Как наркотики будут преодолевать стену Трампа снизу, сверху и сбоку

Стена может быть мощным символом, но она не будет полезным инструментом в войне с наркотиками.

|
08 февраля 2017, 3:55ночи

Photo via US Customs and Border Protection

Президент Дональд Трамп агитировал против мягкого иммиграционного законодательства, утверждая, что прозрачные границы вызывают совершенно разные проблемы – от употребления наркотиков до терроризма, но из-за того, что он исступлённо пользуется указами в первую неделю своего срока, стало трудно отслеживать всё, что он запланировал сделать, не говоря уже об осознании всего масштаба иммиграционной доктрины Трампа.

На прошедших выходных, когда укоренились последствия резких и достаточно расплывчато сформулированных ограничений Трампа для беженцев и иммигрантов из семи стран с мусульманским большинством, аэропорты и суды Америки погрузились в хаос. Этого было достаточно, чтобы забыть на мгновение, что уже изданный на той же неделе указ Трампа имеет целью создания стены на границе, которая, вероятно, не обеспечит того эффекта, о котором он говорит.

Ещё в 2015 году, объявив о своей кампании, Трамп обвинил нелегальных иммигрантов в завозе наркотиков в США; это утверждение он с тех пор повторил несколько раз. По словам историка Кэтлин Фридл, люди, голосовавшие за Трампа в отдельных районах Огайо и Пенсильвании, где свирепствует наркозависимость, возможно, проголосовали за него из-за мысли о том, что наркотики, которых полны их сообщества, родом из-за границы и что только Трамп может остановить этот поток.

Однако стена, каким бы большим и прекрасным символом она ни была, не может существенно поспособствовать остановке потока наркотиков в США. По большому счёту, стена исполняет роль разве что самого настоящего лежачего полицейского, которого может в буквальном смысле слова переехать машина, как отмечает Санхо Три, директор Проекта по политике в отношении наркотиков Института политических исследований, придерживающегося левых взглядов. В недавнем интервью Три (чья организация выступает против войны с наркотиками) рассказал мне обо всех способах, которыми сильно мотивируемые и хорошо финансируемые инженеры картелей могут выстроить инфраструктуру, которая сведёт на нет амбиции Трампа в борьбе с наркотиками.

VICE : Не могли бы вы рассказать мне в общих чертах, насколько сильно мотивированы и изобретательны картели, когда речь идёт о перемещении товара? 

Санхо Три: Все вопросы к Эль Чапо. Его люди построили туннель в милю с лишним длиной, только для его личного одноразового пользования [для побега из тюрьмы].

Хорошо подмечено. Но прежде чем мы заговорим о туннелях, спрошу: прав ли Трамп? Пакеты с наркотиками просто пересекают границу вместе с мигрантами?

Да, такое бывало. Конечно, бывало. Но мы говорим о небольших количествах – паре кило на человека, – поскольку они, пересекая пустыню, также несут с собой воду и пожитки. По данным CPB, объём изъятия наркотиков на юго-западной границе за последние пять лет сократился с 2,5 до 1,5 миллионов фунтов – и значительную часть этого ввозили контрабандой через обычные контрольно-пропускные пункты, а не просторы пустыни. [В других местах] наркотики ввозят тоннами – сотнями тонн.

Вот так сразу? Каким же способом можно сразу ввозить по нескольку тонн?  

Одна нарко-субмарина может перевозить от 6 до 12 тонн за раз, а обнаружить их крайне сложно. Раньше это были полупогружные лодки из стеклопластика, которые оставались под водой на 90 процентов, а днём, они накрывались синим брезентом и лежали в океане не шевелясь.

Вы говорите о них в прошедшем времени. Что случилось? 

[США] научилось лучше их обнаруживать, и тогда наркодельцы разработали полностью погружные субмарины, погружающиеся в воду на 50 футов. Опять-таки: 10, может, 12 тонн наркотиков. Их невероятно трудно обнаружить. Мы поймали всего несколько таких, и это было в основном в портах и эстуариях в Колумбии и Эквадоре, а не в открытом океане. Также были разработаны нарко-торпеды, которые можно прикреплять к корпусу под судном.

Представляю себе нечто вроде подводного снаряда, и я уверен, что вы имеете в виду нечто другое. Что в данном контексте значит слово «торпеда»? 

Эти торпеды теперь тянут с помощью очень длинных кабелей. Поэтому, если остановить корабль, то ничего не отыщется – даже к корпусу ничего не будет прикреплено. А этот кабель можно просто обрезать. Поэтому им удавалось провозить наркотики в этих нарко-торпедах аж в Европу. У них есть механизмы освобождения, которые выбрасывают эту торпеду. К ней прикреплён приводной маячок, приказывающий ей всплывать каждые пару часов, чтобы подать зашифрованный радиосигнал серийному кораблю, находящемуся в паре миль позади, и пакет подбирают.

 Что, если картели не пользуются морским маршрутом? Как они разобрались с существующим ограждением?

На значительной части существующего ограждения есть четырёхдюймовые зазоры. Людей они не пропускают, и это основная цель, но [место для] фауны есть, а ещё благодаря этому не скапливаются с одной стороны песок и паводковая вода. Благодаря этим четырёхдюймовым зазорам контрабандисты осознали: «Ой, а давайте будем делать пакеты по три целых три четверти дюйма», и их в буквальном смысле передавали сквозь стену. Так что это проблема.

Ну, справедливости ради, стена положит этому конец. Картели в прошлом использовали какие-то стратегии, которые показывают, как они будут разбираться со стеной? 

Перво-наперво они разработали наклонные спуски. Они приваривали спуски к грузовикам-платформам, подъезжали на них к самой стене и в буквальном смысле переезжали забор или стену на этих внедорожниках.

Смело. Но у них есть и более хитрые методы передачи всякой всячины, верно?

Простые катапульты. Некоторые из них устанавливаются на грузовиках, и они буквально перебрасывают ёмкости с наркотиками через стену. А дальше они становятся ещё изобретательнее. Они приспособили пушки для футболок для стрельбы ёмкостями с наркотиками. Это крупные приспособления с огромными компрессорами, устанавливаемые на грузовиках. Можно подъехать и просто начать стрелять из них через границу.

Хорошо, это тоже довольно смело. А самолётов у них разве нет? 

Раньше они пользовались небольшими «Сесснами» и тому подобным, но мы научились хорошо их засекать. Пытались пользоваться даже большими авиалайнерами. Они пользовались очень старыми лайнерами на последнем издыхании, и даже выполняя полёт в один конец, они всё равно получали огромные прибыли. Не нужно было даже использовать самолёт повторно. Затем мы научились их засекать, поэтому они перешли на сверхлёгкие летательные аппараты.

Эти аппараты летят очень низко, не попадая в поле зрения, но летят выше стены. К ним прикрепляли сбрасываемые сетки, так что каждый может выбрасывать по несколько сотен фунтов наркотиков, а их подельники их подбирают.

Следующий вопрос, разумеется, будет о беспилотниках. Могут ли беспилотники перевозить достаточно для прибыльной контрабандной операции?  

Полезная грузоподъёмность этих аппаратов сейчас сильно растёт. Если говорить, например, о героине и мете – очень ценных веществах, не нужно перевозить очень много, чтобы заработать много денег, а беспилотники даже лучше, потому что у них нет пилотов, которых можно захватывать. Они не разговаривают. Это низкий риск за очень высокий выхлоп.

Хорошо, значит, если не заниматься такой фигнёй в духе «Инспектора Гаджета», у них ещё остаются туннели, верно? 

Туннели – это однозначно самый пессимистический сценарий. На данный момент мы нашли около 100 туннелей, а их, вероятно, ещё несколько сотен. С момента открытия они могут работать круглосуточно и без выходных круглый год. И по ним можно передвигаться в обоих направлениях, а это значит, что можно приносить боеприпасы и возвращать деньги. Перемещать эти деньги очень трудно, так что туннели в этом смысле являются большим новшеством.

Через туннели проходит такой же масштабный бизнес, как тот, о котором вы говорили раньше?

Пару лет назад в Тихуане нашли туннель, который вот-вот должен был открыться. Там были рельсы, вентиляция, электричество и тому подобное, а с мексиканской стороны нашли 40 тонн марихуаны, готовые к отправке в туннель.

Как картели заставляют мигрантов молчать о том, где находятся туннели? 

Если бы они предпочитали провозить через эти туннели мигрантов, их могли бы одурманивать, им могли бы завязывать глаза, и они бы никогда не узнали, где находятся туннели. Это самая большая проблема. Заходишь в склад с одной стороны, а со склада выходишь с американской стороны. Вот и всё. Иногда крышка люка находится прямо на улице. А ещё в грузовой машине бывает двойное дно. В настоящее время у них слабая мотивация работать с международными террористами, потому что риск того не стоит, но теоретически они также могли бы пользоваться этими туннелями для ввоза ОМП или террористов.

По сути, им уже даже не нужно разрабатывать эти огромные туннели благодаря технологии гидроразрыва. Среди больших новшеств оказалось горизонтальное бурение: можно наклонить сверло под углом, а затем сверлить в разных направлениях, и это как раз дошло до дельцов. Не нужно строить полноценный туннель и провозить людей. Нужно просто сделать его похожим на трубу пневмопочты, через которую можно перебрасывать наркотики.

Давайте будем великодушными и скажем, что стена усложняет провоз наркотиков в США на 10 процентов. Оно того стоит? 

Мы создаём кучу барьеров, а в результате получается лишь создавать снежный ком искусственного роста стоимости. Мы говорим лишь о подвергающихся минимальной обработке сельскохозяйственных и химических товарах, которые просты в производстве и изготовление которых обходится в сущие копейки за дозу, между тем как стоят они миллиарды.

Следите за сообщениями Майка Пирла на Twitter.

Ещё VICE
VICE каналы