Munchies

Этот индийский ресторан является тайным гей-баром

Juhu Beach Club шефини Преети Мистри променял барную атмосферу на сообщество, уют и вкусную еду.
4.7.17
Преети Мистри. Фото автора

Juhu Beach Club – это не обычный ресторан, и его шефиня Преети Мистри не против.

Расположенный в торговом центре возле магазина мобильных телефонов и кассы с, казалось бы, постоянной вывеской «Приглашаем на работу» на окне, Juhu Beach Club, который позиционирует себя как забегаловка «Индийская уличная еда», с улицы выглядит по-другому.

По ночам ресторан становится кипящим котлом, где смещиваются женщины и мужчины, разные этносы, представители разных сексуальных ориентаций как на кухне, так и в зале. Это не обычное место для собраний индусов и не типичный гей-бар. Скорее, здесь и то, и другое слилось в нечто новое.

Реклама

Мистри, которая заведует рестораном вместе со своей женой Анной, говорит, что Juhu Beach Club – это «мама и магазин для мам».

«Я не хочу идти в дешёвый бар, где бармен смотрит на меня выпученными глазами, когда я заказываю негрони. Мне, твою мать, 40 лет».

«Многие люди, которые ощущают себя как бы вне мэинстрима, будь то клиенты, работники или те и другие, чувствуют себя здесь как дома, и их здесь поддерживают», –говорит Мистри.

Однажды, будучи на работе, Мистри узнала, что пресловутый лесбийский бар в Сан-Франциско The Lexington закрылся. Она расстроилась, хоть и не удивилась; за последние несколько лет в стране наблюдается скачок количества закрытых баров для геев и лесбиянок. Некоторые друзья Мистри предположили, что бары закрылись из-за отсутствия посетителей, и что сообщество геев не гуляет, как раньше.

«Простите, возможно, многие из вас так много не пьют, но у меня нет детей!», – говорит мне Мистри. «Я хожу гулять постоянно».

Тем не менее, как и у многих представителей её поколения, вкусы Мистри изменились. В 22 года она не испытывала никаких проблем, распивая текилу до трёх утра в дерьмовом дешёвом баре. Но теперь? «Я не хочу идти в дешёвый бар, где бармен смотрит на меня выпученными глазами, когда я заказываю негрони. Мне, твою мать, 40 лет».

Сладкая и острая жареная цветная капуста в Juhu Beach Club. Фото автора.

Мистри всё ещё может пить до самого утра, но в другой обстановке – в той, что по-настоящему представляет сообщество гомосексуалистов. В качестве ориентиров, таких как закрытие Lexington, по мнению Мистри, рестораны могут взять на себя задачу по созданию новой волны мест для встречи гомосексуалистов, наполненных атмосферой социальной справедливости.

И вот для чего нужен Juhu Beach Club. Даже его меню привлекает посетителей на политическом уровне.

Реклама

Мамина Гуджу Чили – фасоль, которую подают с маринованным луком и йогуртом, называют «супом солидарности», так как часть от каждой продажи идёт на нужды просветительских компаний или благотворительных организаций. Идея привносить социальное равенство на кухню пришла в голову Мистри после того, как Джорджа Зиммермана оправдали в деле об убийстве Трайвона Мартина. В ответ она создала блюдо из чёрной чечевицы и отдала часть прибыли организации «Жизни чернокожих имеют значение» (Black Lives Matter). «С тех пор наша чечевица в секции супа в меню всегда привязана к какой-либо неправительственной или фандрейзинговой организации, которой идут деньги», – говорит Мистри.

Её кухня сделана также аккуратно, как и её меню.

По словам Мистри, тот факт, что она цветная женщина нетрадиционной ориентации, влияет на все аспекты её жизни. Когда она работала на других людей, ей часто напоминали, что её личность и цвет кожи делают её аутсайдером в иерархии традиционной кухни, где доминируют белые мужчины. Она хотела, чтобы её ресторан был другим.

Креветки, приготовленные с помидорами и листьями карри. Фото автора.

«Единственное, что нужно доказать [в Juhu Beach Club], это то, что ты хороший человек и что ты много работаешь. Тебе не нужно кому-либо показывать, как быстро ты можешь сделать это, или насколько хорошо ты можешь сделать то», – говорит Мистри. «Когда мы открыты, я вешаю объявление на Craigslist: «Приглашаются женщины и люди с цветной кожей».

Персонал её кухни сегодня является отражением одного из самых больших активов Оакланда – его многообразия.

Juhu Beach Club не может повторить свободное пропитанное алкоголем чувство хорошо знакомого гей-бара, но он и не пытается этого сделать. Скорее, его цель – сменить парадигму того, как люди нетрадиционной ориентации встречаются, чтобы вместе покушать и выпить, заменив стопки водки и тошнотворный аппетит на сладкую и острую жареную цветную капусту и креветки, приготовленные с помидорами и листьями карри.

Глядя на толпу семей, состоящих из людей с нетрадиционной ориентацией, представляющих старые добрые времена Оакланда, а также нескольких молодых ребят-геев, создаётся впечатление, что Мистри успешно создала ресторан для гомосексуалистов современной эры – тёплые объятия сообщества, уюта и вкусной еды.