Реклама
Эта история более 5 лет.
Всякое

Место, которое само по себе

"Место, которое само по себе" (The Room All to Itself) - одна из последних неопубликованных рукописей Джеймса Парди. Написанная в 1978 году, короткая пьеса такая же бескомпромисная и брутальная как его рассказы.

от Джеймс Парди, перевод: Дмитрий Карелин
16 июля 2013, 8:00am

"Место, которое само по себе" (The Room All to Itself) - одна из последних неопубликованных рукописей Джеймса Парди. Написанная в 1978 году, короткая пьеса такая же бескомпромисная и брутальная как его рассказы. И как и его другие работы, она преимущественно рассказывает об аутсайдерах - персонажах за пределами правил, законов и даже любви. Иллюстрации самого Парди.

Задворки дешевой дискотеки в Сан-Франциско. Герт, бывший боксер, сидит за огромным столом, вокруг которого легко могли бы разместиться 12 человек. Из-за двери, то тише, то громче доносится музыка. Он раскладывает пасьянс и жует табак. Он каждый раз с таким остервенением хлопает картой по столу, будто надеется таким образом кого-то нокаутировать. Открывается дверь, и входит Кит Рутвег со своим приятелем Бо. Они ждут, когда их узнают.

РУТВЕГ: Я знаю, что ты собираешься сказать, так что побереги силы. Просто оставь его у себя на одну ночь, Герт. Когда-то он тебе нравился.

ГЕРТ: Я сдохнуть готов от одного вашего вида… Вы будто только вчера с горшка слезли. Неужели никого, кроме недоносков вроде вас не осталось? Вот для чего я читаю газеты: пытаюсь понять, остался ли в стране хоть кто-нибудь, кроме сопливых недоносков?

РУТВЕГ: Я бы сам оставил его, Герт, но за мной следят.

ГЕРТ: Знаю, Рути. Ты слишком часто выходишь на улицу, так что им больше нечем заняться.

РУТВЕГ: Спрячь его. Ради Бога, Герт... Не дай им до него добраться. Как только придет моя доля, я посажу его на автобус до Чикаго.

ГЕРТ: Лучше до Сингапура. Или Непала. Почему ты хочешь, чтобы он вернулся в Чикаго?

(Бо, молодой парень, садится на кухонный стул. Он, если воспользоваться выражением его партнера, "слегка не в себе", за что последний ему в тайне благодарен).

Какого черта ты уселся? Ты не остаешься. Ты меня понял?

РУТВЕГ: Всего одна ночь, Герт. Я вернусь за ним завтра же.

ГЕРТ: Если он останется сегодня, то подумает, что может заваливаться сюда, когда ему угодно... В полиции наверняка уже знают, что он здесь. 

РУТВЕГ: Ни черта они не знают, Герт.

ГЕРТ: И что я с этого получу?

РУТВЕГ: Все, что душе угодно.

ГЕРТ (в сторону Бо): Слыхал? И он еще говорит, что это у тебя размякли мозги.

(Рутвегу) Ты это серьезно, Рут?

РУТВЕГ: (испуганно) Я отвечаю за него... за свое слово. Главное, чтобы мне не пришлось прикончить тебя, когда я узнаю, чего ты от меня хочешь.

ГЕРТ:  Мне был нужен ты... Раньше.

РУТВЕГ: Можешь взять меня, как плату. 

ГЕРТ: (пристально смотрит на него) Нет, я больше не хочу тебя.

РУТВЕГ: (в отчаянии) Тогда Бо останется здесь, пока я ищу деньги на поездку...

ГЕРТ: Года два тебе, наверное, хватит.

РУТВЕГ: Я заберу его на рассвете.

ГЕРТ: И когда ты собираешься заплатить, позволь спросить?

РУТВЕГ (хрипло, в смятении): По крайней мере, не говори об этом при нем!

ГЕРТ: Так у вас, как я смотрю, все на ходу.

РУТВЕГ (с болезненной откровенностью): Мы никогда... не были ближе.

ГЕРТ: (грубо) Ближе только сиамские близнецы, это я слышал.

РУТВЕГ (пытается справиться со злобой): Что тебе нужно?

ГЕРТ: Нужно, черт побери? Это просто то, что мне причитается. Есть разница.

РУТВЕГ: Чего ты от меня хочешь, Герт? Скажешь ты, наконец!

БО (встает): Лучше я уйду, Рут... Я не хочу, чтобы из-за меня ты платил. Пускай меня арестуют.

РУТВЕГ: Если тебя поймают, я тоже попаду за решетку! Ты это прекрасно знаешь, так что посиди молча.

БО: Не проси у него ничего, Герт, пожалуйста!

ГЕРТ:  Люди, которых ты обворовываешь, наверное, тоже говорят "пожалуйста", а, красавчик? К тому же ты не знаешь, что я собираюсь попросить.

БО: Могу представить.

ГЕРТ:  Ты думать-то не можешь, не то что представлять.

РУТВЕГ: Оставь парня в покое. 

ГЕРТ: Не забывай, с кем говоришь, Рути. С человеком, которого собираешься просить об одолжении... тебе ясно? Сейчас ты в моем доме. Он мой по закону, ничего подобного у вас никогда не было.

БО: Пойдем отсюда, Рути... Пусть лучше нас схватят легавые.

РУТВЕГ: Погоди... Ну, давай, Герт, что тебе нужно? Ну же, вперед!

ГЕРТ: Отдай мне кольцо, которое Билли отправил тебе перед смертью.

(Рутвег смотрит на него, так, будто ослышался, затем приходит в бешенство).

Ты слышал меня? Или в участке тебе начисто отбили голову?

РУТВЕГ: Почему бы тебе взамен не попросить меня отправиться на кладбище и откопать для тебя обручальное кольцо моей матушки?

ГЕРТ: Потому что кольцо Билли у тебя на пальце, так что отправляться на кладбище вовсе не зачем. Мне нужно кольцо, Рут.

РУТВЕГ: Возьми меня, возьми все, что у меня есть...  скажи, и я буду твоим стукачом. (Умоляюще) Я буду твоим стукачом! Не забирай его кольцо...

ГЕРТ (про себя, как помешанный): Я был всем для Билли, пока не появился ты. Ведь это мое кольцо, я дал его Билли перед тем, как он отправился во Вьетнам... Он сказал: «Дай мне его на удачу».  

РУТВЕГ: Ты врешь. Я дал ему это кольцо... Если ты и дарил ему что-то, он, должно быть, потерял его, или выкинул, или не знаю что. Я своими руками отдал Билли кольцо, а потом поцеловал его. Гляди, здесь выгравировано мое имя и дата покупки.

ГЕРТ: (рассматривает кольцо) Это ничего не меняет (кивает головой в сторону Бо), иначе он не останется.

БО: Не отдавай ему кольцо, Рути. Мы и без него выкрутимся.

ГЕРТ: Кто кроме меня рискнет пустить вас к себе? На это не пойдет никто на земле Господа нашего... Ты пришел по адресу, Рути, оставь своего малолетнего дружка и уходи.

РУТВЕГ (как во сне) Если отдам его, не будет конца моим несчастьям...

ГЕРТ: Вся твоя жизнь была одним большим недоразумением. Ты прекрасно знаешь, что отдав кольцо, хуже не сделаешь. Ты и так в дерьме по уши.

РУТВЕГ (про себя): Больше Билли я любил только Бо. Его смерть едва меня не прикончила... Целый год я не мог ничего делать, все думал о нем... Проклятая война никак не кончалась, — и он уже хотел увольняться. Мы собирались вместе открыть дело...

ГЕРТ: Расскажешь подробности как-нибудь в другой раз.

РУТВЕГ: (снимая колцо) Если это единственный выход, бери его... и будь проклят. Знай, что я предпочел бы отрезать себе руку... Но я не могу позволить этому малышу окончательно опуститься, да, Бо? (он кладет руки на плечи приятеля и целует его, пока Герт с наслаждением рассматривает свое ценное приобретение).

(Герту) Мне нужно идти. Теперь ты как следует позаботишься о нем, не правда ли? 

ГЕРТ: Если ты думаешь, что у меня ему что-то угрожает, забирай его... (зло) Я когда-нибудь нарушал сделку? Твой сопляк здесь в полной безопасности, ни один легавый не рискнет заявиться сюда, ты это отлично знаешь.

РУТВЕГ: Хорошо, я знаю. (Снова подходит к Бо, берет его руки в свои) Сегодня ты переночуешь здесь, а утром мы поедем в Чикаго... До завтра они будут караулить нас на старом месте... А Чикаго – это для них слишком сложно. 

БО (в отчаянии): Я должен ждать здесь?

РУТВЕГ: Только до завтра... Вот (дает ему небольшую баночку) прими это перед сном. Это тебя успокоит.

БО (со слезами): Правда? (Рутвег направляется к двери, Бо бросается наперерез, пытаясь остановить его).

БО:  Не уходи... Пожалуйста, Рути... Мне страшно... Я не привык быть без тебя.

РУТВЕГ (с сожалением): Прощай, Бо... Не забудь про лекарство (Рутвег уходит; Бо идет к окну).

ГЕРТ: Теперь ко мне вернется удача (смотрит в окно), должна вернутся. Я знаю. Знаю.

БО: Что за этим окном?

ГЕРТ: Ничего. Там ничего нет.

БО: Странно… это место будто само по себе.

ГЕРТ(передразнивает его): "Будто само по себе!". Легавые закрыли этот переулок пару дней назад. Черт знает почему...  Для дурачка ты довольно живо соображаешь: это место и правда будто само по себе. Нельзя ни войти, ни выйти, — сюда в последнюю очередь придут что-нибудь искать. Черт их знает, почему... Спроси у легавых... (снова, со злостью, передразнивает его) "это место будто само по себе" (смеется).

БО (подается вперед): Что ты собираешься делать с кольцом, Герт?

ГЕРТ: Тебе какое дело?

БО: Я не верю, что оно нужно тебе... просто так.

ГЕРТ: Я смотрю, котелок у тебя варит. Даже слишком хорошо для парня, которого все считают идиотом. 

БО: Только один человек говорил так про меня... из любви.

ГЕРТ: Любви?! Рути собаку не смог бы полюбить, не делай вид, будто этого не понимаешь. (Меняется) Я расскажу тебе кое-что, раз уж ты чудесным образом пришел в сознание: это кольцо ищет полиция...  Это улика, которая выведет их на преступника.

БО: О чем ты говоришь? Кто он?

ГЕРТ: Кто, как не твой господин и повелитель Рут, который, по твоим словам, так беззаветно тебя любит.

БО: Но как кольцо может быть связано с убийством?

ГЕРТ: На кольце имя Рути, но принадлежало оно Гаю Престону, парню, который встал между ним и Билли. Рут убил его из ревности, украл кольцо и выгравировал на нем свое имя. Он отправил кольцо Билли, чтобы тот понял, что его любовник мертв... 

БО: Ты все выдумал.

ГЕРТ:  ... имя Гая до сих пор можно разобрать под надписью «Кит Н. Рутвег». Билли был из тех, кому это могло понравиться, — что кто-то готов убить ради него.

БО: Я не верю ни одному слову! Рути не мог никого убить!

ГЕРТ: Ради Билли он был готов на все.

БО: А ну дай сюда кольцо!

ГЕРТ: Ого, это уже интересно.

БО (достает нож): Отдай мне кольцо!

ГЕРТ: Ах ты недоносок...

(Герт пытается выхватить у него нож, но Бо оказывается проворней и после короткой борьбы закалывает его. Герт падает на пол. В ярости Бо продолжает наносить удары).

БО: А кольцо мы заберем (поднимается, пытается рассмотреть надпись). Все в крови. (Идет к раковине, моет кольцо и рассматривает его). Так и есть, «Гай Престон», едва заметно... 

(смотрит на труп) Нельзя вот так оставлять его... (поворачивается к окну) "Это место будто само по себе" (поднимает тело, без видимых усилий относит его к окну и сбрасывает вниз).

(садится) Теперь мне просто нужно дождаться утра, а это, я полагаю, не займет целую вечность. (Гаснет свет).

(Свет зажигается. Наступило утро. Бо потягивается, трясет головой. Затем встает со стула и подходит к окну). 

Ну конечно, он все еще там. Внизу темно. Кто найдет его в такой темноте? Он лежит там, как на дне океана... Но меня пугает возвращение Рути... Я уйду, так будет лучше... Чем дольше я здесь остаюсь, тем хуже для нас обоих... (Слышатся шаги. Бо идет к двери и приваливается к ней спиной, так, будто сдерживает целую толпу).

РУТВЕГ: (кричит) Это Рут!.. Герт! Герт!

БО: Он не слышит тебя... Он ушел.

РУТВЕГ:  Бо? Это ты, Бо? Ты будто не своим голосом говоришь.

БО (отпирает дверь): Входи, Рут... Дверь не заперта.

РУТВЕГ (входит и пытается обнять Бо, но тот отстраняется) Бо! Что случилось? (Оглядывается) И где Герт?

БО: Его нет.

РУТВЕГ: Что значит, нет? Куда он делся? Бо, посмотри на меня, посмотри мне в глаза...

БО: Он сказал, его ждут очень важные дела.

РУТВЕГ: (в ужасе) Здесь была полиция.

БО: Нет. Здесь никого не было.

РУТВЕГ: Погоди, посмотри на меня... Ты увернулся, когда я хотел тебя поцеловать.

БО (замерев на месте): Правда?..  Тогда поцелуй меня сейчас... Хочешь?

РУТВЕГ (целует его, затем отступает и пристально смотрит на него):  В чем дело, Бо? Что-то случилось? Никогда не видел тебя таким.

БО: Вот твое кольцо.

РУТВЕГ:  О Боже, как тебе удалось... Бо! Ты же не позволил ему поиметь тебя?! 

БО: Ты с ума сошел! Я бы не дал ему и пальцем прикоснуться... 

РУТВЕГ: Тогда зачем ему отдавать кольцо?

БО: Он сказал... что оно пугает его.

РУТВЕГ: Его пугает кольцо?

БО: Он сказал, оно принадлежало человеку, которого убили.

РУТВЕГ: Почему ты так на меня смотришь?

БО: Ты любил Билли больше меня?

РУТВЕГ: Это разные вещи, Бо. И потом, я был с Билли задолго до встречи с тобой.

БО: Это не важно. Ты любил его больше?

РУТВЕГ: Я любил его по-другому.

БО: Это не ответ.

РУТВЕГ: Если тебе так хочется, — тебя я люблю сильней.

БО: Мне хочется? Мне больше ничего не хочется...  С тех пор, как я встретил тебя, я не был счастлив ни одного дня.

РУТВЕГ: Бо! Что ты такое говоришь.

БО: Я сказал, что с тех пор, как встретил тебя...

РУТВЕГ: Хорошо, хорошо... Пожалуйста, не повторяй (после долгой паузы). В чем моя вина?

БО: Если ты думаешь, что у меня не все дома, почему бы тебе прямо не сказать мне об этом!

РУТВЕГ: Кто тебе это сказал? Бо!

БО: Мертвый сказал, что ты говорил так за моей спиной.

РУТВЕГ: Я никогда этого не говорил, слышишь?.. Я... Я имел в виду совсем не это, Бо, вовсе не это...  О ком ты говоришь?

БО: Что еще это может значить? Если у кого-то не все дома, значит он кретин, недоумок. Безмозглое тело, которое невозможно любить.

РУТВЕГ: Думаешь, я полюбил бы тебя, если бы ты был таким?

БО: Почему нет? Если бы я был всем или ничем... Почему бы тебе не любить меня? Но для этого нужно любить.

РУТВЕГ: Бо, я люблю тебя. Мне казалось, я достаточно сделал, чтобы доказать это.

БО: Что, например?

РУТВЕГ: Я все свое время провожу с тобой... Я оберегаю тебя. Я так сильно хочу тебя... даже сейчас.

БО: Не прикасайся ко мне. Больше никогда меня не трогай.

РУТВЕГ: Да что на тебя нашло? И где, все-таки, Герт?

БО: Хочешь, чтобы я тебе сказал? Ну, слушай: Герт отправился прямиком в ад.

РУТВЕГ: Что с ним случилось? Ты что-то знаешь?

БО: Знаю или не знаю, это не имеет значения... Важно то, что я сделал. Иди к окну и посмотри вниз. 

РУТВЕГ: Зачем мне куда-то идти, когда ты сам можешь мне все рассказать. Бо! Почему ты не веришь, что я люблю тебя? Прямо сейчас... Я так сильно тебя люблю.

БО: Даже без мозгов.

РУТВЕГ: Всего, целиком... Я никого не любил больше тебя. Что еще я могу сказать...

БО: Я не верю тебе.

РУТВЕГ: Бо!

БО: Иди к окну и посмотри вниз.

РУТВЕГ: Почему ты так хочешь, чтобы я посмотрел в окно?

БО: Я больше ничего от тебя не хочу. Можешь смотреть, можешь не смотреть. Делай, как хочешь.

(Рутвег подходит к окну и смотрит вниз).

РУТВЕГ: Тут только куча тряпья.

БО: Да, так это и должно выглядеть (достает нож) в месте, которое само по себе.
(Рутвег оборачивается и видит Бо с ножом). 
Само собой, я его убил.

РУТВЕГ: Конечно. Слушай, Бо, если хочешь убить и меня, давай.

БО: Ты это не всерьез. Голос у тебя дрожит. (Приближается к нему с недоброй улыбкой).

РУТВЕГ: Да, потому что мне незачем жить, если ты против меня.

БО: O! O…

РУТВЕГ: Что значит "о"?

БО: Сними рубашку.

РУТВЕГ: Зачем?

БО: Мне так легче целиться.

РУТВЕГ: (медленно снимает рубашку) Если это то, чего ты действительно хочешь, пусть будет по-твоему.

(Рутвег заводит руки за спину, чтобы показать, что не собирается сопротивляться. Но когда Бо замахивается, он внезапно выхватывает у него нож. Следует короткая драка, в которой Рутвег побеждает. Он ранит Бо, и тот падает на землю).

(склоняется над телом) Бо, это не опасно, я же вижу, Бо...  Хватит прикидываться, не валяй дурака. Хватит прикидываться, твою мать! Твою мать, кончай прикидываться! (затаскивает его на стул) Открой глаза... Ну зачем тебе убивать того, кто так хорошо с тобой обходился, дурачок?
(стук в дверь)
Не откроешь, Бо? Кто там?
(стук продолжается) 
Не заперто, входите.
Я сказал, дверь не заперта, входите! Войди и узри то, за что приходится платить в кинотеатрах... Бо, слышишь меня? Бо...
Бо... (опускает голову на тело друга).

(Входит полицейский. Медленно подходит к Рутвегу. Достает наручники и осторожно заковывает его. Рутвег отходит в угол комнаты. Полицейский наклоняется над распростертым телом Бо.) Конец.

Tagged:
Δράμα
literatura
Vice Blog
пьеса
преступление
любовь
убийство
тайна
Джеймс Парди