Реклама
личное мнение

Сходив на свидание с лесбиянкой, поддерживающей Трампа, я столкнулась с собственными предрассудками

Я даже не думала, что лесбиянка может поддерживать Трампа, пока не встретила такую лесбиянку.

от Камила Мартинес-Граната; illustrated by Лия Кантровиц
16 октября 2018, 5:30am

В прошлом году я сходила на свидание с женщиной и, как сейчас принято, загуглила её после этого. То, что я нашла, меня шокировало: она была сторонницей Дональда Трампа.

Хотя я уже решила, что не хочу встречаться с ней дальше, ещё даже не зная о её политических склонностях, это не выходило у меня из головы. Я честно не понимала, как лесбиянка может его поддерживать. Будучи квир-латиноамериканкой и дочерью иммигрантов, я считаю Трампа и тех, кто его поддерживает, непосредственной угрозой для себя. В то же время моя неосознанная реакция при встрече с человеком, голосовавшим за Трампа, заставила меня задуматься: если я не хочу встречаться со сторонницей Трампа, значит ли это, что я и сама стала нетерпимой?

Подавляющее большинство американцев-ЛГБТК не голосовало за Трампа, и многие из них чувствуют себя менее уверенно при его правлении. Это вполне обоснованно, учитывая инициативу Трампа запретить трансгендерам служить в армии, явную убеждённость его администрации в том, что человека можно законно уволить за гомосексуальность, и назначение президентом на высокие посты таких гомофобов, как вице-президент Майк Пенс и генеральный прокурор Джефф Сешнс, а также многие другие действия. Но хотя среди консерваторов достаточно известных геев (вспомним троих: Майло Яннопулос, Гай Бенсон и Брюс Кэрролл), консервативных лесбиянок, известных общественности, гораздо меньше. Они существуют, но их редко видно или слышно – может, потому что они побаиваются последствий озвучивания своих взглядов.

Лесбийское сообщество часто изображают терпимым и склонным к принятию всех и вся, преданным идее освобождения – и в какой-то степени это, конечно, верно. Но этот идеал, пожалуй, негласно приводит к отвержению лиц, которые как будто ставят под угрозу эти ценности. Я спросила нескольких других квир-женщин, стали бы они встречаться со сторонницей Трампа, и все они сказали «нет».

«Если честно, я бы бежала от такой, роняя тапки, – сказала Спенсер Генри, 25-летняя маркетолог из Окленда. – Мне трудно поддерживать человека, чья идеология также напрямую не поддерживает представителей его же сообщества. Я бы не стала встречаться со сторонницей Трампа, вот и всё».

«Очень многие люди говорят, что политика и наш человеческий, моральный облик – это две разные вещи, но после учёбы в юридической школе я понимаю, что это однозначно не так. Наши политические взгляды очень часто являются следствием наших взглядов на мораль, так что я знаю: с моральной точки зрения наши взгляды бы просто не совпали», – сказала Джейлин Хансен, 23-летняя студентка-юристка из Лос-Анжелеса.

Я решила, что при таком раскладе женщине, с которой я пошла на свидание, Кьяре Роблес, было бы нелегко с личной жизнью. Но Роблес, 26-летняя программистка, работающая в Bitcoin-компании в Сан-Франциско, сказала мне, что, хотя она и лесбиянка, поддерживающая Трампа, от большинства свиданий, у неё остались чрезвычайно положительные впечатления.

«Происходят маленькие интеллектуальные драки, как бы маленькие битвы, и выяснять, кто прав, приходится до самого конца», – рассказала Роблес. А о её взглядах, по словам самой Роблес, рано или поздно узнают, но она не считает, что непременно должна разглашать или скрывать их. «Мои ценности – это мои ценности, и это очень быстро становится очевидным, – сказала она мне. – Если кто-то не хочет встречаться со мной из-за моих взглядов, то я в любом случае не хочу встречаться с этим человеком. А я в своих взглядах очень уверена, потому что шла к этому всему годами».



Роблес, официально являющаяся республиканкой с 18 лет, ведёт себя резко, эксцентрично и откровенно, а на мой вопрос о том, почему она поддерживает Трампа, она ответила сразу. Два самых важных вопроса для неё – это иммиграция (она считает, что визовая программа H1-B для квалифицированных работников эксплуатирует иммигрантов и поддерживает запрет на въезд) и СМИ. «Я проголосовала за Трампа, потому что он собирался уничтожить СМИ. И так он и сделал. СМИ уже никто не доверяет, – сказала она. – Я не пришла в восторг от этого парня, но никто, кроме него, ни за что не попытается сделать что-то с иммиграцией. Я была бы очень рада проголосовать за Рона Пола, но он ужасно сухой».

Роблес очень откровенно говорит о своих взглядах. В 2016 году она выложила на YouTube видео, в котором совершила «каминг-аут» как сторонница Трампа, а в прошлом году её обрызгали из газового баллончика на мероприятии с участием Майло Яннопулоса; затем она подала в суд на Калифорнийский университет, Нэнси Пелоси, Джорджа Сороса и других, потребовав 23 миллиона долларов. (Процесс в итоге был прекращён.) Разве не стало бы ей труднее в личной жизни после подобного опыта и связанной с ним видимости? В общем и целом, объяснила Роблес, личная жизнь консервативной женщины «ни к чёрту, но получается довольно забавно. И, как ни странно, приятно». Люди часто не воспринимают её в целом как человека, сказала она, а «если о вас думают только это, как можно не считать это забавным?»

«Почему, когда я прихожу в лесбийский бар, самое интересное, что можно сказать обо мне, – это то, что я сторонница Трампа?»

В своей поддержке Трампа Роблес непоколебима. «Я за него голосовала. И я более откровенна по этому вопросу и считаю, что к его президентству относятся очень предвзято. Что в Трампе такого, что голосовать за него ужасно?» – объяснила она. Но когда я упомянула о том, что Пенс – известный гомофоб, поддерживающий конверсионную терапию, Роблес признала, что это так. Также её не вполне устраивают все действия Трампа. «Увы, он принимает отвратительные управленческие решения. На мой взгляд, есть очень много людей, которые здорово бесят, которым нравится Трамп и которые поддерживают все его действия, – сказала она. – Я понимаю, что макеты стены существуют, но где её финансирование?»

Хотя Роблес спокойно рассказывает другим о своей консервативной стороне, её, по собственному признанию, раздражает, что женщины полностью на этой стороне зацикливаются. «Почему, когда я прихожу в лесбийский бар, самое интересное, что можно сказать обо мне, – это то, что я сторонница Трампа? – сказала Роблес. – Потому что это – отдельная черта, которую люди хотят резко противопоставить моей идентичности».

«Я работаю в одной из крупнейших Bitcoin-компаний мира. Об этом меня не спрашивает почти никто, – добавила она. – И это, блин, меня просто смешит. Для меня Bitcoin более важен как часть моей идентичности».

Другая поддерживающая Трампа лесбиянка, с которой я пообщалась, Ивонн Паркинсон, 27-летняя фельдшер скорой помощи из Лас-Вегаса, повторила то, что выразила Роблес, но сказала, что её опыт свиданий значительно более отрицателен. Как сказала мне Паркинсон, многие женщины не могут махнуть рукой на то, что она поддерживает Трампа. «Женщины кричали на меня, уходили от меня; я удивлена, что ни одна из них не ударила меня по лицу. Они серьёзно заводятся».

Знание о возможной отрицательной реакции на её взгляды также заставило Паркинсон держаться подальше от определённых сред и от женщин, с которыми она может быть несовместима. «Я стараюсь избегать определённых ситуаций – я не заставляю себя молчать, речь идёт о ситуациях, в которых точно будет очень много ругани в адрес Трампа или чего-то в этом роде, – объяснила она. – К несчастью, я однозначно теряла из-за этого друзей, но я ничего не могу с этим поделать».

Паркинсон обычно избегает женщин, идентифицирующих себя как феминистки, понимая, что у них будет конфликт, но сейчас она встречается с феминисткой. «Мы разбираемся со своими различиями, мы не раз спорили, и мы делаем это с большим уважением», – рассказала она.

Очень многие представители ЛГБТК-сообщества считают, что гомосексуальный сторонник Трампа – это парадокс. «Это как бы предательство группы, – объяснила Роблес. – Пожалуй, самой сильной враждебности я удостаивалась от лесбиянок».

Хотя Роблес и сказала мне, что слава сторонницы Трампа не оказала отрицательного влияния на её жизнь, также она сказала, что другим лесбиянкам, поддерживающим Трампа, докучали. После того, как она выложила своё видео о поддержке Трампа, сказала она, ей написало в личку множество гомосексуальных женщин, признавшихся, что они побаиваются совершать «каминг-аут» как гомосексуальные консерваторы или сторонницы Трампа. «Другим людям приходилось хуже, чем мне», – сказала она: некоторые из них выражали страх потерять работу, друзей и семью.

Роблес злит, что многие считают, будто её сексуальная ориентация должна идти рука об руку с её политическими взглядами. «Почему гомосексуальность – это политическая идеология? Мне это кажется скучноватым – ну, то, чем я занимаюсь ежедневно, интереснее, – призналась Роблес. – Я ни к чему не приплетаю политику без нужды».

Но сейчас трудно не приплетать политику к чему бы то ни было. Будучи членом ЛГБТК-сообщества, я бы никогда не пожелала сделать кого-то изгоем, даже человека, чьи взгляды могут прямо противоречить моим. Но в то же время я не готова встречаться с человеком, чьи политические взгляды настолько противоположны моим.

Поршу Браун, 28-летнюю адвокатку из Эль-Пасо, посетили аналогичные мысли. В ответ на мой вопрос о том, стала бы она встречаться со сторонницей Трампа, она сказала: «В более юном возрасте я бы однозначно сказала «нет». Теперь же, когда я старше, я бы сказала, что всегда буду отдавать решительное предпочтение женщинам с похожими на мои привычками, социализацией, интеллектом, в том числе эмоциональным. Увы, я просто не думаю, что сторонницы Трампа такими бывают».

Личная жизнь – это не всегда легко. Уж слишком часто встречаются исчезновения без объяснения причин, фейки в соцсетях, домогательства и насилие. Если добавить ко всему этому политику и сексуальную ориентацию, мысли и стереотипы, связанные с нашими представлениями о людях, могут помешать нам видеть их полностью. И хотя квир-сообщества должны в первую очередь воздерживаться от осуждения других, часто именно мы делаем это в последнюю очередь.

Хотя ни одна из женщин, с которыми я пообщалась в процессе работы над этим материалом, не стала бы встречаться со сторонницей Трампа, они единогласно согласились с тем, что к квир-людям, поддерживающим Трампа, не следует проявлять неуважение, пренебрежение или жестокость. «Я считаю, что у всех есть право иметь какие-то взгляды и озвучивать их, не сталкиваясь со словесными нападками и не подвергаясь активному насилию, – сказала Андреа Джонс, 28-летняя аспирантка из Денвера. – Я не считаю, что исключение кого-либо из диалога действительно полезно для изменения нынешнего политического ландшафта. Их точки зрения должны быть услышаны. Важно включать эти голоса и вести диалог, не отпугивая их».

Благодаря встрече с Роблес я осознала, что моё представление о том, что все квир-женщины якобы автоматически склоняются к левым взглядам, исключает женщин, не входящих в эту категорию. Я действительно не думала, что мне когда-нибудь придётся спросить квир-женщину, не консерваторша ли она, потому что я считала, что такого попросту не может быть. Таким образом, я готовила саму себя и всякую квир-женщину, которую встречала, к провалу и ограничивала нашу способность говорить друг с другом.

Хотя я и не стала встречаться с Роблес дальше (и, разумеется, не соглашаться с ней), разговор с ней напомнил мне, как важно не додумывать ничего заранее, а также убедил меня в том, что с теми, кто придерживается противоположных взглядов, можно толерантно разговаривать. Если бы я позволила её консерватизму воспрепятствовать мне в этом, я оказалась бы виновной в поддержке стереотипа и неспособности создать пространство, в котором диалог крайне необходим. Как бы отвратителен ни был мне Трамп, с моей стороны было бы лицемерием отмахнуться от Роблес или заткнуть ей рот исключительно из-за её консервативных взглядов.

Но я всё равно не стала бы встречаться со сторонницей Трампа.

Камила Мартинес-Граната – автор из Нью-Йорка.

Эта статья впервые появилась на VICE US.

Tagged:
мнение
свидания
ЛГБТК
современные свидания