Реклама
Всякое

Сканирование мозга детектором лжи может стать будущим судебных процессов в делах об убийствах

Пока Гэри Смит готовится к своему третьему (и похоже последнему) слушанию по делу об убийстве Майка МакКвина, Вайс разбирается в последнем в слове техники детекторе, склонившем весы в пользу Смита.

от Дэвид Кокс
30 мая 2015, 3:45am

Фото с ресурса Flickr пользователя Tico_Bassie

Гэри Смит лежал в сканере МРТ, пока серия заданных вопросов появлялась на экране перед ним с интервалом в пять секунд.

«Вы жили вместе с Майком МакКуином?»

«Вы застрелили Майка МакКуина из револьвера?»

«Вы убили Майка МакКуина?»

В ответ на каждый вопрос, Смит нажимал на кнопку, чтобы указать «да» или «нет», но, как позже объяснили мне учёные, которые разработали тест, внесённые им ответы в основном не имели значения. Реальной целью было проконтролировать процессы, происходящие у него в мозгу.

Смит, 33-летний бывший сержант армии США, который отслужил две смены в Афганистане, сейчас в центре одного из самых сложных и длительных дел об убийстве в новейшей истории Мэриленда. В сентябре 2006 года, сосед Смита, бывший армейский рейнджер Майкл МакКуин, был найден застреленным в своей квартире.

Два отдельных суда присяжных уже осудили Смита в убийстве второй степени, изначально в 2008 году, а затем снова в 2012 году, с приговорами в 35 и 28 лет лишения свободы соответственно. Оба с тех пор были отменены по апелляции; позже в этом году, Смита будут судить в третий раз.

С небольшим количеством конкретных доказательств в пользу защиты или обвинения, сканеры МРТ должны определить является ли утверждение Смита о невиновности правдой или ложью.

Во время обоих судебных процессов, Смит утверждал, что он провел ту ночь выпивая, покуривая марихуану и играя в бильярд с МакКуином. Оставив его дома, он покинул квартиру; вернувшись, он обнаружил тело МакКуина в кресле — очевидное самоубийство. Девушка МакКуина со школы недавно ушла от него, и после судимости за пьяное вождение, он был обеспокоен своими перспективами трудоустройства.

Но роковой выстрел был сделан именно из пистолета Смита. Во время допроса, он дал три варианта развития событий полицейским, первоначально предполагая, что МакКуин, возможно, был убит местными испаноязычными мужчинами. Наиболее инкриминирующим, в глазах обвинения, стало то, что он избавился от пистолета прежде чем прибыла полиция, и признался в этом лишь после десяти часов допросов. Тем не менее, в течение девяти лет Смит настаивал, что он не убивал МакКуина. Он говорит, что изначально пытался преподнести место преступления как убийство, потому что он не хотел, чтобы его друга запомнили как самоубийцу.

Обвинение и семья МакКуина считают, что Смит лжёт. Прокуроры отмечают, что он был сильно травмирован тем, что увидел на Ближнем Востоке. Во время своего первого судебного процесса, у Смита диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство.

Два суда дали мало веских доказательств, чтобы доказать вину или невиновность Смита, но по-мнению Джоэла Хуизенга, генерального директора компании Truthful Brain, нет никаких сомнений. Он убеждён, что Смит совершенно невиновен.

Компания Джоэла Хуизенга и группа независимых экспертов провели МРТ сканирование мозга Смита, допрашивая его о событиях той ночи. Они искали определённые модели активности, которые указывали бы на то, что он, возможно, лжёт.

«Сознательно лгать очень трудно», - говорит в интервью VICE Хуизенга. «Когда вы говорите правду, вы просто извлекаете воспоминание. Но когда вы лжёте, вам нужно сначала вспомнить правду, а потом манипулировать ею, а это требует намного больше мозговой активности. Это означает, что кровь быстро поступает к конкретным областям, которые на самом деле никогда не используются, когда вы говорите правду, и МРТ позволяет нам выявить эти относительные изменения кровотока».

Хуизенга первоначально попросил Смита намеренно лгать в ответ на простые вопросы о его возрасте и месте рождения, чтобы получить представление о том, как его мозг выглядит, когда он лжёт. Затем он сравнил эти сканы с теми, которые они получили допрашивая его о МакКуине.

«На мой взгляд, они показывают без тени сомнения, что он невиновен. Всё в сканировании полностью чисто», - говорит Хуизенга. «Ни один из участков головного мозга, связанных с ложью, не загорается, когда его спрашивают об убийстве его соседа».

Но эти сканы не будут показаны жюри, когда Смита снова будут судить в этом году. В прошлом месяце, его адвокат запросил новое слушание для определения возможности использования новых технологий в качестве доказательств в суде. Запрос был отклонён.

Фото с ресурса Flickr пользователя Image Editor

Предыдущее слушание, состоявшееся в 2012 году, было наиболее полной правовой экспертизой «детекции лжи» при помощи МРТ за всю историю правовой системы. В конечном счёте, оно закончилось ничем.

«Юридическое решение основывается на том, принимают ли полностью детекцию лжи при помощи МРТ в научном сообществе. Пока что нет», - объяснил Гэри Гибсон, профессор Калифорнийской Западной Школы Права в интервью VICE.

«Есть учёные, которые говорят, что это здорово, но есть и другие, которые говорят, что мозг слишком изменчив и не надёжен. Если аналитик проведёт тест ДНК, он получит тот же результат тысячу раз подряд. Так ли дела обстоят с МРТ? Мы не знаем, и судьи будут консервативны, так как мы уже допустили кучу недостоверной науки в зал суда раньше. Посмотрите на неприятие анализов ФБР образцов пуль и проб волос. Эти технологии были допущены, несмотря на тысячи противоречивых результатов, и теперь от них вынуждены отказаться. Таким образом, люди будут осторожны».

Фрэнк Хайст является когнитивным нейробиологом при Факультете Психиатрии в Университете Калифорнии, который свидетельствовал в качестве эксперта-свидетеля по делу Смита, выступая в пользу использования данных изображений мозга. Он считает, что обвинение сопротивлялось особенно сильно, так как вердикт выносился судом присяжных.

«Если бы защита внесла этот вид информации, я думаю, что присяжных она бы заинтересовала», - объяснил Хайст. «Это много чего бы объяснило для них. В то время как обвинение могло бы добавить контр-доказательств, это очень доступная наука, именно поэтому они не хотят допустить её использования».

Хайст считает данные МРТ гораздо более важными, чем большая часть научных доказательств, которые были до сих пор представлены в рамках двух судебных заседаний.

«Со стороны обвинения был представлен эксперт, который утверждал, что направление брызгов крови от жертвы согласуется с выстрелом под определенным углом на конкретном расстоянии, в то время как эксперт со стороны защиты заявил, что оно больше соответствует самоубийству. Лично я хотел бы предложить, что судебная значимость анализа брызгов крови весьма сомнительна. Так что решение допустить что-то подобное и исключить анализ МРТ представляется достаточно произвольным».

Противники детекции лжи сканированием мозга утверждают, что она по-прежнему слишком уязвима для контрмер, которые могут обмануть систему. Одно исследование, проведённое в Гарвардской Медицинской Школе, обнаружило, что участники могут скрывать способность обнаруживать обман, совершая едва заметные моторные движения во время ключевых моментов в тестировании.

«Противодействия снизили способность обнаруживать обман, но они не устранили её полностью», - говорит Хайст. «Всё равно можно было сказать, что они лгали. Данная отрасль по-прежнему созревает и с улучшением распознавания шаблонов, мы дойдём до точки, где мы сможем исключить все возможности какой-либо работающей контрмеры. Также важно учитывать особенности стилей личности, таких как психопат. Могут ли они маскировать ложь лучше, чем типичный человек, из-за галлюцинаций? Это открытый вопрос. Мы не проводили исследований в области обмана, чтобы решить окончательно, может ли технология быть более чем на 90 процентов точной в этих случаях».

Хуизенга считает, что технология справится с этой задачей, но проблема состоит в поиске средств для проведения таких исследований. «Для данной отрасли было бы лучше, если бы правительство выделило деньги на исследования с участием 1000 человек. Единственное, что люди могут привести против неё на данный момент - то, что выборка исследования мала».

Вне зала суда, спрос на детекторы сканирования мозга неуклонно растёт; полиция штата Флорида изъявила желание использовать технологию «мозговых отпечатков» в прошлом году. Многие считают, что в ближайшее время она заменит полиграфы, как метод детекции лжи на выбор.

«Полиграфы просто смотрят на то, беспокоитесь или нервничаете вы, и они довольно хорошо это определяют», - говорит Хуизенга. «Но между нервозностью и ложью существует дистанция, и поэтому они точны только в 60 процентах случаев. Есть люди, которые нервничают, когда они говорят правду. И ими легко манипулировать. Вы можете обмануть полиграф с помощью простого метода, например, принять бета-блокаторы».

В настоящее время, полиграфы используются сотни тысяч раз в год в США, но, учитывая их низкую степень точности, Гибсон говорит, что окончательное решение часто базируется на мнении оператора полиграфа, а не на самих данных. Он считает, что если ЦРУ и агентства национальной безопасности переключатся на использование МРТ, это может запустить процесс использования данной технологии в суде.

«Есть интерес, а это означает, что эта технология вышла за рамки теоретической. В любом случае, рано или поздно найдётся судья, который допустит её применение. Для запуска нужен один судья в одном штате, а это может случиться в течение шести месяцев или шести лет. Честно говоря, я думаю, что она попадёт в суд через гражданский, а не криминальный иск, потому что ставки ниже. Речь всего лишь о деньгах, а не о свободе».

Но такое решение, несомненно, будет принято слишком поздно для Смита, который узнает свою судьбу в третий раз, в конце 2015 года.

«Я считаю, что в случае признания, доказательства МРТ переломили бы дело в его пользу, так как он был постоянен со своей «я его не убивал» историей», - говорит Гибсон.

Хайст чувствует, что доказательства должны были быть представлены в ходе судебного разбирательства, но он агностик в плане того, виновен или нет Смит на самом деле.

«Он говорит, что он не врёт, что он не убивал своего соседа, и я верю, что данные согласуются с этим. Но я не могу сказать, что его должны оправдать только на основании этого факта. Я не думаю, что наука сейчас в состоянии обеспечить такой уровень уверенности. Всё по-прежнему должно быть принято в контексте всех других данных и было много необычного поведения той ночью, которое трудно объяснить. В любом суде, должны учитываться все факты, а не какой-либо один, который в конечном итоге важен».

Следите за сообщениями Дэвида Кокса на Twitter.

Tagged:
Mr.T
Vice Blog
nauka
преступление
убийство
нейронаука
Гэри Смит
Майк МакКвин
Дэвид Кокс
детектор лжи