под кайфом

Всё, что мы не знаем о наркотиках, нас убивает

Отсутствие информации только о фентанилах шокирует.
11.4.18
(Photo by Salwan Georges/The Washington Post via Getty Images)

В конце прошлого года Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) предоставил последние ежегодные статистические данные о передозировках в Америке, и они снова оказались ошеломляющими. В 2016 году 42,249 человек умерли от передозировки опиоидами, это на 28 % больше, чем в 2015 году. Незаконно произведенный фентанил и его аналоги — известные также как фентанилы — являются основной причиной смертей, связанных с потреблением опиоидов, что составляет почти половину таких смертельных случаев. Этот факт свидетельствует о том, что в сегодняшней эпидемии превалирует уличное отравление наркотическими препаратами, а не от нецелевого использования обезболивающих средств.

Реклама

Но пока я бесчисленное количество раз писал о том, что необходимо принимать меры, о которых нам уже известно, для спасения жизней, исследователи всё больше обеспокоены тем, что столько всего неизвестного витает над ужасом передозировки. Более того, недавнее заседание Управления академического сотрудничества Альянса по наркополитике в Вашингтоне, округ Колумбия, сосредоточилось на пробелах в научной литературе, и на том, что ученые бы изучали, если бы не сталкивались с финансовыми или другими ограничениями (Честное признание: я был участником).

Отсутствие информации только о фентанилах шокирует.



Среди прочего, основная загадка, сохраняющаяся за этой сагой, заключается в том, почему сильнодействующие фентанилы появляются в некоторых группах стимулирующих веществ, таких как кокаин, метамфетамин и даже, возможно, самый ужасающий, поддельный Аддерол. Чтобы остановить растущее число погибших, американцы должны гораздо лучше разбираться в фентанилах: что это, почему они получают широкое распространение, и почему люди их принимают.

Недавно 26-летний студент-медик совершил самоубийство, после обвинений в уголовных преступлениях в связи со смертью своей подруги. Он дал ей таблетку, которую он купил в Интернете — и, по его словам, только после того, как она его попросила о том, что, по его мнению, было лекарством для улучшения концентрации во время учёбы. Несмотря на отсутствие явных намерений, мужчине было предъявлено обвинение в совершении убийства, незадолго до его смерти.

Реклама

Но зачем кому-то продавать наркотик, который усыпляет заказчика, как стимулирующую таблетку? «Это уже совсем иной опыт», — отметил Оймарр Митчелл, доцент криминологии в Университете Южной Флориды, добавив, что продавать клиентам нечто совершенно противоположное тому, что они хотят, ненормально, как для делового предложения — да, даже наркобизнес имеет тенденцию следовать логике рыночных отношений — не говоря уже о потенциально смертоносном препарате.

Сотрудники правоохранительных органов предполагают, что дилеры пытаются сделать наркотики более сильнодействующими. Но это ещё один глупый бизнес-план, потому что, если вы не знаете, что принимаете, вы не знаете, как купить больше этого. «Может, люди вернутся к тому же дилеру, потому что им понравилось?», — предположил Алекс Крал, директор Программы охраны здоровья Международного института Исследовательского Треугольника (RTI International), некоммерческой исследовательской организации. Но он признал, что это предположение кажется маловероятным, потому что потребители редко верны одному дилеру.

Конечно, самой большой проблемой с торговцами, продающими фентанил, который расценивается лишь как опиоид, является то, что таким образом, это уже опасное вещество становится ещё более смертоносным. У потребителей героина хотя бы есть определённая устойчивость к опиоидам, что снижает их шансы на передозировку, однако те, кто никогда не принимали такие препараты, сталкиваются с ещё большей опасностью. И смертность заказчиков приводит к приводит к усиливанию правового контроля — ещё одна причина, по которой даже социопатичные дилеры предпочитают избегать отравления людей.

Реклама

Итак, зачем продавать вообще эти смеси? Джон Зиббелл, который работает с Крэлом в Институте Исследовательского Треугольника (RTI) в качестве старшего научного сотрудника по вопросам общественного здравоохранения и часто беседует с потребителями опиоидов, рассказал мне, что большинству потребителей нравится смешивать кокс или метан или героин в одну порцию, потребители почти всегда предпочитают смешивать их самостоятельно — спрос на «спидбол» в предварительно смешанном виде никогда не был одним из основных. (Мой собственный опыт бывшего потребителя «спидбола» указывает на следующее: главное — это время, и если вы не контролируете количество смеси, вы не можете контролировать время). Именно поэтому он подозревает, что у большинства изъятых смешанных уличных наркотиков присутствует перекрестное загрязнение, а не умышленное смешивание. Это, конечно, вызывает ещё больше вопросов, в частности, где в цепочке поставок возникает проблема.

Зиббелл отметил, что Управлению по борьбе с наркотиками (DEA) однажды удалось обнаружить, что метамфетамин и фентанил переправляются морскими путями через мексиканскую границу в одном и том же транспортном средстве. Однако, основываясь на своей работе с людьми, принимающими наркотики, он подозревает, что большая часть смешивания происходит намного ближе к улице, либо случайно, либо молодыми торговцами, которые пытаются найти свой выход на рынок.

Ужасно, но это далеко не единственные важные вопросы о фентанилах, которые остаются без ответа. С полной вероятностью можно утверждать, что некоторые поставщики и дилеры высокого уровня издавна смешивают наркотики более точно, чем другие. Однако, как это делается, неизвестно, хотя эта информация потенциально может спасти жизни.

Реклама

Кроме того, эксперты даже не знают наверняка, действительно ли потребители героина предпочитают фентанил и его аналоги или же эти препараты стали настолько распространены просто потому, что они дешевле в производстве и их легче транспортировать, чем героин. Тем не менее, мои собственные беседы за последние годы с потребителями — а также с такими учёными, как Зиббелл — свидетельствуют о том, что быстрый рост количества фентанила на рынках героина не обусловлен спросом.

В конечном итоге, потребители фентанила часто сразу же теряют сознание, а это значит, что они даже не испытывают кайф. Кроме того, фентанилы, продолжительность действия которых обычно составляет от получаса до часа — по сравнению с продолжительностью действия героина, которая составляет около 5 часов — гораздо быстрее вызывают неприятные симптомы ломки. Наконец, уличный фентанил явно намного более смертоносен, чем героин — это важно, потому что большинство пользователей героина не занимаются активным поиском смерти.

Несмотря на это, исследования Зиббелла показывают, что существует небольшая группа людей, которые намеренно ищут фентанил. Когда он изучил использование индикаторных полосок с целью обнаружения этих наркотиков, большинство пользователей не захотели признать результат теста положительным, но некоторые были довольны, потому что им нравилась интенсивность быстрого действия фентанила.

Всё что нам известно – это то, что эта группа оказалась меньшинством, больше нам неизвестно — а такие ответы, имеют большие последствия для здоровья населения. Для начала, легче уменьшить вред, предоставив альтернативы, если вы знаете, чего действительно хотят потребители. Кроме того, поскольку кайф от фентанилов является таким кратковременным, потребители могут решиться вводить их гораздо чаще, чем героин, что означает большую опасность заражения или распространения таких заболеваний, как ВИЧ и гепатит. Это, в свою очередь, предполагает более широкое использование этих препаратов и, скорее всего, это может привести к увеличению количества заболеваний, передающихся через кровь.

Реклама

Наконец, ещё один серьезный пробел в наших знаниях о наркотиках связан с отсутствием исследований об удовольствиях, которые могут дать наркотики, вроде фентанила. Хотя это может показаться банальным, очень трудно помочь изменить поведение, если вы не знаете, почему люди принимают его, а также не знаете спектр его возможностей и дисфункций в действии.

«Самым большим препятствием на пути к улучшению политики по борьбе с наркотиками является признание того факта, что подавляющее большинство людей, употребляющих психоактивные наркотики, являются самоуправляемыми, контролируемыми потребителями — более 90 процентов потребителей всех видов наркотиков», — заявила Ингрид Уокер, автор книги «High: Drugs, Desire, and a Nation of Users», доцент в Университете Вашингтона.

Директор Управления академического сотрудничества Альянса по наркополитике Жюль Незерланд, который организовал проведение научно-исследовательского совещания, отметил: «[Когда] мы не рассматриваем мотивацию использования, включая удовольствие, это также значит, что мы не узнаем, почему некоторые люди могут бросить по собственному желанию, а некоторые могут продолжать». Например, исследования показывают, что отчаяние и безвыходность повышают риск зависимости — в то время, как другие источники смысла и радости имеют решающее значение как для предупреждения наркомании, так и для выздоровления, когда зависимость всё же имеет место. Тем не менее, большинство наркологических исследований фокусируются на прекращении употребления наркотиков, а не на предоставлении более полезных альтернативных вариантов.

Удовольствие также следует изучать и по неврологическим причинам: наркотики действуют, за счёт активации частей мозга, которые приспособлены для того, чтобы секс и еда доставляли удовольствие. Но в то время, когда проводилось много исследований, связанных с тем, как эти области ведут себя во время зависимости, информация о том, как они работают, когда люди влюбляются или получают оргазм, относительно скудна. Государственных спонсоров подташнивает от финансирования учёных проводящих исследования людей, занимающихся сексом, с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). Но если вы не знаете, как работает система, когда она выполняет свою естественную деятельность, трудно заметить изменения, когда всё идет наперекосяк.

Следите за сообщениями Майи Шалавитц на Twitter.

Эта статья впервые появилась на VICE US.