FYI.

This story is over 5 years old.

Путешествия

Египет остро нуждается в сексуальном образовании

Как люди, а особенно женщины, узнают о сексе в станах, где секс - табу?

«Женщин учат, что секс – это больно, что мужской пенис причиняет им вред», – рассказывает моя специалист по красоте, пока мы находимся в её салоне в торговом центре в Хелиополисе, богатом районе Каира. «Поэтому они не хотят секса и хранят свою девственность».

Галя, попросившая не назвать её фамилию, предоставляла мне пакет «Свадебные процедуры»: пилинг, не оставляющий ни единой мёртвой клеточки или волоса на теле. Мы, египетские женщины, относимся к волосатой группе, поэтому этот процесс для меня состоит из множества перерывов, большого количества глубоких вдохов, многих подходов к моему «счастливому месту». В альтернативной вселенной, в которой моя семья никогда не покидала Египет, я бы сидела здесь, напротив Гали или кого-то, как она, готовясь к брачной ночи, вместо того, чтобы изучать эту тему.

Реклама

Я приехала в Египет с единственным вопросом: Как люди, особенно женщины, узнают о сексе в стране, где секс – это табу? Когда я покупала противозачаточные таблетки в Замалеке, богатом районе Каира, египетский мужчина, стоявший рядом, пробормотал: «Отвратительно».

В 2010 году правительство отказалось от любого сексуального образования, даже от минимальных уроков о репродуктивном здоровье, потому что учителя всё равно стеснялись преподавать предмет. Естественно, люди обратились к интернету: египтяне – вторая нация, по популярности запроса «секс» в Гугл, но по состоянию на 2012 год лишь 44 процента населения имели доступ к сети.

Египетские мамы заведомо избегают этой темы, подготавливая своих дочерей лишь к привычным восковым процедурам, которые они должны пройти перед свадьбой. Они берут своих дочерей за руку и ведут их в салоны красоты. Часто девушки только там могут по-настоящему и честно поговорить о сексе, часто с женщинами, подобными Гале.

Она хохотала каждый раз, когда я корчила физиономии всякий раз, как она прикладывала холодный шарик халава – популярного воска ручной работы, который также называется «свит» – к моей ноге, сдирала его и повторяла процесс. На самом деле, халава не очень эффективна. Гале приходилось идти по одному и тому же участку около трёх раз, после чего моя кожа пульсировала и краснела.

Она очень серьёзно относилась к тому, чтобы не оставалось волос, потому что египетские мужчины хотят невесту без волос точно так же, как они хотят девственницу. Это стало стандартным ожиданием мужчин в Египте так же, как оральный секс стал стандартным ожиданием среди американских мужчин.

Реклама

«Некоторые девушки начинают плакать ещё до того, как я начну», – рассказывает она. Женщинам всю жизнь рассказывают, что это лишь часть их брака, будто волос на руке или лобковые волосы – это дефект. «Одна невеста звонила жениху, чтобы спросить, можно ли ей не делать восковую депиляцию в зоне бикини».

«Что он ответил?»

«Он ласково попросил её сделать это ради него», – вспоминает она. «Я говорю им, что самая худшая часть брака – это «свит», – сказала она и раскатала тот же самый восковый шарик халавы по моей ноге.

Галя была одной из немногих египетских женщин, которые не меняли тему, когда я заговаривала о сексе; она привыкла к таким вопросам. Динамика общения между Галей и её клиентами похожа на близость между врачом и пациентом. Она сказала, что часто встречает женщин настолько обеспокоенных, что их вагинальные каналы сжимаются так, что проникновение становится невозможным.

Доктор Вагит Боктор, ведущий психолог, который часто появляется на ТВ, подтвердил, что такое случается, и рассказал мне, как часто он сталкивается с женщинами, которые физически не могут заниматься сексом. Он консультирует такие пары вместе, но также выписывает комбинацию мышечных релаксаторов и таблеток от беспокойства.

Египет остро нуждается в сексуальном образовании, и Боктор занялся этой работой, по крайней мере, в Египетском христианском сообществе. Он фармацевт, который вернулся к учёбе, чтобы получить докторскую степень по семейной психологии с фокусом на сексуальном консультировании. Некоторое время его неформально называли сексуальным консультантом, когда он давал рекомендации парам в его церкви, но в последние два года он начал путешествовать по Египту и в Дубаи, ведя официальные курсы в Коптских православных церквях.

Реклама

«Когда я спрашиваю, что для них означает слово «секс», ответы почти одинаковы», – говорит он, имея в виду старшеклассников. «Мальчики начинают хихикать, толкая друг друга локтями, а девочки смотрят в пол. Я стараюсь изменить это».

Он обучает четыре разных уровня студентов: подростков, студентов колледжей, взрослых до брака и родителей. Он верит, что о сексе нужно говорить с юного возраста как о чём-то «естественном», «ценном» и даже «святом». Он поощряет вопросы как в классе, так и в личном порядке. И получает их множество.

«Они спрашивают об анальном сексе, оральном сексе, мастурбации», – рассказывает он мне. По словам Боктора, анальный секс не обсуждается – он осуждается в Библии. Оральный секс может быть, если оба человека дают и получают одинаково. Мастурбацию он считает эгоизмом; он фокусируется на взаимном наслаждении сексом. Родители были против его уроков, запрещая детям посещать их и ругая церковь за то, что она такие уроки предлагает.

Он не расстраивается. Он верит, что секс – это основная потребность человека, и он, как никто, видит, как отсутствие сексуального образования разрушает жизни.

Два десятилетия тому к нему за помощью обратилась женщина. Проблема казалась ей катастрофой: её четырёхлетняя дочь постоянно зажимала декоративную подушку у себя между ног. Женщина била девочку по запястьям, говоря ей, что это aaib – непристойно и стыдно, но дочь не прекращала. Женщина считала, что она растила сексуальную извращенку.

Реклама

«Я объяснил, что это нормально, проконсультировал её мать, а девочка выросла абсолютно нормальной», – продолжает он. «Она сейчас замужем».

Не всем так не везёт. Особенно в деревенских местностях страны родители с ужасом воспринимают естественную любознательность своих дочерей, которые исследуют своё тело. Они решают обрезать своих дочерей, уверенные, что такая процедура уменьшит сексуальное влечение.

В Верхнем Египте – деревенской бедной традиционно мыслящей части страны, «честь» является синонимом сохранения девственности дочери. Мужчины вывешивают окровавленные простыни на всеобщее обозрение после leileteldokhla, или брачной ночи, в ритуальной манере заявляя: «Я женился на чистой женщине из хорошей семьи».

«Они не понимают, что желание происходит отсюда», – говорит Боктор, показывая на голову, «а не из гениталий».

В то время, как женщин предостерегают от секса, мужчины доказывают свою мужественность с помощью секса.

Проблема, конечно же, в том, что всё заканчивается Американским пирогом – ситуацией, в которой мужчины узнают обо всём из порнофильмов или преувеличенных историй. А когда приходит время утвердить свою мужественность или типа того, они часто испытывают трудности.

Они страдают от тревожности, которая может привести к импотенции или преждевременной эякуляции, или к тому и другому. Боктор описал мужчин возрастом от 20ти до 30ти лет, которые используют Виагру и лекарства от беспокойства, чтобы вызвать эрекцию, а потом воспользоваться этой эрекцией.

Реклама

«Некоторые берут трамадол у друзей или друзей друзей, быстро привыкают и становятся зависимыми», – говорит Боктор, указывая на опиумные препараты, которые используются не по назначению, а чтобы избежать преждевременной эякуляции. Я тут же вспомнила название, потому что мой водитель предлагал мне этот наркотик, а также пытался продать мне гашиш двумя днями ранее. Технически это легально, но полиция следит за этим так внимательно, что большинство аптек перестали его продавать.

В недавней статье в «NewYorker» Питер Хеслер написал о мусорщике, который использует трамадол для секса, считая его Виагрой бедняка: «По правде говоря, наркотик не работает так, как Виагра, но многие египетские мужчины, кажется, верят, что работает». Он указал на несбалансированность в египетских домах – «комбинация мужчин, принимающих сексуальные препараты, и женщин, подвергшихся обрезанию и не выходящих из дома».

«Секс – это проблема номер один, которая влияет на браки», – говорит Боктор. «Даже папа [католической церкви] делает сексуальное образование обязательным для пары, которая хочет сочетаться узами брака».

Когда я покидала дом Боктора, я чувствовала себя и счастливой, и сбитой с толку. Я вернулась в свою альтернативную вселенную: я выросла в коптской среде, мой отец – из Верхнего Египта, Эль Бадрашина, где мы проводили дни, не имея проточной воды и электричества. Это окрестность, где практикуют обрезания женских гениталий. Однажды моя мама рассказала мне, что она вмешалась, чтобы я и моя сестра остались целыми. А что, если бы она не вмешалась?

Реклама

Мой отец, как и остальная часть Египта, стал жертвой своего окружения. После 20 лет в Америке он бы не сомневался в необходимости сексуального образования в церкви; если бы я осталась в Египте, я бы, скорее всего, не набралась бы смелости, чтобы просить разрешения посещать такие уроки.

Такие уроки доступны только христианам, грубо говоря, 7-ми процентам населения. И таким образом, огромная часть женских судеб буквально находится в руках Гали и других специалистов по красоте.

«Что вы говорите женщине, которая физически не может иметь секс со своим мужем?», – спросила я её.

«Я говорю ей, что она должна обеспечить ему сексуальное расслабление, или у него будет рак яичка», – ответила она, будучи полностью в этом уверенной. «Она, в конце концов, расслабится, и у них будет секс».

Следите за сообщениями Ангелины Феноус на Twitter.