Путешествия

Аяуаска туризм грабит коренных жителей Амазонии

Некоторых бесит, что ради привлечения потока туристов из западных стран в Амазонию, многие наряжаются в наряды коренного народа и присваивают себе их древние ритуалы.
27.5.16

Приготовление аяуаски. Фото взято с Wikimedia Commons

В последнее десятилетие всё больше жителей Запада стекаются в Амазонию, чтобы попробовать наиболее скандально известный эликсир этого региона – аяуаску. В джунглях эта растительная смесь зовётся «зельем души» или «зельем мёртвых» (в зависимости от того, кого об этом спросить). В США это наркотик, занесённый в Приложение 1 к Закону о контролируемых веществах. Его популяризировали как головокружительный, меняющий жизнь, открывающий вселенную – как ни с чем не сравнимое впечатление.

Аяуаска привлекает жителей Запада к Амазонии по совершенно разным причинам. Некоторые ищут очередного великого духовного пробуждения, некоторые желают исцелиться от серьёзных болезней и зависимостей. Другие пробуют её, чтобы оправиться от истощающей печали, чтобы побороть тревожность или просто чтобы откинуться на святом Граале мира наркотиков. А для удовлетворения спроса по всей Амазонии от Перу до Бразилии рассеяны в ожидании следующего нетерпеливого туриста сотни аяуаска-ретритов.

Однако, хотя жители Запада наслаждаются опьяняющими силами этого наркотика, не все жители Амазонии довольны ростом туризма, связанного с аяуаской.

Видаль Хакеуа, коренной кечуа, тревожится из-за того, как туризм, связанный с аяуаской, меняет его дом. Хакеуа, родившийся и выросший в гористой местности Куско (Перу), управляет туристической компанией под названием Adios Adventure Travel, однако принял сознательное решение не предлагать аяуаска-ретриты, несмотря на интерес к ним.

«Её название говорит нам, что [это] зелье мёртвых, поэтому играть с ней нельзя, – поведал мне Хакеуа. – Мы не предлагаем подобных экскурсий, потому что мы действительно уважаем свой народ, костюмы, традиции и считаем, что по всему миру практикуются такие ритуалы, которые нужно понимать и уважать».

Философия Хакеуа всегда состояла в том, чтобы «позволять людям это практиковать и не делать из этого бизнес». Однако многие другие – как иностранцы, так и местные – взялись за дело и совершили именно это, открыв аяуаска-ретриты, которые иногда предоставляют это крепкое зелье туристам без надлежащих вдумчивости, осмотрительности и осторожности.

«По мере роста популярности аяуаски среди иностранных туристов – и одновременного падения её популярности среди самих индейцев – мы обнаружили, что повсюду появились псевдошаманы, удовлетворяющие спрос, – рассказала Валери Мейкле, мастер рейки и знахарка из Боготы, наблюдавшая появление псевдошаманов в этом районе. – Это значит, что ритуалы с применением аяуаски однозначно утратили часть своей изначальной силы, и очень часто церемонию адаптируют под иностранцев, готовых платить высокие цены за низкокачественные ритуалы».

Именно такие коммерческие предприятия и беспокоят некоторые группы по защите прав коренного населения. Среди тех, кто высказывается против связанного с аяуаской туризма, Cultural Survival, некоммерческая организация из Массачусетса, работающая в сотрудничестве с коренными народами над защитой их культур.

«Аяуаска – это духовная культурная практика, коренящаяся в определённых культурах, и её следует не превращать в источник прибыли и эксплуатировать, а защищать [как] частную сакральную практику местного значения», – заявила Агнес Порталевска, менеджер Cultural Survival по коммуникациям.

"Некоторые люди богатеют на этом, однако местные индейские сообщества, в которых возникли эти практики, продолжают жить в бедности". —Лесли Вела

Хотя некоторые утверждают, что превращение аяуаски в источник прибыли испортило ритуал, другие заявляют, что оно привлекло к региону столь нужное ему внимание. Возродившийся интерес к аяуаске дал толчок своего рода культурному ренессансу: старыми подзабытыми традициями интересуется больше местной молодёжи. А появление аяуаска-ретритов принесло в один из беднейших регионов мира столь нужные деньги. Целые города (вроде Икитоса, что в Перу) перестроили свою экономику под связанный с аяуаской туризм, а Перу в целом объявило зелье частью своего культурного наследия.

«То, что человек родом из Амазонии, вовсе не гарантирует наличие у него нужной квалификации или благих намерений, – заявил Луис Эдуардо Луна, антрополог и исследователь аяуаски, родившийся в Колумбийской Амазонии. – В свою очередь, если человек не из Амазонии, независимо от региона или страны, это ещё не значит, что он проводит эти сеансы главным образом ради финансовой выгоды. В нашем глобальном мире кто угодно может выучиться чему угодно и быть способным учить этому других».

Но всё равно стоит спросить: кто в итоге получает от этого выгоду и куда отправляется прибыль?

«Индейские группы Амазонии – одни из беднейших и наиболее маргинализированных народов на планете», – заявила Лесли Вела, работающая в британско-колумбийской некоммерческой организации Yageceros, целью которой является сохранение традиционной культуры индейских групп Колумбийской Амазонии. Вела отметила, что многие шаманы (как иностранные, так и местные, настоящие и фальшивые) дают работу коренным народам и делают свой вклад в местное сообщество. Однако многие другие этого не делают.

«Рост связанного с аяуаской туризма и его популярности на Западе потенциально может решить эти вопросы, но только в том случае, если мы примем на себя ответственность и будем работать сообща, – заявила Вела. – Кроме того, некоторые люди богатеют на этом, однако индейские сообщества, в которых возникли эти практики, продолжают жить в бедности и находятся под угрозой из-за различных экологических и социальных проблем».

Рост аяуаски до легендарных масштабов принёс с собой идеалы, ожидания и стереотипы, которые связывают с ней западные потребители. Некоторые местные жители, стараясь удовлетворить требования туристов, изменили свои традиции, чтобы соответствовать сконструированному иностранцами образу, хотя это и является предательством аутентичности их культуры. Уже в 1999 году в декларации Союза использующих аяуаску индейских целителей Колумбийской Амазонии отмечалось, что «даже некоторые из наших индейских братьев не уважают ценность нашей медицины и дурачат людей, продавая наши символы в городах и весях».

Другие местные жители, в чьей исконной культуре аяуаски изначально не было, следуют примеру иностранцев и принимают эту традицию как способ получения прибыли. Подобная апроприация со стороны коренного населения распространяется по всей Амазонии.

Хакеуа указывает в качестве примера на свой родной город Куско: «Видя знак, сообщающий о церемониях с применением аяуаски, местный житель говорит: «Разве это не ритуал, который проводят только в джунглях?» Ради денег люди готовы пойти на всё».

_Следите за сообщениями Энни Бей на Twitter._