личное мнение

Почему я стал социалистом

После того, как Берни проиграл, а Трамп победил, я осознал, что демократы не станут побеждать за меня в моих битвах.

от Rick Paulas
16 марта 2017, 4:00am

Впервые я услышал слово «социалист» в фильме «Улика». Это шутка в начале фильма, которую отпускает Тим Карри, обсуждая прежние ошибки своей жены, которые привели его в этот бардак в доме с убийствами. Дело в том, что она раньше тусовалась с *драматическая пауза* социалистами. «Мы все совершаем ошибки», – сознается он в комнате, полной кровожадных вашингтонских засранцев, среди которых находится труп.

Будучи продуктом американской системы государственного образования, я больше не знал практически ничего о таком понятии, как «социализм». Разумеется, были истории о «коммунистах» из Голливуда, которых заносили в чёрные списки во время «красной угрозы», и конечно, я читал достаточно Говарда Зинна, чтобы знать, что «теория просачивания» означает лишь то, что «богатые люди ссут на бедных», но на этом всё. Большинство людей понимают политику лишь поверхностно, а моё понимание её было таково: доступны два варианта, и один полон таких отвратительных тупых расистских мракобесов, что хуже и представить нельзя, поэтому другой весьма неплох.

Как и очень многих других, меня воодушевила предвыборная кампания Берни Сандерса – в частности, его желание работать над разработкой вариантов бесплатного или дешёвого высшего образования, его преданность «бесплатной медицинской помощи для всех», а также его постоянное подчёркивание неравенства в доходах, – но когда Сандерс неизбежно проиграл Хиллари Клинтон на праймериз демократов, я как будто сдулся. На горизонте замаячил призрак возможного президентства Трампа, заставивший большинство сторонников Сандерса отступиться от своих надежд на реально прогрессивного кандидата в пользу очередного меньшего зла из двух вариантов. Конечно, может, Клинтон и не будет преследовать нечистых на руку банкиров или не даст нам поддерживаемую государством систему здравоохранения, в которой мы нуждаемся, но альтернатива была бы хуже в очень многих смыслах.

Всё это изменилось в день выборов.

Демократическая партия, какой бы разумной и взрослой она ни была, явно не собиралась нас спасать.

Если выборы похожи на обед в честь Дня Благодарения, когда многочисленные родственники с давними обидами и недовольством несколько часов деликатничают друг с другом, а затем говорят гадости по дороге домой, то избрание Дональда Трампа напоминало жуткое опьянение вашего дядюшки-подонка, который после этого наделал достаточно шороху, чтобы окончательно сместить динамику в семье. Это ужасающая сцена, и, возможно, какие-то отношения разбиваются навеки, но позитив в насильном вытаскивании грязного белья в смешанной компании состоит в том, что его больше нельзя игнорировать. И ребята, Америка уже давненько барахталась в некотором количестве грязных пелёнок.

Мне день после выборов показался смывом потока былых заблуждений, как в «Горце», открытием почти не рассмотренных возможностей. Демократическая партия, какой бы разумной и взрослой она ни была, явно не собиралась нас спасать. Трамп стал оранжевым кирпичом, который сломал спину верблюду, но после решительной победы республиканцев в масштабах страны, оглянувшись вокруг, приходилось осознавать, что республиканцы получили власть в правительствах штатов по всей стране. Для такого человека как я единственным назначением Демократической партии являлся отпор республиканцам, а ей не удалось обеспечить даже это.

Поэтому я стал искать другой путь.

Я не хотел нервничать из-за российского влияния на директора ФБР Джеймса Коми (повтор 2016 года казался тупиком), поэтому я передал немного денег Американскому союзу защиты гражданских свобод, а затем осознал, что доход автора-фрилансера, вероятно, не сделает погоды. Как и все остальные, я ходил на протесты, массовые собрания, давшие столь нужный голос оппозиции, но обладающие слишком уж явными ограничениями. Митинги не приводят к реальным изменениям, пока не прислушиваются люди с огнестрельным оружием. В отчаянии я сделал то, что сделал бы в этом политическом климате любой разумный и здравомыслящий человек: я стал официальным членом социалистической группы*. Я выбрал Демократических социалистов Америки.

Как я обнаружил, это отнюдь не редкая история. Всякий раз, когда на любом из недавних собраний DSA в Восточной части Залива поднимали руки в зависимости от того, кто сколько времени провёл в этой группе, подавляющее большинство остаётся за вариантом «пришёл после выборов». В DSA, засветившейся в нескольких материалах в СМИ, теперь более 15 000 членов; это капля в море по сравнению с крупными партиями, но огромное количество для прежде неизвестной группы леваков. Почему DSA? Как неплохо подытожил недавно за пивом один мой соратник, после взрыва мозга, который мы все схлопотали в ночь выборов, ему захотелось понять, кто «прав, и последовать за этими людьми». «Те, кто правы» (то есть те, кто предсказали провалы кампании Клинтон, но также отказались от трампизма), есть по всему Интернету, если знать, где искать.

Подкаст «левых подонков» «Chapo Trap House» стал центральной контрольной точкой этого нового американского социалистического движения, как бы вы ни захотели его называть, и это логично, так как он работает в непосредственно доступной среде. (Также неплохо, что ведущие там умные и чертовски забавные.) Ещё есть издания левых взглядов вроде «Current Affairs», «Baffler» и «Jacobin», каждое из которых рассматривает мир через провалы капитала несколько иным образом. И конечно же, есть целый ряд «левацких» аккаунтов в Twitter, многие из которых теперь украшены розами, которые давно являлись символом социалистических движений на протяжении истории, рядом с никами. Среди них @ LarryWebsite, организатор DSA, живущий в Филадельфии, и большой фанат «Севенти-Сиксерс», а также блестящий @crushingbort, действующий под псевдонимом медиакритик, который написал один-единственный твит, полностью изменивший мой взгляд на мир:

Стоит отметить, что, хотя Twitter – жуткая помойка, без которой мир был бы лучше, подобные аккаунты «работают» из-за ограничений и хаоса этого средства общения, которое заставляет приучаться к лаконичной эмоциональности, чтобы доносить свою точку зрения. То, что многие делают это анонимно, отрешившись от сопряжённого с полумерами самопиара мейнстримового политического анализа, делает их 140 символов мощнее.

Нельзя сказать, что социалистические тенденции или левачество в целом являются совершенно новой концепцией. Они оставались на задворках культуры столько же, сколько существует Америка как страна. Но способность этих гуманистических идеалов (что общества должны возвышать самых уязвимых своих представителей, что качество жизни для всех важнее успеха некоторых) реально прорваться в систему, казалось, улетучилась где-то около 1980 года. Это было тогда, когда, как вы помните, американский народ избрал бряцающего оружием бывшего актёра, который проповедовал «компактный государственный аппарат» в качестве ответа на все вопросы, и вышвырнул из кресла фермера, который растил арахис и реально о чём-то заботился. Мне около 35 лет; для моей возрастной группы реального, беззастенчивого либерализма просто не существовало в массовом масштабе до возвышения Сандерса. (Агрессивный центризм Билла Клинтона и технократическая администрация Барака Обамы так и не заставили леваков воспрянуть духом.) И именно кошмарное удушение в исполнении Хиллари Клинтон сделало социализм ещё привлекательнее на вид. Если общепризнанная политическая партия с кучей аналитических центров, алгоритмов и поддержкой множества знаменитостей не может прийти к успеху в противостоянии с наименее популярным и самым радикальным кандидатом всех времён и народов, то, может, всё-таки настало время для новых идей?

Мне членство в DSA прежде всего обеспечило оазис здравомыслия.

Остаётся только гадать, куда идёт это движение. Я не знаю, прорвётся ли собственно DSA или знамя понесёт какая-то другая организация, а может, совокупность нескольких из них сдвинет политику демократов влево, как некогда консерваторы захватили Республиканскую партию. Оно растёт, в этом нет сомнения; в то же время, всё больше людей осознаёт, насколько бессильно на самом деле руководство демократов. А пока оно растёт, его не губят политические карьеристы или оппортунисты, а держат на плаву страстные люди, работающие над обретением реальных и разумных путей впереди. (Наше отделение в Восточной части Залива концентрируется на попытках укоренить в Калифорнии систему здравоохранения с одним игроком; у других отделений есть свои цели.)

Однако мне членство в DSA прежде всего обеспечило оазис здравомыслия. Протесты и призывы к конгрессменам – это неплохо, и это, несомненно, кое на что повлияло, но Рекс Тиллерсон всё равно является госсекретарём, а Бетси Девос всё равно является министром образования. Трамп всё равно президент. Протесты в аэропортах обладают символической значимостью, но, по всей видимости, всё равно готовится агрессивная кампания против нелегальных иммигрантов. Действительно найти группу, которая не только страстно выступает против этого нового дебильного Белого дома, но и предлагает многообещающий план победы на будущих выборах и последующих действий? Для меня это стало стабилизирующей силой в нашей новой хаотичной реальности.

В более ранней версии этой статьи DSA была названа «социалистической партией». Это не политическая партия.

Следите за сообщениями Рика Пауласа на Twitter.