FYI.

This story is over 5 years old.

компьютерные игры

Новые технологии способны вызывать ещё большую зависимость от азартных игр

Через десять лет мобильные приложения для онлайн-игр смогут зарабатывать более $100 миллиардов. Однако, новые технологии, которые призваны усилить зависимость, и старая школа азартных игр, имеют серьёзные идеологические разногласия.
20.4.15

Фото с Flickr пользователя Jim Makos

Для большинства людей Жаклин Балаам не соответствует стереотипу типичного игромана. Замужняя мать двоих детей в возрасте 41 года раньше имела высокооплачиваемую работу финансового менеджера в одном из самых престижных университетов мира, а в свободное время вела финансы в местном социальном клубе.

Но в тайне от друзей и семьи, Балаам была в плену сильной зависимости. На протяжении более восьми лет она проиграла почти 9 миллионов долларов, в основном на сайте онлайн-казино Jackpotjoy. В прошлом месяце её арестовали за экономическое преступление, в результате которого она украла 400 тысяч долларов у своих сотрудников, чтобы оплатить своё пристрастие.

Реклама

Для Наташи Шуль, антрополога Массачусетского института технологий, изучающей игроков и игры, которые увлекают их, Балаам – пример человека, попавшегося в ловушку так называемого «пространства технологий»: затягивающего вакуума, где время, деньги и, в итоге, реальность подчиняются непреодолимой тяге к игре.

Деньги на кону часто становятся изначальной мотивацией для людей, зависимых от лотерей или игровых автоматов, особенно, если они выигрывают за несколько минут, но это быстро становится относительно неважным. Точно также, как наркоманы, они играют, чтобы скорее получить доступ к определённому состоянию души, чем к денежному вознаграждению. Когда Жаклин случайно выиграла пять круглых сумм, она никогда не выводила деньги. Вместо этого, она пускала деньги обратно в игру.

«Когда игроманы по-настоящему попадают в пространство, деньги становятся последним, о чём они думают», объясняет Шуль. «Они, на самом деле, играют за ценность зоны игры. Деньги – это просто валюта, за которую они могут туда попасть». Психология зоны и типы игр, вызывающие самую большую зависимость у игроков, являются ключевым фокусом для Шуль и других исследователей, которые ищут способ помочь зависимым восстановить свою жизнь. Также, на протяжении длительного периода времени это было в зоне интересов компаний, желающих урвать по-больше.

Мир азартных игр традиционно зарабатывал деньги заманивая людей в казино, в надежде заставить их делать большие ставки в рулетке или застревать у игровых автоматов и видеоигр. Букмекеры зарабатывают гораздо больше на тотализаторах с фиксированными ставками в автоматических терминалах, установленных в их конторах и предлагающих бинго или рулетку, чем на спортивных тотализаторах.

Реклама

Одна из причин, по которой эти игры так легко цепляют людей на крючок, – высокая частота игровых событий. «Люди часто ошибочно демонизируют игровые автоматы, но зависимость вызывают структурные характеристики игры, а не машины, сами по себе», говорит Марк Гриффитс, психолог и директор Международного подразделения изучения игр в Университете NottinghamTrent. «Под этим подразумевается возможность повторных вовлечений в азартную игру. Я могу создать самый безопасный игровой автомат в мире, где можно нажимать кнопку только дважды в неделю. В США, Канаде и Индии есть игра под названием Кено, мгновенная лотерея. И она вызывает зависимость, потому что повторяется каждые 2-3 минуты».

С наступлением эры сверхбыстрых компьютеров, пришёл бум азартных игр. По данным исследовательской компании IBISWorld, вся индустрия азартных игр и казино насчитывает 285 миллиардов долларов и будет продолжать расти на 5,3 процента в год до 2020 года. Уму непостижимые цифры. Но они также могут скрывать стремительно меняющийся демографический портрет потребителя, который для многих бизнесов даётся нелегко.

«Эти громадные цифры, в основном, генерируются Азией», объясняет Шуль. «Новые казино открываются в Сингапуре, на Филлипинах, на курортах и в отелях по всей восточной части мира. Япония заявляет о легализации игорного бизнеса. Но если посмотреть на остальную часть мира, то там индустрия пытается справиться со страхом потери своей базы потребителей. Она стареет. За последнее десятилетие средний возраст азартного игрока в казино или букмекерской конторе поднялся старше 59 лет».

Реклама

«Зависимость к этим играм не имеет отношения к деньгам. Главная «конфета» игрока –выпадение из пространства и времени», говорит Наташа Шуль.

Мир азартных игр ищет пути развернуться ещё больше, много инвестируя в новые технологии, чтобы привлечь молодое поколение. Они используют сенсорные ориентиры, соблазняющие людей в зоне автоматов, путём увеличения визуальной, слуховой и тактильной стимуляции.

«Они понимают, что зависимость к этим играм не имеет отношения к деньгам. Главная «конфета» игрока – выпадение из пространства и времени», говорит Шуль. «Вы почти забываете, что у вас есть тело. Они используют окружающий звук, сенсорные экраны и устройства, называемые тактильными активаторами, которые создают лёгкие жужжащие или пульсирующие тактильные эффекты позади экрана или на вашем кресле. Удары, вибрации или встряхивания вашего кресла синхронизированы с событиями, происходящими в игре, так что это работает, как подтверждение игровых событий и затягивает вас всё глубже в игровое пространство».

Когда люди моложе 45 лет впервые попадают в казино - это напоминает вызов. Один из трюков, используемых некоторыми казино – это дополненная реальность. «Дополненная реальность – это комбинация реального и виртуального на экране в режиме реального времени», говорит Майк Коэн из «Полного Погружения», компании, разрабатывающей продукты, основанные на дополненной реальности. «Казино используют её как новую, сверкающую уловку, которая может приводить в казино траффик с помощью таких вещей, как возможности интерактивного фото или приложения для смартфонов, которые взаимодействуют с игровыми автоматами и запускаются, когда человек проходит в дверь».

Реклама

Проблема в том, что у любых уловок короткий жизненный цикл. «У технологий есть большой «вау»-фактор, говорит Коэн». «Вы думаете, что это самая крутая штука, которую вы видели и по-настоящему удивляетесь. Вы делаете это три или четыре раза. И потом это проходит. Это поражает ум в первый раз, а потом у вас появляется состояние вроде «Что ещё?» У него есть окончательный предел».

В конечном счёте, мир азартных игр знает, что ему надо реинвестировать в самого себя, чтобы выжить в долгосрочной перспективе. Некоторые секторы используют новую эру мобильных медиа и интернета более успешно, чем другие. Букмекеры, такие как bet365 или Ladbrokes попали в цель, привлекая молодых игроков, благодаря живым трансляциям глобальных спортивных событий. Если покупатели регулярно возвращаются, они надеются на то, что их смогут заманить в казино, где зарабатываются серьёзные деньги.

Масса данных, которые они способны накопить, также даёт им возможность сегментировать клиентов и блокировать тех, кто слишком часто выигрывает. «Индустрия находится на уродливом периоде своего жизненного цикла, где идёт захват как можно большего количества простаков [людей, которые играют больше, чем могут себе позволить], говорит Стив Бэйли, профессиональный игрок из Мельбурна. Если вы ставите 50 долларов (или больше) и у вас нет истории больших проигрышей, букмекерам это неинтересно. Выглядит так, будто они заинтересованы только в проблемных игроках, таких, которые ставят всё, а потом это всё и проигрывают. Это открытые акционерные компании и для них это лучший путь делать всё большие и большие прибыли».

Реклама

В настоящее время, по оценкам индустрии, только 20% общего дохода от азартных игр получены в онлайне. Но ситуация может измениться, и очень быстро. В данный момент, многие страны, включая Турцию, Китай и Голландию, всё ещё запрещают онлайн-казино, в то время, как в США и Германии ситуация более сложная с федеральными запретами, но частными разрешениями, которые предоставляются во всё большем количестве штатов. С миллионами играющих нелегально, и правительством, понимающим размер потенциальных налоговых поступлений, законодательство стремительно меняется. Ожидается, что в Нидерландах будет представлена урегулированная система азартных игр в интернете уже в этом году. По оценкам Juniper Research доходы мировой индустрии азартных игр от мобильных игр перевалит за 100 миллиардов долларов к 2017 году.

Facebook быстро капитализируется, давая возможность разработчикам азартных игр, таким как Jacketpotjoy, использовать свою платформу аналогичным образом для его многих социальных игр. Для этого Facebook приобрёл стартап OculusVR за 2 млрд долларов, чтобы подготовить почву для игр в виртуальной реальности. Apple также внедрила изменения в своём ПО для iPhone. Сейчас происходит гонка в разработке азартных игр, которые содержат те же элементы, что и CandyCrush, Bejewelledи другие игры, имеющие огромную популярность. Скалл не видит ничего необычного в этой трансформации.

Фото с Flickr пользователя Mike Mozart

«Если сравнить игровые автоматы и социальные игры, пользовательский опыт будет очень похожим», говорит она. «Они очень быстрые и там нет общественных факторов, только вы и машина. Вы попадаете в петлю стимулов и ответов, которая невероятно затягивает».

Реклама

В страхе потерять рынок гиганты игорной индустрии установили контакты с миром социальных игр, чтобы установить партнёрские взаимоотношения. «Около десяти лет назад со стороны индустрии казино было стойкое неприятие любых азартных игр в онлайне, но сейчас они пытаются контролировать как можно больше этой сферы», говорит Скалл. «Гиганты вроде WMS и IGT пытаются объединиться с такими разработчиками игр, как DoubleDown, но это не простые альянсы».

Источником напряжения служат противоположные философии бизнеса. Индустрия казино борется за то, чтобы осмыслить модель «фримиум», которая генерировала взрывные доходы разработчику Zynga благодаря таким играм, как Farmville и Mafia Wars. Основная игра бесплатная, но зацепившись на крючок, многие пользователи платят за обновления и увеличение количества игрового времени. Модель работает благодаря возможности Zynga создавать игры, привлекающие широкий круг потребителей.

Разработчики заинтересованы в обучении создавать очаровательные игровые форматы, и их невозможно убедить в том, что им следует поддаться давлению игорных компаний, которые хотят, чтобы те нашли более быстрый способ монетизации пользователей.

В итоге, некоторые крупные бренды уже отвернулись от обширных потоков доходов, которые потенциально находятся под угрозой. После первоначального анонса приближающегося релиза первых азартных игр в Великобритании в 2013 году, Zynga отказалась от этой идеи. «Мы больше не будем входить в пространство азартных игр в интернете», сказала представитель компании Келли Пакула. «Вместо этого мы продолжаем фокусироваться на таких бесплатных мобильных играх, как Words with Friends».

Реклама

Но, другие более, чем счастливы войти в неизведанное. BigFishStudios из Сиэтла довольны успехом приложения для iPhone BigFishCasino. В этом году разработчик из Торонто RiftSino VR планирует запустить первое казино в виртуальной реальности на 360 градусов на платформе Oculus от Facebook, которое позиционируется, как предоставляющее «удовольствие как в Вегасе с комфортом вашего дома».

Всё направлено исключительно на монетизацию посещений и работу над тем, чтобы заставлять людей продолжать нажимать на кнопки, не думая о том, что ещё происходит в жизни.

Гриффитс считает, что есть несколько причин, почему азартные игры в интернете имеют такой большой потенциал в генерации дохода. «Ценность денег в онлайне психологически ниже», говорит он. «Это потому что игры конвертируют ваши настоящие деньги в виртуальные образы настолько быстро, насколько это возможно, в результате чего вы всё делаете в кредит. И хотя азартные игры в Facebook разрешают проводить карточные операции и обналичивать выигрыши, немногие это делают. Они просто сохраняют кредит на следующий раз. Это точно также, как работают настоящие казино. Они конвертируют ваши деньги в голубые фишки и даже если вы знаете, что каждая из этих фишек стоит один доллар, это будет совсем другой опыт, по сравнению с тем, как если вы увидите долларовые банкноты, исчезающие в большой чёрной трубе».

Другой ключевой фактор – анонимность сетевого мира. Люди становятся психологически расторможенными в отсутствие взаимодействия лицом к лицу и, несмотря на то, что игорные компании с наилучшей репутацией имеют встроенный предупреждающий механизм, чтобы защитить тех, кто играет слишком много, круглосуточный доступ означает, что слишком легко переключиться на другую игру.

Не трудно представить заседание технарей и злобных владельцев казино, одержимых поиском лучших способов вызывать у людей зависимость, но в реальности всё обстоит немного по-другому. Качества, которые делают игры более быстрыми и затягивающими, скорее изобретаются случайно, чем предварительно проектируются, с повсеместной целью получить критическую массу людей, играющих и тратящих деньги. Но природа дизайнов игр означает, что у них есть тенденция вызывать гиперзависимость. Шуль считает, что это фундаментальная проблема.

«Всё направлено исключительно на монетизацию посещений и работе над тем, чтобы заставлять людей продолжать нажимать на определённые кнопки снова и снова, не думая о том, что ещё происходит в жизни. Это ваш идеальный потребитель. Но это также разновидность зависимости, так является ли это, на самом деле, этичным?»

Когда большинство компаний работают по правилу 80:20, где 80% прибыли приносят 20% покупателей, многие подозревают, что в игорном мире это соотношение скорее всего составляет 90:10. И большинство из этих 10 процентов, зарабатываются на таких проблемных игроках, как Балаам.

В то время, как некоторые имеют определённый тип личности или психотип, который делает их склонными к зависимому поведению, Гриффитс считает, что понимание природы игр и того, как они действуют на человека, может играть защитную роль. Но, с новыми технологиями втянуться в игры очень легко.

«Эти игры затрагивают еле уловимые, тонкие возможности для поимки человека на крючок», говорит Шуль. «Посмотрите на успех игры AngryBirds. Несмотря на то, что эту игру нельзя назвать азартной, однако в ней проявляются все закономерности того, как при определённых обстоятельствах и правильном воздействии практически каждый может втянуться в игру очень глубоко и полностью потерять контроль».

Следите за сообщениями Дэвида Кокса на Twitter.