной индустрией и использовать нашу организацию как способ найма и привлечения большего количества клиентов, – говорит Кул. – Защита целостности и достоверности диалога была для нас важнее».

Если бы Лорен, на тот момент – 22-летняя студентка-старшекурсница, знала о сайте, когда рассматривала возможность сдачи своих яйцеклеток, возможно, она бы не переживала столь сильное душевное смятение.

Реклама

«У меня была подруга, которая сдала яйцеклетки, чтобы отучиться в университете», – говорит Лорен, которой сейчас 25 лет. Она осуществила сдачу через Центр женского репродуктивного обслуживания, который находится в ведении Медицинского центра Колумбийского университета, в надежде подзаработать себе на жизнь после университета – а она в то время представлялась ненадёжной, поскольку у неё не намечалась работа.

Лорен посетила центр и заполнила ряд документов. Вскоре её свели с предполагаемыми получателями, и она начала процесс превращения в донора яйцеклетки. Ей также (как и всем донорам в Центре репродуктивного обслуживания) предложили 8,000 долларов.

По её оценкам, весь процесс занял четыре-пять месяцев. Эти месяцы она описывает как «нестабильные» и «тревожные».

Лорен в течение месяца принимала гормональные противозачаточные таблетки, чтобы синхронизировать свой менструальный цикл с циклом предполагаемой реципиентки. Как только их циклы были синхронизированы, Лорен начала ежедневно получать уколы репродуктивных гормонов. По условиям некоторых клиник женщины делают себе инъекции сами на дому. В Колумбийский университет Лорен являлась каждое утро, чтобы получить инъекцию у медсестры.

«Сидя на гормонах, я очень уставала, – говорит Лорен. – На самом деле хорошо, что я в то время не работала. Не думаю, что я смогла бы ходить на работу и особенно хорошо функционировать».

Потом были «недели две» трансвагинальных УЗИ через день. Наконец, пришло время для процесса извлечения, амбулаторной хирургической процедуры, которая (в случае Лорен) прошла гладко. В тот же день она забрала свои 8,000 долларов по пути из клиники.

Реклама

Лорен наткнулась на WAED в феврале 2014 года, спустя год с лишним после сдачи собственных яйцеклеток.

«По моему опыту, у доноров яйцеклеток немного возможностей контактировать и обсуждать все свои мысли, чувства и проблемы, – сказала Лорен. – Мы изолированы друг от друга».

Она написала на сайт по электронной почте, спрашивая, можно ли ей поделиться впечатлениями. В ноябре 2015 года она опубликовала статью о том, каково быть донором яйцеклеток, и ещё одну под заголовком «Семь вещей, которые никогда не следует говорить донору яйцеклеток» («Sven Things You Should Never Say to an Egg Donor»).

«Написание текстов для блога помогло мне частично пережить свой опыт, – говорит Лорен. – Я переживала некую внутреннюю неудовлетворённость из-за того, что не знала, что случилось с теми яйцеклетками, которые я сдала, а также разочарование этим опытом и долговременные последствия донорства для здоровья».

Сдача яйцеклеток являлась этически сложной темой со времён появления процедуры экстракорпорального оплодотворения в 1980-х годах. Процедура опирается на сбор генетического материала (яйцеклеток и спермы) у доноров, которые получают денежную компенсацию.

Аарон Ливайн – биоэтик из Школы публичной политики Технологического университета Джорджии. Он недавно стал соавтором публикации о наборе доноров яйцеклеток и предупреждении их о рисках. Когда я обратилась к Аарону, он рассказал мне, что некоторые представители медицинского сообщества обеспокоены тем, что количество денег, предоставляемое донорам, может обязывать, особенно женщин в ненадёжном финансовом положении.

Реклама

«Американское общество репродуктивной медицины выпускает руководства по оплате», – говорит Ливайн. «Говорят, компенсация до 5,000 долларов – это нормально. Компенсация от 5,000 до 10,000 долларов допустима, но требует обоснования, а свыше 10,000 долларов – недопустима. В большинстве крупных городов компенсация находится в пределах диапазона 6,000-8,000 долларов. Однако существует множество отличий. Кругом эти донорские агентства, которые прыгают гораздо выше. Можно увидеть объявления, в которых предлагают 20,000, 30,000 и даже 50,000 долларов», – добавляет Ливайн,

«Предоставление крупных сумм денег может заставлять людей сдавать материал тогда, когда это на самом деле не вполне отвечает их интересам. Они могут не до конца понимать или осознавать некоторые риски».

Существуют проблемы, связанные с конфликтами интересов доноров и реципиентов яйцеклеток, а также с кратко- и долговременными рисками, которые несёт в себе процедура.

«Существует хорошо известный набор кратковременных рисков, связанных со сдачей яйцеклеток, – объясняет Ливайн. – Наиболее распространённым, пожалуй, является синдром гиперстимуляции яичников (СГЯ). В мягкой форме его, по сути, и ожидают. Яичники чрезмерно стимулируют, чтобы получить эти яйцеклетки, отчего и получают эти последствия». Из-за попадания в организм гормонов яичники могут распухать и становиться болезненными. Тяжёлые случаи СГЯ могут вызывать жар, рвоту, резкий набор веса и одышку.

Количество потенциальных долговременных рисков скорее неизвестно. Некоторые женщины, которые сдавали яйцеклетки и позднее заболели раком, винят в этом процедуру. Однако, предупреждает Ливайн, данных о связи между раком и сдачей яйцеклеток недостаточно, чтобы заявлять о причинно-следственной связи.

Кул говорит мне, что We Are Egg Donors стремится быть больше, чем просто форумом, на котором доноры яйцеклеток могут делиться своими историями. Вебсайт также пытается внести изменения в мир здравоохранения и исследований. Недавно они объединились с GenerationsAhead (некоммерческой организацией по вопросам генетической политики) Институтсправедливости в здравоохранении по вопросам исследований, практики и политики Университета штата Калифорния в Сан-Франциско и URGE (некоммерческой организацией, выступающей за репродуктивные права и гендерное равенство), чтобы запустить вебсайт с непредвзятой, подкрепленной фактами информацией для женщин, рассматривающих возможность стать донорами яйцеклеток. We Are Egg Doors также работает вместе с Калифорнийским университетом в Сан-Франциско над исследовательским проектом по изучению долговременных последствий сдачи яйцеклеток для здоровья, а также сравнению краткосрочного и долгосрочного удовлетворения доноров.

«О кратковременных рисках не сообщают, а долговременные риски недостаточно изучены, – говорит Кул. – В целом клиники и агентства не отслеживают состояние доноров и не поддерживают с ними связь. Мы не хотим ни на кого показывать пальцем. Напротив, мы хотим сотрудничать, чтобы начать эти исследования, накапливать знания о рисках, связанных с донорством, и двигаться вперёд с большей информационной открытостью».