Дискриминация вашего партнёра влияет и на вас

«Это порой помогает вспомнить: «Ой, стоп, у меня стресс. Проблема здесь не в моих отношениях».

|
июль 17 2018, 4:45утра

Phil Chester Photography / Stocksy

35-летний Фрэнк, мужчина смешанного происхождения, живущий в консервативной Аризоне, где население преимущественно белое, часто сталкивался с расизмом. За два года, которые он прожил с белой матерью и отцом-афроамериканцем после университета в Шоу-Лоу, отдалённом горном городке, полицейские останавливали его более 16 раз. Сейчас он сталкивается с более тихим, институционализированным предубеждением на работе, где, как он считает, преимущественно белое высшее руководство постоянно отказывает ему в повышениях в пользу менее компетентных белых сотрудников.

Эти ситуации выводят Фрэнка из равновесия, когда он приходит домой с работы, говорит мне его жена Джейми, которой также 35 лет и которая также обладает смешанным происхождением (филиппинским и европейским). Хотя он и пытается сбросить раздражение с помощью тренировок или видеоигр, его настроение влияет на Джейми. «Я не всегда знаю, как его утешить и как заверить его в том, что всё образуется, когда одно и то же происходит снова и снова», – говорит она. В такие моменты пара часто берётся за «вредную» еду, «дабы насытить те части нас, которым больно», объясняет Джейми. Они заказывают фаст-фуд, а то и вовсе пропускают ужин и берут мороженое, хотя и знают о долговременных последствиях своего выбора для здоровья.

То, что дискриминация вредит здоровью, прекрасно подтверждено документально. В недавних исследованиях расизм связывали с повышенным содержанием стрессового гормона кортизола, в то время как другое исследование обнаружило, что сексуальная объективация и страхи за свою физическую безопасность связаны с повышенным психологическим дистрессом, особенно у чернокожих женщин. Но сейчас начали появляться научные доказательства переживаний Джейми и Фрэнка. Недавнее исследование, опубликованное в Social Psychological and Personality Science, указывает на то, что дискриминация, с которой сталкивается человек, влияет не только на его здоровье, но и на здоровье его партнёра по отношениям – даже если он не сталкивается с дискриминацией напрямую. И, пожалуй, можно ожидать, что такой износ окажется ещё сильнее. Дискриминация, судя по всему, возрастает: Southern Poverty Law Center сообщил, что количество зафиксированных преступлений на почве ненависти возрастало два года подряд, одновременно с предвыборной кампанией и избранием Трампа (2015 и 2016 годы). Такого не было уже десятилетие.

Уильям Чопик, профессор психологии из Университета штата Мичиган, и его коллеги вдохновились исследованием, проведённым в 2012 году Калифорнийским университетом в Лос-Анжелесе, о влиянии расовой дискриминации на удовлетворённость браком среди молодожёнов-латиноамериканцев. Они задумались о том, не может ли дискриминация иметь ещё более коварных последствий. «Возможно, [дискриминация, с которой сталкивается один из партнёров] может также влиять на его собственное и его партнёра психическое здоровье… и даже физическое», – говорит Чопик.


СМОТРЕТЬ:


Чтобы выяснить это, Чопик и его коллеги проанализировали имеющиеся данные о 1949 супружеских парах в возрасте от 50 лет из исследования Мичиганского университета «Здоровье и выход на пенсию». Все участники оценили свой опыт дискриминации, указав, как часто им подходят утверждения вроде: «В ресторанах или магазинах вас обслуживают хуже, чем других людей» и: «Люди ведут себя так, словно вас боятся». Они также указали, с чем, по их мнению, может быть связана дискриминация – к примеру, с их расовой или гендерной принадлежностью.

Кроме того, участники отвечали на вопросы о том, как бы они оценили своё здоровье в целом, страдали ли они когда-либо диабетом, раком или другими хроническими заболеваниями и как часто у них бывают различные симптомы депрессии. Наконец их попросили указать, какую близость они ощущают к своим партнёрам, а также насколько напряжёнными являются их отношения – к примеру, они указывали, как часто партнёры действуют им на нервы или критикуют их.

Они обнаружили, что пережитая дискриминация связана с более худшим здоровьем согласно оценкам самих участников, повышенной частотой хронических заболеваний и депрессии, но это также связано и с наличием партнёра, сталкивающегося с дискриминацией. Хотя чаще всего сообщали о таких её видах, как расизм, эйджизм и сексизм, связи сохранялись независимо от формы дискриминации. Более того, если дискриминации подвергался один из партнёров, была высока вероятность того, что ей подвергался и другой партнёр.

Исследователи обнаружили, что многие участники сообщали о повышенной напряжённости в отношениях, когда один или оба партнёра подвергались дискриминации, что, в свою очередь, было связано с худшим здоровьем. «Отношениям вредит не сама по себе дискриминация, а стресс, который из-за неё возникает», – говорит Чопик. Совместные переживания из-за дискриминации могут вызвать у вашего партнёра стресс, но даже если держать это в себе, «на [партнёре] можно сорваться». Из-за разыгравшихся в итоге страстей ваш партнёр может сделать дурной выбор в связи со своим здоровьем – стоит только вспомнить, как «заедают» стресс Фрэнк и Джейми. Но это лишь верхушка айсберга. Хронический стресс также может повышать риск сердечных приступов, диабета и других проблем со здоровьем (хотя для того, чтобы определить, действительно ли это действует в долгосрочной перспективе, нужно больше исследований, предупреждает Чопик).

Кроме того, чем меньше участники сталкивались с дискриминацией в собственной жизни, тем больше напряжённости было в их отношениях, когда дискриминации подвергались их партнёры. К примеру, белый мужчина, услышавший, как его чернокожая жена изливает душу о расистских предубеждениях на работе, может сообщать о большей напряжённости в отношениях, чем чернокожий мужчина. «На [белого] это может воздействовать сильнее, потому что он ещё не страдал от расизма», – говорит Чопик. Но некоторые исследователи выдвигали теории о противоположном, отмечает Брайан Файнштейн, профессор Института здоровья и благополучия сексуальных и гендерных меньшинств Северо-Западного университета. «Опыт может передаваться между [партнёрами]… Каким образом может сочетаться личный и партнёрский опыт во влиянии на здоровье, ещё не вполне ясно».

«Мы на самом деле не знаем, в какой степени полученные результаты распространяются на другие прослойки населения», – говорит Файнштейн. Начнём с того, что в выборку были включены только гетеросексуальные супружеские пары. Хотя в ней и были небелые люди, большинство участников были белыми, многие из которых состояли в браке с небелыми людьми или людьми, сталкивавшимися с другими видами дискриминации.

Хотя и неясно, распространяются ли полученные Чопиком результаты на ЛГБТК-пары, одно исследование 2014 года обнаружило, что как у трансгендерных женщин, так и у их партнёров, цис-мужчин, столкновения с дискриминацией и восприятие отрицательных стереотипов об их отношениях связаны с повышенной частотой симптомов депрессии. Исследовательская группа Файнштейна также начала изучать влияние стресса у партнёров в однополых отношениях на функционирование в отношениях и здоровье.

Джон, который работает в Сан-Франциско и идентифицирует себя как гей, утверждает, что гомофобия, с которой он сталкивается на работе, повлияла на его психическое здоровье и на психическое здоровье его партнёра. Когда, например, его гетеросексуальные коллеги мужского пола на его предыдущей работе награждали его «холодным рукопожатием», перед этим пообнимавшись со всеми остальными в офисе, он ощущал тревогу и удар по уверенности в себе, а это он уже ощущает благодаря родным своего партнёра, которые не одобряют их отношения. «У меня от этого включается реакция «борьба или бегство», – говорит он. Он думает, стоит ли ему вообще водить своего партнёра на корпоративные мероприятия. Когда он жалуется на дискриминацию партнёру он побаивается, что Джону за него стыдно. «У него падает уверенность в себе и удовлетворённость в целом», – говорит мне Джон.

Результаты исследования Чопика идут вразрез с распространённым представлением о том, что отношения приходят к успеху, когда в них вкладываются оба партнёра, говорит Бенджамин Карни, профессор социальной психологии Калифорнийского университета в Лос-Анжелесе и соавтор исследования молодожёнов-латиноамериканцев. «Когда мы думаем, почему отношения успешны или неуспешны, ответ отчасти в том, что происходит за пределами отношений». На самом деле «с парами происходит очень много такого, что влияет на их близость, – того, что не находится в их власти». Исследования сообщают о повышенной частоте разводов в тех случаях, когда партнёры, к примеру, страдают хроническими заболеваниями или теряют работу. Разумеется, над успешными отношениями нужно трудиться, но «они – это ещё и удача».

Это не означает, что дискриминация ставит крест на отношениях. Карни рекомендует выражать стресс, который она вызывает, а не подавлять его. «[Это] часто помогает вспомнить: «Ой, стоп, у меня стресс. Проблема здесь не в моих отношениях», – говорит он. Можно не только рассказать партнёру о случившемся, но и проверить, как он (она) там, если кажется, что что-то не так. Это может помочь нажать на тормоза и не делать привычных скоропалительных выводов: «У тебя плохое настроение. Ты бесишь. Ты ужасен (ужасна)».

Файнштейн добавляет, что партнёры часто склоняются к тому, чтобы искать эмоциональной поддержки лишь друг у друга. «Это может очень сильно перегружать отношения», – говорит он. Он рекомендует вспомнить, кому ещё из близких вы можете пожаловаться, столкнувшись с дискриминацией, дабы облегчить это бремя.

Джейми также обращается к друзьям и коллегам, многие из которых также состоят в межрасовых отношениях. «Я [понимаю], что дело здесь не только во мне. Дело в людях, которые странно себя ведут, видя вместе двоих людей с непохожей внешностью», – говорит она.

Большинство исследований факторов риска для здоровья сосредотачиваются на индивидуальном опыте, но исследование Чопика принадлежит к растущему корпусу литературы, показывающему, что опыт наших близких может влиять и на наше здоровье, говорит Файнштейн. А в сегодняшнем политическом климате, даже если человек почти или вовсе не сталкивался с дискриминацией, «вероятность того, что с ней сталкиваются его друзья, партнёры и другие люди из круга его общения, выше». Джон согласен. Результаты исследования «дают более полную картину влияния дискриминации на отдельных людей, – говорит он. – Думаю, сейчас нам особенно нужно критически к этому относиться».

*Информаторы предпочитают использовать только свои имена, боясь последствий на работе из-за своих комментариев.

Эта статья впервые появилась на VICE US.

Ещё VICE
Vice Channels