FYI.

This story is over 5 years old.

Всякое

Эти пятеро собираются завести общего ребёнка

Дантье замужем за Дэви, Яко женат на Сьюрде, все они любят Шона, и все пятеро родят ребёнка на этой неделе.
4.8.15
Clockwise from top: Dewi, Sjoerd, Jaco, Sean, and Daantje in front. All photos by Raymond van Mil

Сверху cправа налево: Дэви, Сьюрд, Яко, Шон; на переднем плане Дантье. Все фото сделаны Раймондом ван Милем

_Эта статья впервые была опубликована на VICE Netherlands._

Идея «нуклеарной семьи» – белый забор, один или двое детей, дружелюбный золотистый ретривер – уже давненько находится под угрозой. Истории о неродных родителях и братьях или сёстрах наполовину уже нас не шокируют, а детей, воспитываемых родителями одного пола (так называемые «розовые семьи»), становится всё больше. Появилась ещё одна новая, менее известная структура семьи – множественное родительство, или воспитание ребёнка, у которого более двух законных родителей. Например, лесбийская пара и гей-пара, которые растят одного ребёнка вместе одной семьёй, но в разных домах.

Реклама

Это похоже на ту семейную ячейку, на которой остановили свой выбор две пары – Яко и Сьюрд, Дантье и Дэви. Эти четверо были знакомы друг с другом десять лет и рассматривали возможность завести общего ребёнка около шести лет. Эта возможность станет реальностью на этой неделе, когда Дантье родит.

Обе пары состоят в браке, но в отношениях Яко и Сьюрда замешано и третье лицо – австралиец по имени Шон, который являлся их партнёром последние три года. «Три с половиной», кричит Шон с кухни, услышав, как я спрашиваю Сьюрда, как долго они вместе. Шон настолько значим для их отношений, что он будет играть равноценную роль в воспитании будущего сына этой компашки.

«Мы с Яко в браке вот уже восемь лет. К сожалению, мы не можем заключить брак и с Шоном, иначе мы давно бы это уже сделали», говорит Сьюрд.

Слева направо: Шон, Яко, Дантье, Дэви и Сьюрд

«Пять родителей с равными правами и обязанностями, разделённые на два дома, – вот такие условия у соглашения, которое мы все подписали и заверили у нотариуса», говорит Дэви. Им пришлось это сделать, поскольку с юридической точки зрения, Нидерланды в данный момент совершенно не готовы к множественному родительству. У ребёнка до сих пор не может быть больше двух законных родителей, а в браке этими родителями обычно являются биологическая мать и её муж или жена. Однако, биологической матери также разрешено назначить кого-нибудь вторым законным родителем.

Законы, связанные с родительскими правами, за последние несколько лет значительно улучшились для гомосексуальных родителей в Нидерландах, но вопрос множественного родительства всё ещё остаётся сложным. В случае данной семьи из пятерых родителей Яко взял на себя роль законного родителя номер два, придя на смену Дэви, которая занимала это положение благодаря браку с Дантье.

Реклама

«Мы хотели позаботиться о том, чтобы в каждом из домов было по одному законному родителю, поскольку делим воспитание поровну», объясняет Дэви.

«Преимущество этого состоит в том, что мы, мужчины, можем вывезти сына куда-нибудь на каникулы, не боясь, что нас остановят на таможне из-за того, что мы едем с ребёнком, который с юридической точки зрения не является нашим», соглашается Сьюрд.

«Если мы с Дантье поедем путешествовать с сыном, нам понадобится официальное разрешение от Яко, поскольку у малыша будет его фамилия», продолжает Дэви.

В тему:Как я разобрался с правилами своих трёхсторонних отношений

«Законы писались не для таких людей, как мы, так что мы постоянно ищем способы разрулить всё с пользой для всей нашей пятёрки. Иногда приходится идти на маленькие хитрости», рассказал мне Сьюрд. «Юридически я никак не связан с сыном и поэтому не имею права на декретный отпуск после его рождения. Но я хочу при этом присутствовать, и поэтому у меня теперь есть заявление Дантье и «отца», в котором говорится, что я могу позаботиться об «их» ребёнке, что даёт мне право на отпуск по уходу за приёмным ребёнком, несмотря на то, что я не являюсь приёмным родителем. Это очень сложно для всех участников и не идеально ни для кого из нас. Я имею в виду юридическую сторону дела, потому что считаю, что в реальности наша ситуация идеальна».

Дело было так: Дантье и Дэви отрывались в одной комнате, а мы – в другой. В какой-то момент Дэви крикнула: «Да, мы готовы!» – и затем мы зашли к ним в комнату с кружкой спермы.

Реклама

Когда я спрашиваю, было ли трудно придумать такое имя, которое понравилось бы им всем, Дэви заверяет меня, что трудно не было, но разглашать имя они не хотят. «Мы придумали имя ещё до того, как вообще забеременели».

Сьюрд и Дэви

Правовые аспекты множественного родительства сложны сами по себе, но как насчёт практической стороны? Кому с кем пришлось спать?

«О нет, этого мы делать не собирались», говорит мне Сьюрд, когда я спрашиваю, спала ли Дантье с биологическим отцом (который пожелал остаться анонимным). «Ну, собственно, дело было так: Дантье и Дэви отрывались в одной комнате, а мы – в другой. В какой-то момент Дэви крикнула: «Да, мы готовы!» – и затем мы зашли к ним в комнату с кружкой спермы».

Дэви объясняет: «Мы где-то вычитали, что из-за слизи и сокращений шейки матки сперма легче попадает в женщину, если она во время оплодотворения испытывает оргазм. Мы на самом деле пользовались теми кухонными спринцовками, которые получили в подарок на свадьбу, но они оказались слишком велики. В них было полно воздуха, и сперма оказалась во многих местах, в которые не должна была попасть».

«Тот первый раз был скорее катастрофой, чем успехом», смеётся Сьюрд.

«В тот первый период овуляции ребята заходили к нам, и после каждой попытки мы выпивали по чашечке чая, пока Дантье сидела на диване, задрав ноги. К счастью, ей, чтобы забеременеть, понадобилось всего два месяца, потому что я, помнится, думала: «Представьте себе, что будет, если нам придётся заниматься этим целый год: все эти кружки со спермой, спринцовки и всё такое», рассказывает Дэви.

Реклама

«Эякуляция может стать чем-то очень телесным, практичным», соглашается Сьюрд. «Я слышал от множества гетеросексуальных пар, что секс просто перестаёт быть интересным, когда пытаешься зачать ребёнка. Думаю, им было бы лучше, если бы они просто пытались забеременеть так, как мы, – во всяком случае, при этом секс остаётся просто сексом и не превращается в обязанность».

Похоже, огромная семья (у малыша будет пять родителей, 11 увлечённых бабушек и дедушек, а тёть и дядь – целых 21) готова к любым проблемам, которые могут возникнуть в процессе совместного воспитания ребёнка. «Мы очень хорошо подготовлены», говорит Сьюрд. «Уже выбрали школы. Проблем в основном ждут окружающие, но весь этот миф о том, что чем больше людей чем-то занимаются, тем якобы сложнее принять решение, не имеет отношения к реальности. Что касается нас, если дело касается только вас двоих, можно легко ввязаться в эмоциональную дискуссию, в которой вы оба хотите победить. Но когда вас пятеро, волей-неволей приходится достигать разумного консенсуса».

Дэви рассказывает, что удивлялась той критике, которая обрушивалась на них со стороны ЛГБТ-сообщества. «Люди всякое говорят нам с Дантье, например: «Не надо вам впутывать мужчин», а ребятам: «Поосторожнее с этими лесбиянками, они у вас ребёнка отберут». Всё крутится вокруг собственности, вокруг страхов и эго».

«А что касается стереотипных взглядов на мужчин и женщин – будто бы мы, мужчины, будем участвовать ради приятных моментов, интересных дней вместе с папочкой, а у Дантье с Дэви заиграют гормоны, и они превратятся в этаких мамаш-медведиц, склонных к гиперопеке… Не думаю, что всё будет так», присоединяется к разговору Сьюрд.

Реклама

По-видимому, их друзей и родных также волнует вопрос о том, что случится, если Дантье и Яко (законные родители) погибнут в автокатастрофе. «Если бы это случилось, для нас это было бы менее страшной проблемой, чем для традиционной семьи. Всем бы такую подстраховку, как у нас. Если я вдруг потеряю работу, наш сын всё равно может учиться игре на скрипке или чему-то в этом роде. Я не понимаю, почему другие пары не заводят детей вместе. Видишь всех этих молодых родителей, которые с трудом переживают первые несколько лет. Они совсем не спят и практически не видятся с друзьями. У нас всё равно будет достаточно сил, чтобы несколько раз в неделю ходить куда-нибудь с друзьями и говорить о чём-нибудь ещё, кроме младенцев», говорит Сьюрд,

Их друзья однозначно видят позитив в возможности поспать время от времени, а также пользу различных влияний, которые будут оказывать на ребёнка эти пять человек. «Среди наших талантов – йога, акробатика, музыка, политика и образование», говорит Сьюрд. «Мы все очень разные, но в этом наша сила».

Ребёнок должен родиться на этой неделе, и при родах планируют присутствовать все родители – во время интервью Яко и Шон как раз вернулись с установки родильного бассейна в доме Дантье и Дэви. Дэви говорит, что Дантье не сразу пришла к тому, чтобы при родах присутствовали все. «Она открылась нам всем – в конце концов, это же её тело. Но она хочет, чтобы там были все, и ей сейчас достаточно комфортно со всеми, чтобы наша пятёрка была рядом в полном составе». Всем при родах найдётся какое-нибудь дело: Сьюрд позаботится о закусках и напитках, Шон и Яко будут при необходимости делать массаж, а Дэви в основном будет поддерживать будущую маму.

Когда я спрашиваю, читали ли они о психологии привязанности у маленьких детей, Сьюрд говорит мне, что одна его приятельница пишет докторскую на эту тему: «Она говорит, что главное – это стабильность в семье, а уж это мы точно можем обеспечить».

«Мир ребёнка со временем увеличивается, но на начальных стадиях младенец может привязываться примерно к пяти людям. Так что для нас здесь всё идеально», говорит Дэви.