Разговор с Common об обретении человечности в «Джоне Уике 2»

Мы встретились с рэпером и по совместительству актёром Common, дабы поговорить о его сложной роли в роскошно-кровавом сиквеле боевика с Киану Ривзом.

от Лайла Халабиан
21 февраля 2017, 4:14pm

Спустя два года после своего возвращения на экран в качестве настоящей звезды боевиков в «Джоне Уике» Киану Ривз возвращается в «Джоне Уике 2» в роли упомянутого в названии убийцы. Начиная там, где закончился оригинал, второй фильм обеспечивает непрестанный поток адреналина, а молчаливый, но смертоносный Уик снова выходит с пенсии, дабы совершить череду потрясающе жестоких убийств. Мифология мира Уика расширяется: зрителей знакомят с Высоким Столом – международным советом самых страшных преступных организаций мира, – а также долгом, который Уик должен вернуть, если надеется вернуться на пенсию целым, невредимым и не в мешке для трупа.

Долг приводит Уика в Рим, где он впутывается в борьбу за власть между братом и сестрой – итальянцами Сантино Д'Антонио и Джанной (в исполнении Риккардо Скамарчо и Клаудии Джерини соответственно). К огорчению Сантино, Джанна заседает за Высоким Столом, из-за чего её завистливому брату приходит в голову монетизировать долг и сделать так, чтобы Уик покончил с Джанной. Сдвиг во власти запускает непредвиденную цепь событий, после которой за голову Уика назначается награда и он становится уязвимым для сети убийц в последующем тщательно срежиссированном танце перестрелок, кровопролития и мощной несуразности.

Среди врагов Уика присутствует нескончаемый ряд прихвостней, но самый сложный его противник во втором фильме – это Кассиан, глава службы безопасности Джанны, чья верность начальнице никуда не девается и после её кончины. Кассиан, которого сдержанно играет рэпер и по совместительству актёр Common, привносит в мир Уика чувство полутона. VICE встретился с Common, дабы поболтать о том, что привлекло его к съёмкам в «Джоне Уике», как оставаться политически активным и как важно присутствовать. 

VICE : Как вы связались с этим проектом?

Common:  Мною несколько заинтересовались как актёром на роль персонажа Кассиана. После просмотра оригинального «Джона Уика» я подумал: «Ого, да это же отличный фильм». У меня случился разговор с режиссёром Чадом Стахелски, во время которого я дал ему знать, что я – воин и что я хочу быть одним из великих борцов, а также актёром в кино. Для этого нужен особый навык, и я знал, что в этом мире очень много действия и борьбы. Он сказал, что я подхожу для этого дела, поэтому я был очень рад знать, что отправляюсь в мир, который усилит меня определёнными навыками, которые я хочу принести в кино.

Как проходил процесс подготовки?

Это был крайне целенаправленный, напряжённый и глубокий процесс. По окончании всей подготовки – мы проходили многомесячную подготовку, во время которой получали различные навыки, которые хотели приобрести, будь то джиу-джитсу или ножевой бой, – всё равно некуда деваться. Стахелски и сам борец, и если ему что-то не нравится, он изменит это сразу, а вам остаётся лишь присутствовать и иметь в виду.

В «Джоне Уике» приходится иметь дело с одним из самых лучших в истории, то есть с Киану Ривзом. Со времён «Матрицы» мы поняли, что он – один из тех чуваков, которым действительно могут удаваться экшн и работа с огнестрелом. Так что я знаю, что оказался в стране лучших. Я уже стараюсь питаться в целом здорово, но это всё равно было настоящей самоотдачей: я вкладывал в это свой разум, вкладывал своё тело, вкладывал свои сердце и дух.

Для «присутствия» весьма важно открываться для всего, что случайно приходит. 

Когда во что-то попадаешь, начинаешь думать: «Хорошо, вот так мы и планировали это сделать». Но когда доходишь до дела, Стахелски может сказать: «Нет, вот так гораздо лучше» или может предложить совершенно новую идею. В участии в этом деле мне очень понравилось именно это, потому что я родом из мира импровизации. Будь то музыка или даже актёрство, искусство просто выпускать что-то наружу и присутствовать. Когда до этого доходишь в мире боевиков, получается безумие, потому что опасность повышается. Если кто-то меняет что-то на месте, предупреждает вас за пять минут, а люди устали, можно легко ударить кого-нибудь ножом. Но мне в каком-то смысле нравится эта спешка.

Автор фото – Нико Тавернисе. Любезно предоставлено Lionsgate

Ставки выше, чем при произнесении шутки или реплики.

В целом приходится работать с суровыми воинами. Тут не похнычешь. Когда я увидел, как Киану с травмами всё равно приходит, несмотря на то, сколько драк ему придётся изобразить, я подумал: «Мне нельзя жаловаться на холод, мне ни на что нельзя жаловаться!» В нём есть что-то очень самурайское. Он сосредоточен, спокоен, но есть в нём и дикий зверь. В нём присутствуют оба мира.

Что привлекло вас к сценарию помимо актёрских возможностей?

Мне действительно нравится тот мир, который создаёт «Джон Уик». В этом мире главное – веселье, и в нём присутствует напряжённость, но особого пафоса в нём нет. Он может шутить над самим собой. Это энергетика, которая мне очень нравится и которая была создана в первом «Джоне Уике». Прочитав сценарий для сиквела, я увидел углубление в этот мир и работу с другими персонажами. В случае Джона видно человеческое существо, которое пытается найти для себя новое место в жизни. Видно, что он не хочет идти сражаться, но его привлекает то, что он должен делать, и у него есть некая честь. 

Мне также понравилось, что мы отправлялись в Италию. Мне очень понравилось, что мой персонаж говорит по-итальянски. Мне очень по душе, что приходится углубляться в мир этих убийц и изучать его нормы, этику и правила. 

Всегда приятно, когда вымышленные миры детализируются. Вы что-нибудь читали или смотрели для подготовки к этой роли?

Я сильно сосредоточился на том, что за человек этот персонаж. Кто такой Кассиан? Если просто взять описание персонажа, то он – глава службы безопасности для одного из боссов. Но мне пришлось разработать для него более подробную историю, к примеру, его отношения с Джоном Уиком и с теми людьми, с которыми он имел дело, чтобы можно было ощутить его человечность. Я также поискал информацию об итальянской культуре, поскольку дело происходит в этом мире и поскольку я говорил по-итальянски. Было очень интересно, потому что какое-то время, недолго, по возвращении в Штаты мне казалось, будто я немного разобрался с этим языком. Понимаете, я стал более романтичным. [Смеётся]

Мы живём в крайне напряжённое и пугающее время истории США. Как люди могут политизировать свои повседневные действия так, чтобы что-то изменить?

На мой взгляд, изменения начинаются с точки зрения на что-то. Очень многим людям казалось, будто наша энергия выбита из колеи, но наша личная энергия может помочь изменить энергию в мире. На мой взгляд, когда понимаешь это и знаешь, что твоя сила как отдельного человека связана с творцом и со всеми людьми, можно найти то, что страстно хотелось бы изменить. Если я могу повлиять на вас, вы можете пойти и оказать положительное влияние ещё на десять человек. Можно осуществлять изменения в мире на этом уровне. И точно так же среди того, что вы видите, находятся несправедливости – например, в образовании, тюремной системе или в связи с правами женщин. Это значит находить то, что вам близко, или то, к чему вы испытываете страсть, и находить способы это менять. Миру уже приходилось терпеть трудности. Возможно, это по-своему уникальное время, но мир уже имел дело с ненавистью, с мракобесием, с правителями, не подготовленными к тому, чтобы быть великими правителями. Нам просто нужно отыскать человечность друг в друге. Марши – это прекрасные шаги. Эта солидарность – это что-то. Если взглянуть на кадры с Марша на Вашингтон, с доктором Кингом и со всех протестов, то знать, что ты был в этой толпе, – это заявление. Это больше, чем мы по отдельности.

Следите за сообщениями Лайлы Халабиан на Twitter.

«Джон Уик 2» в кинотеатрах с пятницы 10 февраля.