акт терроризма

Иммигрантов волнует, что же будет дальше после террористической атаки

Выходцы из Бангладеша, которые проживают в Бруклине, беспокоятся по поводу иммиграционной политики Трампа и возможного разгона после неудавшейся попытки теракта в метро.
People gather for an Eid al-Fitr prayer celebration, marking the end of the fasting month of Ramadan, on McDonald Ave., in the Kensington neighborhood of the Brooklyn borough of New York. (AP Photo/Barbara Woike)

Утром в понедельник после новостей о неудавшейся террористической атаке в районе транспортного терминала Порт-Аcорити в станции метрополитена в Нью-Йорке, Чумтоли Хак вернулась к привычным делам. Разумеется, вскоре адвокат получила шквал телефонных звонков от испуганных иммигрантов, которые боялись, что каким-то образом отряд спецназа «SWAT» нагрянет на бульвар Океан Парквей в Кенсингтоне, район в Бруклине.

Реклама

Для Хака и тысячи иммигрантов из Бангладеша, таких как он, арест 27-летнего Акайеда Улла который, как сообщается, грабил своих соседей и – жил дальше на юг – тот взрыв, в результате которого он и некоторые другие получили ранения, стал новым и мучительным поводом для разговоров о старой и болезненной истории. Если бы период правления Трампа не перевернул их жизнь, возможно, была б паника, а не то, что часто представляет собой позор, страдания и беспокойство.

«В некотором смысле я чувствую себя, как ни странно, хорошо, потому что мы проделали трудную работу в области просвещения общественности», – сказала мне Хак поздно вечером в понедельник. «Мы продолжаем работать после избрания Трампа в связи с визитами миграционных служб», – это страх, что, по её словам, навис над многими, которые живут недалеко от Уллы, и это может осложнить сотрудничество с полицией Нью-Йорка.



По словам 26-летней Шаханы Ханифа, общинного организатора и жительницы Кенсингтона, местные лидеры мечетей, перед которыми стоит выбор между проведением пресс-конференции для осуждения нападения и немедленного перехода к подготовке тренингов для изучения собственных прав, в значительной степени выбирают последнее. «Мы уже знаем, от администрации Трампа, что все подвержены депортации или исключению из иммиграционного статуса», – сказала она. «Учитывая то, как в США действуют предубеждение и профилирование, мы должны быть готовы. Мы хотим, чтобы люди не были в постоянном состоянии стресса».

Реклама

Согласно оценкам переписи населения, в 2013 году в Нью-Йорке количество переселенцев из Бангладеша составляло около 75 000 человек, но такие лидеры, как Мохаммед Алам, директор Бангладешского американского центра, говорит, что сейчас эта цифра значительно выше.

«Вы, вероятно, не знаете, на сколько выше, потому что люди живут в подвалах. Несмотря на то, что вы видите односемейные дома, вы, вероятно, заметите там не менее 20 человек», – сказал он мне. «За последние 5-10 лет число людей, безусловно, удвоилось».

Первое, что Хак сказала этим иммигрантам в понедельник: «Не разговаривайте ни с кем без адвоката».

«Существует недоразумение, что большинство выходцев из Бангладеша имеют документы», и что на законных основаниях остаются в США, – рассказала она мне. Но многие из них считаются «вне статуса», то есть они прибыли легально, но остаются без разрешения». Ранее всегда существовала уверенность в том, что если вы считаетесь «вне статуса», но сотрудничаете с правоохранительными органами, то к вам не будут применяться соответствующие меры», – сказала она. Но с момента как президент Трамп занял свой пост, эта уверенность пропала.

Хотя Нью-Йорк остается так называемым городом-убежищем, из-за арестов миграционной службы через местные суды многие иммигранты боятся там появляться. По словам Хак, та же самая политика может теперь содействовать в облегчении сотрудничества со стороны свидетелей в случае с террором, подобным этому.

Реклама

«Мы пытаемся соблюдать четкую границу», – имея ввиду правоохранительные органы, объяснила она. «Большую часть времени это всего лишь наставление сетей. Мы просим людей говорить с правоохранительными органами в сопровождении адвоката и знать, каковы их права, а не непреднамеренно раскрывать их иммиграционный статус».

Миграционная служба не ответила на просьбу прокомментировать эту историю.

«Руководители мечети подчеркивали необходимость членам общества установить контакты с правоохранительными органами, однако это также их и беспокоит», – добавила общинный организатор Ханиф.

Помимо собственного страха депортации, некоторые опрошенные в понедельник были обеспокоены тем, что им запретят поездки на родину, или что их семейные визы отменят.

Когда полицейские вертолеты кружили над головами, толпы людей на Черч-авеню и Данхилл-роуд размышляли о том, что эта история может означать для их будущего.

«Возникает вопрос о том, как будут к нам относиться — мы боимся», – сказала 27-летняя Фарзана, когда выбирала продукты и сплетничала в продуктовом магазине. (Она попросила VICE не использовать её фамилию из-за опасений привлечь антимусульманское настроение.) «Я переживаю за то, что случиться с самим сообществом».

Бангладешский квартал Бруклина гордится своим тяжелым трудом — каждый от общинных организаторов мечети на бульваре Макдональд до владельцев гаража на Кортелье-роуд и до покупателя на Чёрч-авеню делают тяжелую работу, как и предусматривает их культура, и восхваляют это, как ортодоксальные евреи воспевают свою нахдочивость.

Реклама

«Все здесь работают. Большинство людей упорно трудятся, работают на стройках, водят такси, а многие работают в ИТ сфере», – отметил 33-летний Рахул Чоудхури, которому принадлежит мастерская «Fix Rite» на углу Кони-Айленд-авеню на окраине города. Хак, адвокат, пошутила, что у каждой закусочной «Данкин Донатс» за кассой стоит по крайней мере один выходец из Бангладеша.

«Если вы посмотрите на то, чем заняты бангладешцы, то заметите, что зачастую они работают в очень общественных местах: они таксисты, уличные продавцы, торговцы овощами и фруктами», так же как и студенты университетов и дорожная полиция, сказала Хак. «Хотя их количество может показаться маленьким, занятие такими работами, придает им общественной значимости».

Улла, обвиняемый террорист – которому официально было предъявлено обвинение в предоставлении материальной поддержки террористической организации и в использовании оружия массового уничтожения, другие федеральные преступления – был бывшим водителем такси.

Незадолго до атаки в понедельник, Улла, как сообщается, опубликовал на Facebook: «Трамп, ты не смог защитить свой народ». После его ареста президент Трамп высказал мнение о том, что его иммиграционная политика предотвратила бы атаку, явно остановив миграционную программу «семейные узы», благодаря которой, по-видимому, Улла попал в страну.

На данный момент Ханиф заявила, что упорное сосредоточение на работе - это одна из причин, по которой её община не так испугана, как некоторые подозревали. К тому моменту, когда она и другие лидеры ушли в местный ресторан поздно вечером в понедельник, чтобы поесть питу, они были менее измотаны, но более целенаправленны.

«Бангладешская община Кенсингтона не является чем-то новым – город повсюду наполнен бангладешцами», – сказала Ханиф. «Мы обеспокоены, но нам это не мешает».

Следите за сообщениями Сони Шарп на Twitter.