XANXIETY

Дневник ломки подсевшего на ксанакс

Один молодой человек пишет о своей борьбе за освобождение от зависимости от поддельного ксанакса.
11.7.18
Illustration by Owain Anderson

VICE UK изучает рост потребления поддельного ксанакса в Британии – от торговцев-подростков, продающих поддельные таблетки ксанакса в соцсетях, до студентов-наркоманов, лечащих бензодиазепином панические атаки или отходняки. Прочтите другие материалы этой серии здесь и посмотрите наш новый фильм о психическом здоровье и фальшивом ксанаксе, «Xanxiety: the UK's Fake Xanax Epidemic» («Страсти по ксанаксу: эпидемия фальшивого ксанакса в Великобритании»), здесь.

Реклама

Это дневник Дэна, британца 20 с лишним лет. Последние шесть месяцев Дэн фиксировал свои попытки избавиться от зависимости от поддельного ксанакса. Таблетки, которые он принимал, всё равно содержат алпразолам (бензодиазепин, который медицинская компания Pfizer распространяет под названием «Ксанакс»), но изготовлены в кустарных, а не регулируемых условиях и продавались на рынках тёмной паутины, а не прописывались врачом. Заявление Pfizer о росте популярности поддельного ксанакса можно прочесть здесь.

При соскакивании с ксанакса важно уменьшать дозу постепенно, так как внезапный отказ может давать такие побочные эффекты, как психоз и судорожные припадки. С помощью врача Дэн в сентябре 2017 года начал постепенно снижать дневную дозу, начиная с 20 миллиграммов. На момент первой записи в дневнике он уже снизил дневную дозу поддельного ксанакса до 18 миллиграммов.

14 сентября: Умирает мой друг. Из-за этого я попадаю в спираль, срываюсь и горю. Не могу поверить, что это произошло: я на него равнялся. Я просто не могу вернуться к работе, поэтому звоню и говорю, что заболел. Я психически и физически истощён. Я не сплю. Мои ноги постоянно работают, а голова кипит от мыслей. Просыпаясь, я чувствую себя плохо и явственно ощущаю отсутствие удовольствия, куря каннабис. Прилив дофамина как будто просто прошёл незаметно. Я начинаю убивать в себе чувствительность героином и кетамином.

28 сентября: Шестнадцать миллиграммов. Я пять дней налегал на герыча. Плохо: я едва не заработал вторую зависимость. Сдуру попытался выпить бутылку Jack Daniel's. Блевал всю ночь и следующий день. Не сомневаюсь, что отравился алкоголем. Мне одиноко в этих четырёх стенах. У меня мания, меня кидает от раздражительности, беспокойства, угрюмости и спокойствия к возбуждению. Скорблю и чувствую себя беспомощным. Я отправляюсь в местный центр для наркозависимых, где рассказываю о своей зависимости от бензодиазепина и герыча. Человек из поддержки всё понимает и советует мне заняться чем-то ещё, кроме сидения у себя в комнате и мыслей. Легко ему говорить.

«Я ещё употребляю другие наркотики, но начинаю спрашивать себя: «Почему? Почему я постоянно чувствую потребность в бегстве?»

14 октября: Тринадцать миллиграммов. Я пробую вернуться на работу, но слишком быстро. В итоге у меня происходит приступ тревожности, а теперь я снова дома, мне плохо. Я не могу с этим справиться. Проваливаюсь в депрессию ещё глубже. В голове постоянно мелькают мысли о будущем, о самом себе. Тело как будто трясётся и напрягается. Я буквально просто сидел у себя в комнате, играл в игры и, в принципе, не выходил из дома – разве что ходил в магазин через дорогу. Во что превратилась моя жизнь? Я, по сути, просто существую, а не живу.

29 октября: Снизил дозу до 11 миллиграммов. В руках дрожь, мышцы подёргиваются. Не могу спать. Аппетита практически нет. Я ещё употребляю другие наркотики, но начинаю спрашивать себя: «Почему? Почему я постоянно чувствую потребность в бегстве?» Слушаю нескольких философов. Здорово помогает Алан Уоттс. Я чувствую в голове что-то вроде искры. Решаю просто попробовать принять дискомфорт. Начинаю заниматься дома йогой и медитацией – это очень помогает от напряжения в мышцах.

Реклама

7 ноября: Приятно слушать Lil Peep. Обожаю его творчество: этот парень всё понял. Просто поражает, что можно наладить контакт с человеком через его музыку и пропустить его историю через себя. Я уже снизил дозу до 10 миллиграммов. Снижая дозу, всякий раз замечаю характерные симптомы мании. Где-то неделю спустя на меня начинают накатывать волны эйфорической истерии. Они длятся максимум несколько дней, но довольно приятны. Жаль, что всех остальных они раздражают. Приятно, когда можешь засмеяться впервые за пару месяцев.

15 ноября: Lil Peep умер. Не могу в это поверить. Я только начал его слушать. Снизил дозу ещё на миллиграмм. Теперь я в самой середине ломки. Мне выкручивает желудок от боли, у меня напряжение в мышцах, и я ещё никогда так сильно не раздражался. Я не могу сконцентрироваться ни на чём из того, что требует большого внимания – это просто меня изматывает, как простые телепрограммы на низкой громкости. Я ещё курю травку, просто немного. Тянет на другие наркотики.

«Мне кажется, что этого никто не понимает. Из-за этого я чувствую гнев, одиночество и отстранённость».

23 ноября: Снизил дозу ещё на 2 миллиграмма до 8. Просто хочется покончить с этим, но знаю, что нельзя торопиться. Я плачу, жалея себя и думая о том, каким дураком я был, когда вообще на это подсел. Со сном не складывается. Удовольствие приносят только наркотики, которые просто всё маскируют. Все замечают, что я пренебрегаю собой, из-за чего я решил есть и следить за собой. К счастью, мне почему-то до сих пор приходит зарплата. Это безумно помогает – есть возможность покупать достаточно игр, чтобы было чем заняться. В последнее время я очень много хожу.

2 декабря: Снизил дозу ещё на 2 миллиграмма. Снижение дозы незаметно примерно неделю. К концу каждого снижения я замечаю за собой манию и обострение симптомов. Креплюсь: тревожность у меня на максимуме. У меня кружится голова, я вялый, постоянно боюсь надвигающегося печального конца и вообще просто тревожусь обо всякой всячине в своей жизни, о будущем. Я раздражаюсь, злюсь, чувствую себя слабым и жалею себя; всякий раз, когда происходит что-то, что вызывает хоть какие-то эмоции, у меня колотится сердце. Это уже просто слишком, и я не выдерживаю. Мне кажется, что этого никто не понимает. Из-за этого я чувствую гнев, одиночество и отстранённость. Держись, Дэн.

Реклама

9 декабря: Ещё одно снижение на 2 миллиграмма, до 6 миллиграммов. Теперь, блин, становится реально тяжело. Некоторые симптомы я и объяснить-то не могу – не знаю подходящих слов. Просто хочется забить. Каждый день спазмы в мышцах. По ночам постоянно хожу, а от бешеных мыслей кружится голова. Мне всё время плохо. Впрочем, хуже всего по утрам: стресс, напряжение и ходьба вообще не прекращаются. Я изо дня день совершенно выматываюсь ещё до обеда. Мне одиноко, а ещё хреново не работать. Кто знает: смогу ли я вообще вернуться? Сейчас кажется, будто не смогу.


СМОТРЕТЬ:


15 декабря: Убавил 1 миллиграмм. Вперёд! Я почти у цели. С момента последнего снижения начал замечать прояснение в голове. Начинаю чувствовать себя так, как будто убрали какую-то тучу. Как будто стал быстрее думать. Начинают появляться «окна надежды». Я снова начинаю улыбаться. Врач звонит мне, чтобы узнать, как я там. Я говорю ему, что начинаю чувствовать себя более… человеком? Это длится недолго, но это лучше, чем ничего. У меня всё ещё бывают периоды мании; в итоге меня начинает клинить на всякой случайной фигне, и я делаю кучу покупок. Начинают появляться навязчивые мысли. Не слишком ли быстро я сбавляю? Что будет, когда я дойду до нуля? Эти мысли в течение следующей недели становятся заметнее. Как бы меня ни подбадривали, лучше не становится. Такое надо проходить самому. Я заметил, что, хотя у многих людей бывают одни и те же симптомы, ломка после бензодиазепина очень индивидуальна.

22 декабря: Снизил дозу на один миллиграмм за две недели. Сейчас у меня 4 миллиграмма. Снова волны: комната кружится, я не могу ни дышать, ни спать. Я теряю сознание. Происходит сильный приступ тревожности: когда это закончится? Я серьёзно задумался о том, чтобы просто покончить со всем этим. Навязчивые мысли о жизни и о конце соскакивания. Единственное, что помогает? Другие наркотики.

Реклама

Но это только временное облегчение, а после этого самочувствие ещё хуже. Я всё время повторяю себе: «Свыкнись с дискомфортом». Чувствуй боль, это нормально! Я всю жизнь спасался наркотиками от боли; теперь я должен осознать, что боль неизбежна и чем больше пытаться её избежать, тем хуже получится совладать с ней, когда она, собственно, придёт. Вверх, вниз, вверх, вниз. Это буквально какие-то эмоциональные качели (хотя на самом деле в жизни не происходит ничего).

29 декабря: Снова сбросил 1 миллиграмм – 3 миллиграмма! Рождество прошло хорошо. Приятно было увидеть родных, хотя обычно мне по фигу. Я чувствую более сильное единение, когда говорю с другими; во время разговоров всё начинает казаться более текучим. Бывают моменты, когда я счастлив, а ещё у меня бывает хорошая мания, когда у меня эйфория и мне всё кажется забавным. Это как-то странно – как при небольшой дозе ЛСД, когда постоянно тянет улыбаться или смеяться. Со сном становится лучше, так что физически я чувствую в себе больше сил.

7 января: Снизил дозу ещё на 2 миллиграмма. Заметил смягчение физических и психических симптомов. Чувствую себя сильнее и увереннее. Хочется работать снова, но кажется, что я не смогу. Иду на работу ради проверки отсутствия, рассчитываю уйти. Однако работодатель предлагает мне «постепенное возвращение» на работу. Я буду работать два дня в неделю. Я на седьмом небе от счастья.

На следующей неделе я хожу на работу два дня; это как бы утомляет, но очень приятно увидеть всех снова и пообщаться. Я чувствую, что меня любят и по мне соскучились, и осознаю, насколько сам соскучился по работе.

Реклама

21 января: Один миллиграмм!!! Я почти закончил… ну и путешествие, блин. Теперь я всё время побаиваюсь сорваться. Что, если я завязывал недостаточно долго? Что, если это лишь начало и теперь, когда я соскочу, будет даже хуже? Потеряю ли я работу? Что случится? Мне кажется, будто меня никто не понимает. Sesh Safety на Facebook помогает мне, позволяя общаться с другими людьми, побывавшими в очень похожих ситуациях, а то и худших, чем у меня.

«Я никогда, никогда больше не вернусь к этим маленьким голубым таблеткам. Теперь я могу жить своей жизнью».

29 января: Половинка половинки 2-миллиграммовой таблетки – это очень мало. На мой взгляд, теперь это скорее психологическое. Дело в страхе сорваться. Я всё ещё работаю два дня в неделю. Поэтому я начинаю верить в свои способности и доволен собой.

5 февраля: Я соскакиваю. С 0,5 миллиграмма до 0 миллиграммов. В первую ночь я не спал – было очень страшно. Ждал, пока что-то «начнётся», ждал жуткой ломки.

6 февраля: Всё ещё жду – тревожусь и нервничаю.

8 февраля: Ещё ничего не случилось? Я спрашиваю других, а мне говорят, что ломку можно ждать до двух недель. Я подожду ещё семь дней.

14 февраля: Проходит ещё семь дней. За это время я начинаю сомневаться в ломке как таковой. Ничего не случилось. Вот и всё. Я сделал это. Я выжил. Это, блин, закончилось. Я очень рад – чувствую массу эмоций, которых не чувствовал годами. На самом деле, блин, это – радость, счастье – довольно сильно потрясает. Я улыбаюсь. Птицы щебечут, а небо красивого голубого цвета. Я готов заплакать. Настолько мне хорошо. Я никогда, никогда больше не вернусь к этим маленьким голубым таблеткам. Теперь я могу жить своей жизнью, и я оглядываюсь назад и думаю о своём настрое в эти месяцы, о своей борьбе. Но я прорвался.

Этот дневник сокращён из соображений краткости.

@hannahrosewens

Эта статья впервые появилась на VICE UK.