Реклама
Всякое

Как Казахстан относится к «Борату» десять лет спустя?

"Это была комедия, а не документальный фильм."

от Марк Хей
14 ноября 2016, 12:55pm

Трейлер фильма «Борат». ПРЕЛЕСТЬ!

Десять лет назад Саша Барон Коэн произвёл на свет фильм «Борат: изучение американской культуры на благо славного народа Казахстана». Смесь псевдодокументалки с комедией, рассказывающая о бесталанном казахском репортёре Борате Сагдиеве, являющемся альтер-эго Коэна во время ироничной и абсурдной одиссеи по США, стала источником объективно дурацких «чёрных» шуток и эксцентрической комедии, а также породила множество часто повторяемых (и порой неудачных) попыток копирования и мемов.

Её несколько противоречивая попытка обманом вогнать американцев в смущение сквозь линзу беззаботного идиотизма и мракобесия также удивила критиков и зрителей, позволив Коэну прорваться в массовую американскую культуру вне его комедийной программы для HBO «Шоу Али Джи». Но кое-кто, всё таки, возненавидел опус Коэна после выхода, и это было государство Казахстан.

Оглядываясь назад, легко понять, почему «Борат» показался Казахстану оскорбительным. Казахские сцены фильма снимались в занюханном румынском городке; «казахская» речь главного героя являлась смесью ивритского и польского сленга и бессмыслицы, а почти каждая упомянутая в фильме подробность о стране являлась полной и нелестной выдумкой. Хотя и можно отметить, что «Борат» – это сатира, играющая на невежестве американцев в отношении этой центральноазиатской республики, некоторые критики ругали Коэна за проявления хамства в изображении страны.

Точнее говоря, казахи не оценили то, что Коэн беззаботно заполнял пустоту невежества преувеличенным образом их страны как нищей, безумно антисемитской и женоненавистнической дыры, известной экспортом маленьких мальчиков на ранчо Майкла Джексона, производством 300 тонн лобковых волос в год и спортивным отстрелом собак.

Итак, в течение 2005 и 2006 годов Казахстан устраивал Коэну сцены у фонтана не хуже персонажа песни Канье Уэста и Jay-Z. Незадолго до выхода «Бората» и вскоре после него казахское правительство наняло две PR-фирмы-фирмы и опубликовало объявления в «New York Times», «US News and World Report», а также на CNN, дабы показать общественности настоящий Казахстан. Некоторые объявления представляли как не имеющие отношения к фильму, в то время как другие явно пользовались фильмом в качестве отправной точки для просвещения общественности.

Впрочем, вскоре стало ясно, что большое начальство в столице Казахстана Астане взбешено. В 2005 году Министерство иностранных дел Казахстана, по слухам, рассматривало версию о том, что «Борат» – часть иностранного заговора по расправе над характером страны; в следующем году государство запретило использовать для вебсайт фильма домен .kz, пригрозило подать на Коэна в суд и обсуждлся вопрос о полном запрете фильма.

Напряжённые отношения Казахстана с «Боратом» никуда не делись и в следующем десятилетии. В 2010 году один тамошний депутат заявил, что фильм навсегда очернил репутацию страны за границей и навредил казахам в мире – иные из них действительно встревали в ссоры из-за проецируемых на них стереотипов, порождённых Коэном. В 2012 году казахский спортсмен стоял с каменным лицом на почётном месте пьедестала для медалистов после соревнований в Кувейте, между тем как организаторы включили казахский национальный гимн из «Бората» вместо настоящего национального гимна страны.

Кроме того, целый ряд казахских кинематографистов представляли проекты, являвшиеся их ответами «Борату», в том числе самодеятельный сиквел 2010 года «Мой брат, Борат», который неуклюже пытается разрушить стереотипы, порождённые в фильме Коэна. Затем, спустя годы сдержанного отвращения, министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов заявил политикам в 2012 году, что этот фильм привёл к десятикратному росту туристических поездок в страну, а также что он благодарен фильму за это.

Десять лет – это большой юбилей для любого фильма, но для Казахстана, который в декабре отпразднует свой 25-й день независимости, это практически целая жизнь. Страна находится под руководством президента Нурсултана Назарбаева с момента выхода Советского Союза в 1991 году, сопровождавшегося взрывом, который привёл к экономическим и культурным трансформациями. Казахстан частично избавился от своей паранойи, которой обязан Кремлю, и пришёл к уверенности и признанию на международной арене, так что вполне закономерно, что его восприятие «Бората» немного смягчилось.

«Мы – гордая страна, – говорит Аиша Мукашева, представительница Посольства Казахстана в США. – За 25 лет нашей независимости у нас появилось множество поводов для гордости: ядерное разоружение, наше экономическое развитие и наша возрастающая роль на мировой арене». Мукашева кратко, но прямо заявляет, что Казахстан сегодня не питает недобрых чувств к фильму, и оправдывает трения, связанные с любыми отдельными людьми в последние годы, как аналог раздражения, которое может почувствовать англичанин, когда его приравняют к мистеру Бину. «Это была комедия, а не документальный фильм», – говорит она, объясняя нынешнюю позицию страны в отношении фильма.

Мукашева разделяет высказанную ранее позицию Казыханова, согласно которой «Борат» обеспечил Казахстану полезную встряску в медиа и поспособствовал туризму, но ненадолго. Она утверждает, что этот фильм всё реже всплывает в разговорах с иностранцами, и настаивает на том, что Казахстан сегодня больше известен туристам своим лыжным спортом, пешим туризмом и пейзажами, чем фильмом. В конце концов, она как будто намекает, что спустя десять лет после выхода «Бората» фильм на самом деле не стоит обсуждать в связи с Казахстаном.

«Теперь люди скорее готовы ассоциировать нашу страну с чемпионом по боксу Геннадием Головкиным, чем с мистером Бароном Коэном, – заявляет она. – А на мой взгляд, у казахов есть лучше темы для разговоров [между собой], чем фильм, который вышел десятилетие назад!»

Мнение Казахстана о «Борате» в 2016 году трудно соотнести с уровнем негодования, которое он продемонстрировал в 2006 году и впоследствии, но если приписать молодой стране человеческие качества, это вполне закономерно. Сегодняшний Казахстан, судя по всему, обладает связанной с развитием уверенностью в себе и стабильностью, позволяющей сосредоточиться на наращивании своей репутации и наследия с помощью умеренной саморекламы вместо негодования в адрес вымышленных персонажей, для которых страна является лёгкой мишенью для шуток, предназначенных для зрителей, не знающих ничего о самой стране.

«Если выход фильма мистера Барона Коэна и научил нас чему-то, – говорит Мукашева – то тому, что нам следует гораздо шире делиться гордостью за то, что на самом деле значит быть казахом».

Следите за сообщениями Марка Хэя на Twitter.