Реклама
Всякое

Мэри Даг потеряла в Ираке обе руки. Благодаря миллионной кампании на Indiegogo она теперь играет главную роль вместе с другими бывшими бойцами в «Range 15», фильме о зомби, которым хотят показать забавную сторону жизни ветерана армии.

Мэри Даг потеряла в Ираке обе руки. Благодаря миллионной кампании на Indiegogo она теперь играет главную роль вместе с другими бывшими бойцами в «Range 15», фильме о зомби, которым хотят показать забавную сторону жизни ветерана армии.

от Митчелл Сандерленд
26 января 2016, 11:10pm

На фестивале «Сандэнс» была показана премьера трейлера «Range 15», фильма о зомби, где в главных ролях снялись ветераны армии США. После того, как отставному офицеру пехоты Нику Пальмискано надоели изображения бывших бойцов Кэтрин Бигелоу и других режиссёров, он создал кампанию на Indiegogo по сбору средств для создания фильма, в котором ветераны изображаются как нечто большее, чем бедолаги с посттравматичным синдромом (ПТСР). Краудфандинговая кампания собрала более миллиона долларов. Затем Пальмискано взял на главные роли ветеранов, в том числе Маркуса «Единственного Выжившего» Латтрелла; другие роли играют Уильям Шетнер и Дэнни Трехо.

Пальмискано и его коллеги, подавшиеся из ветеранов в актёры, хотят, чтобы фильм выражал их политически некорректное чувство юмора – да, многие ветераны страдают ПТСР, но они также проходят через зоны боевых действий с помощью юмора. Это художественное видение заставило их выбрать для режиссуры фильма гордящегося своей одиозностью режиссёра фильмов категории «Б» Росса Паттерсона. Для контекста скажу, что последний фильм Росса – это HelenKellerVs. Nightwolves («Хелен Келлер против Ночных Волков»).

Автор фото – Чак Грант

На съёмочной площадке «Range 15» в DCStages & Sets, что в центре Лос-Анжелеса, я встретился с Россом и его главной актрисой – бывшим техником по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов (или участницей команды сапёров) по имени Мэри Даг, которая потеряла обе руки в Ираке. Сидя на столе посреди декораций, которые должны напоминать столовую, она назвала то, что осталось от её рук, «узелками». Она пользуется узелками, чтобы держать кукольную версию своего мужа, Джеймса. Когда они путешествуют по отдельности, она носит с собой эту куклу. Между съёмками мы обсудили фильм, то, как она потеряла руки, и почему она ненавидит Кэтрин Бигелоу.

Broadly: Как ты оказалась на главной роли в фильме?

Мэри Даг:Я была знакома с ребятами из «Range 15» уже около года, а ветеран армии Дж. Т. просто позвонил мне как-то раз и сказал: «Эй, ты будешь в нашем новом фильме». Компания Дж. Т. по производству футболок создала секретную футболку под названием «мясной пони». Покупая эту футболку, не знаешь, какой на ней рисунок. Узнаёшь только тогда, когда её распаковываешь. Я заказала их четыре штуки. Они – ветераны, и футболки я отчасти купила именно поэтому. Я видела некоторые из их видеороликов, и мне нравится поддерживать компании ветеранов, поэтому с «Range 15» всё тогда было довольно просто.

Что у тебя за роль?

Я играю дочь полковника. Мне нравится сырость сценария. Там очень много мрачного юмора – это не те «белые и пушистые» вооружённые силы, которые изображаются в большинстве голливудских фильмов.

Как ты оказалась в вооружённых силах?

Я оказалась как бы помолвлена перед окончанием старшей школы. Мой жених (за неимением лучшего термина) попросил меня выйти за него замуж, а также попросил меня подождать год, так что я потеряла стипендию. Однажды вечером мы ужинали вместе с его родителями, и мы с его мамой готовили на кухне. Мама у него – такая примерная женщина. Она готовит, она убирает, она шьёт, она работает, у неё 14 детей – не все из них её, правда. Первая жена умерла, а она стала главой семьи, и она попросту неудержима. Это мой кошмар. Я никогда не хотела остепениться и обзавестись детьми и белым штакетником или ещё чего-либо в этом роде. Когда мы нарезали овощи, она мне сказала: «Не волнуйся, Мэри, я тебя вышколю – будешь идеальной домохозяйкой!» Спустя две недели я ушла в армию.

Связана ли ты с армией до сих пор?

Я выступаю с докладами, а также помогаю ребятам с профилактикой суицида. В данный момент это для меня безумно важно, просто потому что в вооружённых силах это стало эпидемией. Не все могут справиться с войной (с ней не могут справиться люди, у которых развивается ПТСР, но у множества ребят, которые действительно сильно переходят границы, изначально нет особых механизмов преодоления травм. Затем они попадают в эту напряжённую ситуацию, случается какая-нибудь хрень, а потом они просто не получают ухода. Они начинают терять доверие ко всем, кроме своих братьев, поэтому они не ищут помощи в Управлении по делам ветеранов. У меня лично был прекрасный опыт взаимодействия с Управлением по делам ветеранов, но у множества моих приятелей его не было. Но, если честно, если Управление по делам ветеранов станет со мной шутки шутить, то это плохой пиар, так с чего бы ему это делать?

Это эмоционально тяжелее для мужчин?

Полагаю, да. Впрочем, это палка о двух концах. Если говорить о барышнях, то с ними, как правило, не обращаются как с ветеранами. У меня было столько приятелей, которые приходят и спрашивают: «Ой, а как там ветерана зовут?» Затем до них доходит: «Это я», – и они удивляются: «Ой, так вы здесь не ради мужа?»

Как вы начали работать техником по обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов?

Мне было любопытно. У меня в голове был образ себя как супергероя, спасающей ситуацию, мне всегда хотелось изменить мир к лучшему. Как только мне сказали: «Обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов», – я взглянула на того парня с вопросом: «Это типа команда сапёров?» А он мне и говорит: «Нет, это обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов». На самом деле, это команда сапёров, он пытался создать больше пафоса.

Сколько длилось твоё обучение?

Обучение занимает около семи месяцев. Моё было немного дольше – меня сбило такси, и я вывихнула себе локоть. Он припарковался на моей ступне, а я, как идиотка, пыталась её вытащить и порвала ахиллесово сухожилие. Я действительно самая везучая девушка на Земле.

Расскажи об Ираке?

Было жарко, везде была вонь. Там в буквальном смысле вдоль дороги стоят кучи мусора выше моего роста. Это место вообще похоже на свалку. Внутри куч есть мёртвые животные и мусор, который неизвестно сколько там пролежал. Очень много песка, а когда песок намокает, он склеивается и превращается в толстый слой грязи, которую ни от чего нельзя отодрать. Было по-настоящему гадко.

Что случилось в тот день, когда ты потеряла руки?

Нас вызвали из-за СВУ, с которым разъезжала иракская армия. Оно было примерно мне по колено, может, выше, то есть примерно полметра. Мы вытащили из него взрывчатые вещества (в то время я училась на руководителя команды, поэтому я практиковалась), вставили головку в гнездо для головки (это тот случай, когда головка вставляется), затем я оттащила его к грузовику и положила его в грузовик. Но когда я забросила устройство себе на плечо, на мне висело оружие. Оно как бы переместилось на спину и поэтому меня душило, так что я положила устройство в грузовик и стала регулировать оружие. Когда я подняла глаза, устройство раскачивалось, поэтому я по наитию взяла его в охапку, а оно взорвалось. Вариантов того, что могло произойти, миллион.

Ты везде с собой носишь куклу своего мужа Джеймса. Ты с ним познакомилась в Ираке?

Это было сразу после того, как я подорвалась. Я сломала себе колено, когда полезла за соком, и поэтому была в инвалидном кресле. У меня такая проблема, что, если я слишком долго сижу откинувшись, а затем встаю и где-то хожу, то я останавливаюсь и теряю сознание. Это случилось со мной, когда я остановилась у холодильника, и моя правая нога попала под холодильник и застряла там, поэтому, когда я упала, защёлкнулось всё, что было у меня над коленом. Как я уже говорила, мне везёт: я была в инвалидном кресле и безрукая. Мы отправились на торжество в память о сапёрах, которое ежегодно проводится в первые выходные мая. В нашем сообществе оно очень значимо, потому что мы записываем на стене имена всех техников, убитых в бою за год, а также читаем все имена на стене. Я проведала своих инструкторов – там есть парочка хороших. А они мне и говорят: «Мэри, шла бы ты к студентам!» Поэтому я направилась в вестибюль и начала махать узелками и катиться по вестибюлю, крича: «Прочь с дороги! Мне никто не говорил, что эта хрень случится! Моя жизнь кончена!» Это не так; я просто переигрывала. Случилось так, что Джеймс находился в вестибюле. Затем его отправили в моё подразделение. Он знал всех ребят, которых знала я. Он слышал все истории о Мэри.

Что это за истории о Мэри?

Я очень покладистая, пока кто-нибудь не начинает доставать мою команду или мою часть, и тогда я просто становлюсь волчицей. Я очень часто как бы съезжала с катушек. Говорила ли я с полковником или с кем-то ниже званием, значения не имело. Мне было всё равно. Они доставали моих ребят, а они [ребята] ведь были моими братьями, поэтому я также неустанно ругалась с ними – у меня было множество историй. Я была неким гибридом сестры подразделения и мамочки подразделения.

Было ли трудно быть одной из немногих женщин в дивизии?

Нет, мне не было. Я просто делала свою работу и ни на что не жаловалась. Честное слово, ребята долгое время называли меня Стивом. Они клялись, что я не девушка.

Недолюбливаешь ли ты как реальная женская версия Повелителя бури восприятие ветеранов Бигелоу?

Есть такие время и место, в которых мы все – спокойные профессионалы, но в большинстве случаев мы очень неотёсанные – в нашей среде очень много мрачного юмора. К примеру, меня миллион раз спрашивали, считаю ли я, что парни здесь [в фильме] меня эксплуатируют, а они ничего подобного не делают. Большинство моих реплик – это то, что я действительно говорю людям. Для меня не проблема посмеяться [над травмой]. Если честно, половину моего гардероба составляют футболки с ти-рексами, например, «Ти-рекс ненавидит ручные гранаты», «Худший ударник всех времён и народов» и тому подобное. Мне это кажется смешным, и это помогает начинать общение с людьми. Как правило, люди склонны думать, будто это меня действительно волнует, и моя жизнь действительно окончена, и всё в таком роде. Нет! Всё в порядке. Дела не так плохи.

Tagged:
Film
Kino
Irak
zombi
Vice Blog
искусство
армия
инвалид