Реклама
Всякое

Служившие в армии мужчины могут озолотиться, работая в сфере эскорт-услуг

«Недавно я вернулся домой с военной службы в Афганистане и ищу возможность дать выход накопившемуся за год тестостерону».

от Шонтель Тиббалс
28 августа 2015, 4:00am

Photo via Flickr user Elvert Barnes

Ники Голубые Глаза поступил на службу в Корпус морской пехоты в 2005 году и прослужил там до 2012 года, когда лишился левой ноги из-за самодельного взрывного устройства в Кандагаре (Афганистан). Потратив больше года на выздоровление, он понял, что оказался на мели.

«Когда я впервые получил протез ноги, у нас с моим парнем не было ни гроша за душой», спокойно рассказал он мне. «А я и до этого с удовольствием работал в эскорте, поэтому и решил вывесить объявление [в Интернете] и посмотреть, что получится».

Ники Голубые Глаза (Nicky Blue Eyes, его псевдоним на работе) – ослепительный, спортивный парень 26 лет с поразительно голубыми глазами. Он уже более трёх лет проработал в эскорте на постоянной основе за пределами Сан-Франциско. В своём профиле на Rentboy.com, сайте гомосексуальных парней по вызову, Ники делает акцент на службе в армии так: «Великолепный морской пехотинец США – отличный спутник для ваших битв!»

«Недавно я вернулся домой с действительной военной службы в Афганистане и ищу возможность дать выход накопившемуся за год с лишним тестостерону», говориться в профиле. Немного ниже Ники Голубые Глаза рассказывает о своей травме и объясняет: «Я лишился левой ноги из-за взрыва СВУ в Афганистане, но, как видно на моих фото, ношу современный протез». Далее он отмечает, что 10 процентов от стоимости каждого свидания жертвуются благотворительной организации, помогающей раненым морским пехотинцам.

Воспользоваться фетишизацией военнослужащих и зарабатывать на ней деньги – тактика неплохая и, судя по всему, отнюдь не редкая.

Военный издавна был воплощением архетипа мужественности, считался статусным социальным и сексуальным символом. На этом и играет большое множество голливудских военных боевиков, от «Рэмбо» до «Снайпера», в центре внимания которых – накачанные сверхлюди-военные. Теперь же, по-видимому, такие мужчины, как Ники Голубые Глаза (секс-работники, служившие в армии), ищут способ извлечь выгоду из этой обширной культурной мифологии, отправляясь работать в сферу эскорт-услуг.

Ники Голубые Глаза поступил на военную службу в 17. Он говорит, что хорошо провёл время на службе, но семь лет, четыре срока и одна потерянная конечность не прошли даром ни в физическом плане, ни в финансовом. Поначалу секс-работа была решением экономических проблем, но она также помогла ему вернуть уверенность в себе и приспособиться к гражданской жизни.

«[Когда я впервые вернулся в США], было очень странно и невероятно трудно, особенно потому, что я был активным человеком, постоянно переезжал с места на место», рассказал он мне. «Мне всегда очень нравилось выглядеть хорошо, и вдруг я... понимаете, я ощутил себя инвалидом. Я был инвалидом, я был калекой».

«Я и не думал, что буду популярнее [с протезом], чем был когда-либо с двумя ногами», НикиГолубые Глаза

По словам Ники Голубые Глаза, если его статус военного – это выигрышный момент, огромная доля его привлекательности связана со «сходством с реальным человеком». Он объясняет: «Думаю, множество клиентов, нанимающих парней по вызову, можно выставить злодеями, но истина заключается в том, что они – самые обычные парни. Они очень часто одиноки и не слишком уверены в себе, чему я могу только посочувствовать. У многих из них есть шрамы от операций биопсии или трансплантации».

Существуют сведения о сферах, в которых работают ветераны (12,6 процента – на производстве, 5,4 процента – в строительстве и т.п.), однако статистики, оценивающей количество ветеранов, которые работают в сфере секса, не существует.

В интервью, проведённом до ареста целого ряда сотрудников сайта по обвинениям в проституции, Хоук Кинкейд, исполнительный директор Rentboy.com, рассказал мне, что сайту неизвестно, сколько из разместивших свои объявления парней являются бывшими военнослужащими. Парням по вызову нужно указывать в профилях лишь самую основную информацию, к примеру, возраст и адрес электронной почты, так что «единственный источник узнать об этом – информация в профиле о том, что они служили в армии, но эта информация указывается по желанию», заявил Кинкейд.

Однако Кинкейд заметил, что парни по вызову, которые действительно рекламируют свои услуги, возможно, пытаются извлечь выгоду из фетишизации военных.

«Идея сверхмужественности долгое время высоко ценилась среди геев, и клиенты, которым нравятся фантазии на военную тематику, есть до сих пор», говорит Кинкейд. «Армия – это воплощение мачизма, неуклюжей грации, максимального героизма». А некоторым геям, отметил он далее, это импонирует. «Особенно если учесть, что сотни лет мы испытывали усвоенный страх оказаться «менее мужественными», чем другие мужчины».

Подтверждения этого встречаются на Rentboy, а также на аналогичных, хотя и менее удобных для поиска, сайтах вроде Rentmen.com и Men4RentNow.com. Хотя и не все найденные мною парни по вызову из числа бывших военных делали такой сильный акцент на своей службе, как Ники Голубые Глаза, по запросам вроде «военные», «армия», «флот» и «морпех» поиск выдаёт не одну страницу результатов.

В некоторых случаях ребята абсолютно спокойно сообщают о своей военной службе и не развивают эту тему дальше:

«Симпатичный, образованный, бывший военный, спортсмен» – AFMUSCLEBOY

«Приветливее не бывает. Бывший солдат армии США. Сексуальный спортсмен-американец, согласен почти на всё» – ANDY

Другие более открыто пользуются фантазией о сексе с солдатом:

«Имею талант к искусству бондажа/БДСМ ~ Сибари (связывание канатами), маски/капюшоны/наручники... Ролевые игры: папа/сынок, тренер, армия, кожа, ковбой, рестлинг и т.п.» – TYGERSCENT

Армия уже давно ассоциируется с определённым видом мужественности, смелости и крутизны. Поэтому Кейден Пирс, пережив безжалостное нападение на почве гомофобии, из-за которого он провёл в коме 16 дней, сделал единственное, на что, как ему казалось, был способен, чтобы исцелиться: пошёл служить в военный флот.

На дворе был 2003 год, и политика «не спрашивай, не говори» всё ещё была в силе. Пирс всё равно пошёл. «Я решил, что больше не гей», рассказал он. Он до сих пор цепенеет, когда говорит об этом, рассказывает, как собрал друзей и, «по сути, послал их в пешее эротическое, сказав, что я не гей и что все они будут гореть в аду. Это одна из немногих вещей [в моей жизни], о которых я сожалею».

Пирс не только поступил на флот, но и вступил в брак с женщиной и у него родился сын. Он выучился на госпитального санитара («на коновала», по его выражению) и, в конце концов, его отправили в Ирак вместе с группой морской пехоты по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов.

Во время службы Пирс попутно занялся гей-порно. В конце концов он развёлся с женой («потому что я как бы гей»), а она сообщила в армию о его работе в порно, что в итоге привело к расследованию и его увольнению.

«Я занялся эскортом как раз после армии», объяснил Пирс. «Начал тусоваться кое с кем, а эти люди постоянно рассказывали о том, как ездят на «гастроли»: четверо или пятеро человек путешествовали, перемещаясь зигзагами по США и работая в одном городе по три дня или больше в зависимости от спроса. Однажды меня попросили присоединиться... И мне очень понравилось».

Как и Ники Голубые Глаза, Пирс нашёл в эскорте некое эмоциональное облегчение. Он рассматривал его как форму выхода, чем-то схожую с той работой, которой он занимался на флоте, но с возможностью открыто, не стесняясь и не скрываясь быть геем.

Лео Свитвуд характеризует себя как «бывшего стрелка из Корпуса морской пехоты США с высшим образованием».

Уйдя из Корпуса морской пехоты в начале 2014 года, Лео Свитвуд также перешёл на секс-работу. Перед уходом в армию Свитвуд занимался порно, и это приносило ему удовольствие, поэтому он решил попробовать снова. Позднее, в марте, он создал свой первый профиль в интернете, охарактеризовав себя как «бывшего стрелка из Корпуса морской пехоты США с высшим образованием».

По словам Свитвуда, армия помогла ему обрести жизненно важные навыки, в том числе способность завязывать отношения с людьми, с которыми он иначе не ощущал бы практически никакой связи, – навыки межличностного общения, которыми он пользуется сейчас на работе. Однако, приписывая помощь в развитии у себя этих способностей вооружённым силам, Лео всё же отметил, что не задействует свой статус военного в своей нынешней работе.

«Это часть моей личности, а у некоторых ребят есть такой фетиш – они хотят, чтобы я вёл себя устрашающе или ещё как-нибудь в этом роде, но дело тут не столько в армии и во мне, сколько в их представлении о том, чего они хотят», говорит он. «Иногда, я не берусь за работу только, потому что клиент на самом деле хочет реализовать какую-то свою фантазию. Например, хочет, чтобы я побрил голову. Я не брею себе голову, как в морской пехоте, всего лишь из-за часа работы. Ни в коем случае».

Доктор философии Шонтель Тиббалс – социолог, проживающая в Лос-Анжелесе. Следите за её сообщениями на Twitter.