Всякое

Растущий бизнес консультантов по пластической хирургии

Новое поколение лайф-коучей поможет вам принять решение о пластической операции.
12 января 2016, 9:00pm

Автор иллюстраций – Меган Гарви

К моменту, когда Кэндис (это не её настоящее имя) исполнилось 14 лет, она знала, что грудные имплантаты – это для неё. Она видела выпуклые (зачастую ненастоящие) груди женщин в порнофильмах, и они зачаровывали её, создавая искусственную норму женской фигуры. «Думаю, я всегда видела женщин такими и полагала, что ты вырастаешь и тебе [вставляют грудные имплантаты]», – говорит она.

В прошлом году, в январе, Кэндис, 23-летняя стилист по причёскам из Аризоны, наконец, отважилась. Хирургическое вмешательство увеличило размер её бюстгальтера с 32C до D; со временем грудь раздулась до размера чашечки «тройной D» – самого большого размера, который есть в магазине «Victoria's Secret».

Спустя несколько месяцев она начала сомневаться в правильности своего решения. Порнографический мираж гигантской груди превратился в острую боль в спине, одежду, с трудом натягиваемую на её непропорциональное тело, и проклятое самоощущение своей легкомысленной внешности. Имплантаты совсем не оправдали её ожиданий, и они не сделали её настолько счастливой, насколько по её мнению они должны были бы сделать.

Поэтому в ноябре, спустя 11 месяцев, Кэндис снова легла под нож ради операции по удалению имплантатов. Всё это тяжкое испытание обошлось ей в 10,000 долларов и 12 недель вынужденного отпуска. Когда Кэндис оправилась от этой операции, она задалась вопросом, почему её (или других пациентов) никто не проконсультировал о возможных психологических последствиях косметической хирургии.

«Мне просто хотелось бы, чтобы я с кем-то это обсудила и никогда бы этого не делала», – сказала она.

Исследования об удовлетворённости косметической хирургией неоднозначны: исследование, проведённое в 2005 году, показало, что 87% пациентов были довольны своими операциями, и они отмечали улучшение своего телесного образа. Но, другие исследования показывали, что те, кто раскошелились на косметическую операцию, могут с большей вероятностью страдать от депрессии или низкой самооценки, что может привести к худшим последствиям. В 2003 году исследование шведских женщин установило, что самоубийства чаще совершаются среди женщин с грудными имплантатами, указывая на наличие у этого населения уже существовавших психических нарушений.

Консультирование пациентов перед операцией является единственным способом защитить тех, кто обращается к операции как к способу борьбы с проблемами психического здоровья. Поскольку количество косметических процедур продолжает расти (в 2014 году в США было проведено более 15 миллионов процедур, что на 3% больше, чем в предыдущем году), появилось несколько консультационных сервисов, которые помогают людям пройти через их решение лечь под нож.

«Для пациента это физическое и эмоциональное путешествие, поэтому есть потребность в физических и эмоциональных практикующих врачах», – сказала Дебора Сандлер, психотерапевт, чей офис находится в Великобритании. Её практика «Cosmetic Surgery Counseling Services» (Консультационные услуги по косметической хирургии) работала с сотнями клиентов, раздумывающих об изменении своей внешности путём косметической хирургии, а также при помощи менее инвазивных процедур, типа введения ботокса и филлеров.

Сандлер говорит, что она предоставляет клиентам объективное пространство, чтобы они задали вопросы своей мотивации к операции: будут ли они удовлетворены после операции или же это случай телесного дисморфического расстройства – одержимости телесными недостатками, которые часто являются мнимыми? Это чтобы вернуть обратно супруга, или человек делает это для себя? Для других клиентов это может касаться сближения их ожиданий от того, чего может добиться хирург, с реальностью, или помощи клиенту в поиске наиболее квалифицированного хирурга для проведения конкретной процедуры.

«У меня нет личной заинтересованности в том, решат ли они сделать операцию или нет, – говорит Сандлер. – Я заинтересована в том, будут ли они чувствовать себя комфортно с принятым ими решением».

«Каждый хирург должен знать, как оперировать. Хороший хирург знает, когда оперировать, а великий хирург знает, когда не оперировать» — Доктор Чарльз Дюрант

Дэвид Сонг, президент Американского общества пластических хирургов (АОПХ), сказал, что каждый приличный хирург-косметолог должен проводить хотя бы какой-то психологический отбор, прежде чем приступать к процедуре. По его оценке, из каждых десяти пациентов, которые приходят к нему в частную практику, он оперирует троих или четверых.

«Если есть хоть малейший намёк, что человек выглядит неуравновешенно, или у него не совсем здоровые ожидания, я просто не стану оперировать», – рассказал мне Сонг.

Но не все хирурги соблюдают это правило. По крайней мере, в США косметическая хирургия – это Дикий Запад медицинского мира: любой, у кого есть высшее медицинское образование и доступ к операционной, может начать деятельность в этой области без специальной подготовки. АОПХ предлагает добровольные принципы, которые советуют членам общества пройти как минимум трёхлетнюю клиническую ординатуру по пластической хирургии, оперировать в аккредитованном учреждении, и придерживаться строгого этического кодекса, в том числе и в их рекламе. Но эти принципы не продиктованы законом, и не у всех хирургов имеется оснащение, чтобы проводить психологический отбор пациентов.

«Каждый хирург должен знать, как оперировать. Хороший хирург знает, когда оперировать, а великий хирург знает, когда не оперировать, – сказал Чарльз Дюрант из Британской ассоциации эстетических пластических хирургов, цитируя хирургическую поговорку. – Нет другой такой сферы, к которой это применимо больше, чем к косметической хирургии».

Недавно были предприняты активные усилия для предложения (а в некоторых случаях это было необходимым условием) дополнительных консультаций, чтобы не дать пациентам подвергнуться «ненужным» процедурам косметической хирургии.

Мишель Гарбер из консультационного сервиса по косметической хирургии «NipTuck Coach» в Сан-Франциско говорит, что она предлагает «сведения об операциях, об эмоциях, а также я понимаю, как думают потребители». Гарбер попала в индустрию косметической хирургии в качестве специалиста по связям с общественностью для хирургов Нью-Йорка. С тех пор, как она сама испытала беду плохо сделанных процедур – аллергическая реакция на филлер, шрам от лазерной эпиляции и неэффективная подтяжка кожи лица – она поняла, что пациентам может понадобиться рука помощи в принятии решений о косметической хирургии.

Сейчас она работает с пациентами из разных возрастных групп, рассматривая любой тип процедур: 17-летняя девушка, готовящаяся к ринопластике, её второй косметической процедуре; балерина, обратившаяся за подтяжкой лица; женщина, разменявшая четвёртый десяток, пытающаяся сбалансировать асимметричную грудь; мужчина средних лет, рассматривающий возможность контуринга шеи. Гарбер говорит, что она не получает взятки за направление клиентов к хирургам.

Необходимость в консультировании усугублялась ещё и тем, что консультант по пластическим операциям Венди Льюис называет «демедикализацией» косметической хирургии. Кричащая реклама, реалити-шоу на телевидении и сайты типа Groupon, которые предлагают колоссальные скидки на процедуры, сделали пластическую хирургию чем-то, что кажется повседневным, типа решения купить шестинедельный курс пилатеса на DVD.

Льюис, которая называет себя «ножевым» консультантом, и которая работала в нью-йоркской индустрии пластической хирургии на протяжении тридцати лет, сказала, что из-за серий шоу типа «The Swan» (Лебедь; реалити-шоу на телевидении, которое транслировалось в 2004-2005 годах, в котором участницы состязались за «полное преображение», включая процедуры косметической хирургии) в её офис на следующий день поступало море звонков.

«Это просто привлекло определённый тип клиентов с совершенно нереалистичными ожиданиями, – сказала она. – Это не то, чем я занимаюсь, не то, чем я хочу заниматься, и не то, чем стал бы заниматься надёжный врач».

Тем не менее, большинство пациентов пластических хирургов не обращаются за консультацией прежде чем подвергнуться операции, в особенности это касается молодого поколения пациентов. Зачем платить несколько сотен зелёных, чтобы встретиться с консультантом или советником, когда поиск Google по теме ринопластики предоставит 1,5 миллиона результатов, в том числе рецензии о хирургах?

Читайте: Познакомьтесь с доктором Майами,пластическим хирургом, который делает снимки своих операций в реальном временив приложении SnapChat

«Я редко понимаю поколение двухтысячных. Они верят всему, что прочтут в сети, – консультант по пластическим операциям. – Я знаю, что этому поколению действительно нужен кто-то вроде меня, но они этого не знают».

Кэндис, у которой грудные имплантаты вынули спустя 11 месяцев, провела своё исследование в Интернете, воспользовалась советами анонимов в чатах и выбрала себе хирурга основываясь на рецензиях. Ей отплатили той же монетой, когда персонал хирурга заставил её написать рецензию на сайт Yelp через неделю после операции, до того, как она вылечилась.

«Я гарантирую, что у каждой женщины есть какая-то проблема, которая развивается у неё в голове, – сказала она. – Они, вероятно, чувствовали бы себя намного увереннее, если бы они просто сходили на консультацию».

Подписывайтесь на Серену Соломон на Twitter.