инопланетяне

По словам этих учёных, мы вот-вот обнаружим инопланетян

Увлекательная новая книга всерьёз рассматривает вопрос внеземной жизни с точки зрения ведущих астрономов, астрофизиков, генетиков и нейроучёных.

от Рейчел Ридерер
24 мая 2017, 8:34pm

Национальная астрономическая обсерватория в Сокорро, Нью-Мексико. Фото любезно предоставлено NRAO/AUI и фотограффом-Kelly Gatlin; Digital composite-Patricia Smiley

Может, теоретическая физика, трудна и сложна, «но некая притягательность в ней всё-таки есть». Так говорит квантовый физик Джим Аль-Халили. «Легко найти аудиторию для научпопа или телевизионной документалки о Большом взрыве или о чёрных дырах», – недавно сказал мне он. Результатом работы Аль-Халили в данной области стала увлекательная новая книга «Aliens: The World's Leading Scientists on the Search for Extraterrestrial Life» («Инопланетяне: Ведущие учёные мира о поиске внеземной жизни»), которая исследует то, что, по его мнению, является немалой вероятностью существования внеземной жизни.

Вступление родившегося в Ираке и живущего в Британии Аль-Халили начинается с истории из жизни. Физик-нобелиант Энрико Ферми шутя обсуждает летающие тарелки с несколькими коллегами в Национальной лаборатории Лос-Аламоса и вдруг задаёт простой вопрос: «Где все?» Как пишет Аль-Халили, он имеет в виду, что вселенная так велика и содержит так много планет, что едва ли логично, что Земля может быть единственным местом, в котором расцвела жизнь, если наша планета не является «удивительно и безосновательно особенной».

«Инопланетяне», которые выйдут на этой неделе в издательстве Picador, разворачиваются так, как мог бы, возможно, разворачиваться разговор Ферми в Лос-Аламосе: серьёзные учёные во время местами дерзкого диалога признают, что вопрос, который они исследуют («Есть ли кто-нибудь там?»), уже давно изучается более странными личностями, конспирологами, помешанными на Зоне 51 и похищениях пришельцами. Вместо этого книга Аль-Халили предлагает основанные на исследованиях эссе авторством выдающихся астрономов, астрофизиков, генетиков и нейроучёных, и их тексты демонстрируют целый ряд способов думать о вопросе внеземной жизни. Несколько астробиологов размышляют, что необходимо для жизни и на каких планетах и спутниках может быть подходящая почва; нейроучёный Анил Сет рассматривает «чужеродный» разум осьминога здесь, на Земле; космолог Мартин Риз размышляет о возможности слияния людей с машинным разумом и того, что они отправятся исследовать вселенную в качестве нового вида киборгов.

Однако по большей части эти эксперты рассматривают один фундаментальный вопрос: является ли жизнь особенной, уникальным и практически невозможным трюком, случившимся здесь, на Земле? Или она проста, практически неизбежна, искра, которая просто вспыхивает в месте с подходящими условиями? Это давний вопрос, для ответа на который, как объясняет Аль-Халили, у нас, возможно, наконец появилась нужная техника.

Фото любезно предоставлено Джимом Аль-Халили

VICE: Что привлекло вас к вопросам, которые исследует книга? Вы из тех, кого всю жизнь интересовала мысль об инопланетянах?

Джим Аль-Халили: Дело не столько в инопланетянах, сколько в вопросе о том, что такого особенного в жизни. Вероятно, эта тема кажется увлекательной всем учёным. В науке есть определённые вопросы, на которые у нас нет ответов и которые мы называем большими вопросами. Что было до Вселенной, до Большого взрыва? Как возникла жизнь на Земле? Как химия превратилась в биологию? Какова природа сознания? Это вопросы, которые выходят за рамки отдельных дисциплин. Если взять химика, физика, биолога и информатика, то все они будут этим увлечены.

В юности я, полагаю, интересовался инопланетянами так же, как и все остальные. Я фанат научной фантастики. Но для меня вопрос на самом деле заключался в том, что такого особенного в жизни – как она появилась на Земле и есть ли она только на Земле.

Книга серьёзная, но интерес к внеземной жизни может показаться довольно странной штукой.

Кто-то когда-то сказал мне, что половина Интернета посвящена теориям заговора, связанным с похищениями пришельцами и НЛО. Половина – это, пожалуй, слишком много, но на свете столько всего, от «Секретных материалов» до научной фантастики в кино, что удивительно думать, будто учёные вообще стали бы всерьёз относиться к вопросу внеземной жизни. И именно по этой причине это стало таким живительным. Книга подчёркивает то, что существует масса вопросов, которые представляют интерес для учёных и к которым действительно можно относиться всерьёз. Если вы действительно хотите знать, существует ли возможность наличия где-то там маленьких зелёных человечков, здесь присутствуют серьёзные научные подходы к этому вопросу со всех углов. Так что это рассчитано на достаточно широкую непосвящённую аудиторию, но рассматривается по-взрослому.

Вы упоминаете о том, что в научном сообществе произошёл сдвиг в сторону серьёзного восприятия этого, прочь от эры фантазий о маленьких зелёных человечках. Есть ли у вас соображения насчёт того, когда и как изменилась ситуация?

Этот сдвиг произошёл благодаря успехам в астрономии и исследовании космоса в последние десятилетие-два. Мы начали отправлять зонды на Марс, на спутники газовых гигантов Сатурна и Юпитера, а ещё у нас всерьёз наклёвывается возможность изучать те места Солнечной системы, в которых может находиться жизнь. И в то же время за последнее десятилетие мы обнаружили планеты, вращающиеся вокруг звёзд за пределами Солнечной системы, экзопланеты. Астрономия продвигалась вперёд так быстро, что немыслимое десятилетие назад сейчас является реальностью. Мы сейчас можем не только с точностью указать, вокруг каких звёзд вращаются планеты, но ещё и можем посмотреть на эти планеты и даже сказать, есть ли у них атмосфера. Основываясь на одном лишь свете, проходящем сквозь атмосферу от звезды, вокруг которой они вращаются, мы можем изучить этот свет, и это может рассказать нам о химическом составе атмосферы. Это же может рассказать нам, какие элементы, какие молекулы, какие соединения присутствуют в этой атмосфере, а также оказались бы они там естественным путём или там должна была бы иметься жизнь, которая бы их и создала. Итак, эти успехи астрономии и исследования космоса внезапно дали нам возможность реально взяться за этот вопрос. Сейчас дело дошло до того, что я настроен довольно оптимистично – считаю, что на моём веку мы, вероятно, найдём жизнь где-нибудь в другом месте.

Ого.

Десять лет назад я бы так не думал. Теперь же всё это объединяется. Один из авторов книги, [профессор эволюционной биохимии] Ник Лейн, говорит о строительных блоках жизни. Что нужно? Есть ли здесь нечто волшебное? Молекулы становятся всё сложнее и сложнее, а затем в конце концов получается нечто, способное делать копии самого себя, и это первый прообраз жизни. Ну, до недавнего времени мы считали, что существует некий недостающий шаг («а затем происходит какое-то волшебство»), а после этого из химии получается биология! Но в волшебных шагах нужды, судя по всему, нет. Я теперь считаю, что большинство учёных согласны: было бы весьма удивительно, если бы мы не нашли жизнь ещё где-нибудь, вероятно, при нашей жизни. Возможно, эта жизнь и не является интересной – это не будут люди на летающих тарелках – это будет некоей формой микробной жизни. Но послушайте, для учёных этого будет достаточно.

«Астрономия продвигалась вперёд так быстро, что немыслимое десятилетие назад сейчас является реальностью. Сейчас дело дошло до того, что я настроен довольно оптимистично – считаю, что на моём веку мы, вероятно, найдём жизнь где-нибудь в другом месте».

Итак, что касается большого вопроса в этой книге, который примерно таков: «Жизнь на Земле особенна и уникальна или она широко распространена?» (а каждая сторона выдвигает отличные аргументы, – где в этом спектре находитесь лично вы?

Среди информированных учёных существует широкий спектр мнений. Так что, то, что я нахожусь где-то посередине, связано с тем, что на меня повлияли обе стороны. Моя несколько наивная точка зрения состоит в том, что мы знаем лишь о том, что кое-где жизнь есть, в частности на Земле. Мы начинаем понимать, что условия на Земле не уникальны. Простите за метафору, но для этого должно было правильно сложиться множество звёзд: нам нужно правильное расстояние от солнца, нам нужна атмосфера, нам нужен спутник, обеспечивающий приливы, нам нужно наличие большой планеты вроде Юпитера, всасывающей обломки, чтобы те нас не бомбардировали. Но существует множество других звёздных систем; существует множество других экзопланет, в одной лишь нашей галактике, что должны быть миллионы, миллиарды других Земель, обладающих необходимыми для жизни условиями. Так что в этом смысле мы знаем, что не уникальны.

Но это, то, что эти условия существуют, не значит, что мы знаем, с чего началась жизнь. Мы знаем, что жизнь появилась на Земле вскоре после того, как Земля остыла в достаточной мере, чтобы жизнь могла существовать, почти 4 миллиарда лет назад. Итак, более 4 миллиардов лет назад Земля была просто огненным шаром. Это ни к чему не располагало. Следовательно, как только условия стали подходящими для жизни, появилась жизнь. Но она развилась в сложную жизнь лишь многим, многим позже. Так что мне представляется, что жизнь как простая клеточная форма – это, возможно, не так уж и трудно. Она может быть практически вездесущей во вселенной. Но вот многоклеточная жизнь, жизнь, которая затем могла бы эволюционировать в сложные организмы, у иных из которых могли бы развиться сознание, разум и цивилизации – это на самом деле может быть более трудным шагом. Насколько это трудно, мы пока не знаем.

Не могли бы вы немного рассказать о роли человеческого радио, телевидения и спутниковой связи, а также о том, как это влияет на поиск инопланетной жизни. Почему люди полагают, что инопланетяне стали бы ещё и пользоваться такой же сигнализацией?

Мы начинаем предположение с мысли о том, что законы физики и силы природы одинаковы во всей вселенной. Мы знаем о четырёх из этих сил. Две из них активны внутри атомов, это ядерные силы. А другие – это только гравитация и электромагнитная сила. Гравитация технически ограничена, но электромагнитная сила разностороння: свет – это электромагнитная сила, и радиоволны – это электромагнитная сила. То есть это средство отправки информации из одного места в другое. Поэтому мы предполагаем, что, какую бы форму ни приняла жизнь где-нибудь в другом месте, даже если она не имеет углеродной основы – это на самом деле могло бы быть чем-то выходящим за рамки нашего воображения, – она, как мы думаем, всё равно будет пользоваться электромагнитными силами. Это потенциально универсальный способ общения.

Так что, если мы объявляем о своём существовании остальной вселенной, то может быть и так, что жизнь где-то в другом месте занимается тем же. Именно поэтому главное во всей программе SETI – прослушивание вселенной с целью услышать некий электромагнитный сигнал, который, как нам представляется, не мог просто возникнуть естественным путём. Разумеется, мы объявляли о своём существовании мира всего последние лет 100 или около того, с тех пор, как разработали радио. Так что наши электромагнитные сигналы распространились в радиусе каких-то 100 световых лет. Вселенная огромна – в нашей же галактике существуют миллиарды звёзд, – но в этом диапазоне их совсем немного. Разумеется, насколько нам известно, есть вероятность, что какая-то инопланетная цивилизация объявляла о своём существовании вселенной миллионы лет назад, так что эти сигналы, если мы действительно получим эти сигналы, возможно, прошли огромные расстояния; это не будет значить, что мы тогда сможем сказать: «Привет, мы тут», – а затем вступить с ней в контакт. Но само по себе знание о том, что где-то там есть жизнь, было бы существенно.

Рейчел Ридерер – одна из главных редакторов Guernica. Следите за её сообщениями на Twitter.