Quantcast
Техника

Внутри горы, на время ставшей домом для серверов Wikilahnhof

Я поговорил с Джоном Карлунгом, председателем шведского интернет-провайдера Banhof, о его борьбе за свободу в сети.

Caisa Ederyd

Caisa Ederyd

Зал для встреч в Pionen. Всефото​ЭмильНордин

На глубине ста пятнадцати футов под землёй внутри горы, расположенной в южной части Стокгольма, за огромными дверями, которые выглядят, как ворота в будущее, находится один из самых крутых офисов в мире.

Первое, что вы увидите, оказавшись здесь, это два массивных двигателя, которые в случае отключения электроэнергии запускаются автоматически. Это настоящие немецкие двигатели для подводных лодок. Стены горы внутри покрыты растениями, и создаётся впечатление, что они вырабатывают дополнительный кислород. Здесь также находится огромный звуконепроницаемый стеклянный куб, который парит над полом и выполняет функцию комнаты для встреч. Круглый коврик внутри похож на месяц.

Это Pionen, один из многих дата-центров шведского интернет-провайдера Banhof. Это помещение – наследство шведской противовоздушной обороны, созданной во времена Холодной войны. Некоторое время в 1990х здесь был популярный среди стокгольмских рейверов клуб. Но в конце концов, это место стало домом для серверов Wikileaks.

«Они управляли своими главными серверами отсюда. Позже стало обычным делом устанавливать дублирующие сервера», – рассказывает Джон Карлунг, исполнительный директор Banhof. «Для нас это не было идеальным вариантом, потому что мы отвечаем за бизнес-решения, а они экономили деньги, организовывая всё по-своему».

«В декабре 2010 года, когда Wikileaks были на пике своей популярности, CNN, BBC, AlJazeera и десятки других СМИ наведывались сюда. [Основатели Wikileaks] сидели где-то в каком-то отеле и создавали всё это. СМИ хотели какую-то привлекательную картинку, и тут за углом оказался дата-центр, похожий на тот, который был в фильме про Джеймса Бонда...»

Карглунгу, высокому мужчине, 50 лет. Он говорит о себе как о бунтаре, и после того, как я провёл с ним практически весь день, думаю, я согласен. Складывается впечатление, что этот человек очень умён, любит веселиться и играть в игры, и он всегда бесстрашно идёт по своему пути, хорошо это или плохо. «Мне кажется [нашим конкурентам] иногда некомфортно», – говорит он мне за кофе в одном из самых обычных уголков Pionen.

Джон Карлунг при входе в комнату в Pionen, где размещено оборудование, отводящее горячий воздух от серверов

После кофе он проводит для меня экскурсию. Я впервые в жизни вижу сервера IRL – штуки, которые хранят то, что создаёт интернет. Они меньше, чем я ожидал, но внутри находятся бесконечные коридоры виртуальной информации.

Мы обсуждаем большие цифры, огромные коллекции с историей о вашем интернет сёрфинге и всевозможные данные.

«Из этого можно собрать много данных, проанализировать их и получить изумительные вещи и знания», – рассказывает Карлунг. «Но в наши дни эти данные можно использовать, чтобы давить на пользователей. Я думаю вы можете сказать, что в нашей жизни много чего происходит в онлайне. И если вы находитесь в этой, так сказать, вселенной, то в ней есть несколько крупных доминирующих игроков, которые и создают правила, по которым живёт эта вселенная. Думаю, это философский вопрос. По типу, а что такое быть человеком?».

Швеция в последнее время стала привлекательным игроком на международном рынке дата-центров, фактически с того времени, как Фейсбук открыл свой первый европейский дата-центр в северном городе Лулео в прошлом году. Интерес в построении дата-центров растёт, благодаря скандинавскому холодному климату (который помогает снижать издержки, связанные с охлаждением серверов). В сентябре 2013 года Майкрософт заявил о строительстве дата-центра стоимостью 250 миллионов долларов в северной Финляндии, а в марте было объявлено, что Фейсбук построит второй дата-центр рядом с первым.

Конечно же, растущий интерес к Скандинавским странам был принят на ура их правительствами. Дата-центры создают рабочие места в районах, где последние десятилетия количество населения снижалось.

Во время разговора, Карлунг рассказывает мне о сделке с Fortum, шведским поставщиком электроэнергии: вместо того, чтобы направлять тепло от серверов по вентиляции и просто выбрасывать его в воздух, Fortum использует «отходы» для обогрева квартир в Стокгольме. Карлунг говорит, что те дата-центры, которые не перерабатывают тепло, наносят серьезный вред окружающей среде.

«Сервера создают энергию, и было бы безумием терять её», – говорит он.

Карлунг с одним из его серверов

Карлунг оставляет свои контакты в каждом пресс-релизе, размещённом на сайте Bahnhof, и лично занимается вопросами работы со СМИ. Когда я спросил, получает ли он звонки от людей, которые его раздрают, он спокойно ответил: «Я даю им возможность сказать всё, что они хотят сказать». По его словам, не имеет значения, находится ли его телефонный номер в свободном доступе или нет: если кто-то хочет напакостить, он всегда найдёт способ.

Но зачем пакостить исполнительному директору интернет-провайдера? Ну, Карлунг любит пошутить и вбрасывать слухи в прессу, и он занимается таким с тех пор, как начал работать в Bahnhof в 1996 году.

«Я в этой игре со времён «дикого запада», когда интернет был чем-то вроде грандиозной силы, чем-то позитивным и охрененно классным», – говорит он. «Если оглянуться назад и посмотреть, как всё начиналось, то это был вырвавшийся наружу позитив. Стало реальным добраться до глобальных вещей, что до того было невозможным, а сегодня это воспринимается как должное. Тогда это была свобода онлайн, свобода слова, а не интернет, который теперь используют в качестве механизма контроля; его не использовали в репрессивных целях».

Интернет стал доступным шведам в 1994 году. До тех пор он был вотчиной государственных органов, бизнеса и университетов. Интернет-провайдера Algonet, ныне прекратившего своё существование, считают первым шведским интернет сервис провайдером. Но в том же году Оскар Шварц основал другую компанию с названием Bahnhof, которая в итоге оказалась более успешной.

На то время Карлунг работал главным редактором мужского журнала (сейчас порно-издание) AktuellRapport. Он присоединился к Bahnhof двумя годами позже, когда понял, что журнал можно вывести в онлайн. «Я проработал в AktuellRapport несколько лет и порядком устал от всего этого», – говорит он. «Такая работа не была мечтой всей моей жизни. Конечно же, я хотел заниматься чем-то другим, поэтому встал вопрос «Что я могу делать сейчас?». Я искал что-то, связанное с техническими вещами и думал, может, смогу делать это онлайн? Ну, в общем, это не удалось».

Вместо этого, его увлечение технологиями взяло верх, и Карлунг уволился из журнала. «[Интернет в середине 90х] был таким забавным! Это было неимоверно», – продолжаетон. «Это была единственная вещь, которая позволяла выйти в сеть и открыть мир абсолютно по-новому. Это была очень позитивная революция».

Зал сервера «Alien» в городке Киста под Стокгольмом

Многие люди воспринимают Карлунга как провокатора. В 1997 году он и на тот момент его компаньон, Шварц, написали историю о приезде Камбоджийского диктатора Пол Пота в Швецию (абсолютная ложь), и её подхватило Reuters.

«Это само по себе было безумием. Но прошло время, пока до них это дошло. Получился бардак», – говорит он. «Но это было подобно рыночному розыгрышу, который продемонстрировал несколько возможностей интернета. Розыгрыши со смыслом – это всегда весело, если в таких розыгрышах скрыто серьёзное сообщение. Розыгрыши без смысла – совсем не смешны. В этом случае речь шла о том, что нельзя верить информации онлайн. Сегодня это понятно, но тогда люди считали информацию онлайн правдой».

Что бы люди не думали о Карлунге, фактом остаётся то, что за шутками над СМИ и фантастическим дизайном дата-центров стоит человек с редкой и влиятельной функцией. Будучи исполнительным директором интернет-провайдера, он может влиять и даже, возможно, изменять направление, в котором развивается интернет.

«Потом случилась эта история с Северной Кореей [в 2001 году]. Они хотели, чтобы мы создали интернет, который не был интернетом. Они хотели фальшивый Yahoo, фальшивый Altavista [поисковик, предшествующий Google], и ряд различных веб-сайтов, чтобы люди в Северной Корее имели доступ в маленький мир, прямо как в «Шоу Трумана». Они должны были использовать этот мини-интернет, думая, что это настоящий интернет. Сегодня люди могут посмеяться над этим и решить, что это глупо, но, на самом деле, мы находимся в ситуации, когда несколько больших игроков контролируют интернет. А нас просто заставляют думать, что он свободный и открытый. И такой имидж не так уж и плох».

Сделка с Северной Кореей не состоялась. «Много что возможно, например, можно, при желании, ограбить банк, но в отношении этого проекта не было ощущения, что это правильно, хотя сам проект был интересен».

Карлунг из тех людей, которым нравится действовать, когда речь заходит о том, во что он верит. Иногда в странные вещи. В 2013 году издание Wired написало о том, что по версии журнала, было «единственным увлекательным комментарием по поводу шпионского скандала, связанного с Национальным агентством безопасности». В тот же вечер Карлунг и его друг Лав Экенберг сняли видео с тремя человечками-пряниками, которое назвали «Пряничный дата-центр: Национальное агентство безопасности и Швеция едят пирог». Действие происходило в Pionen, а человечки-пряники представляли Национальное агентство безопасности, шведскую полицию и Управление Связи Национальной Обороны Швеции. Карлунг связывает деятельность этих трёх правительственных организаций с надзором за интернетом. И он не является их поклонником. Видео заканчивается словами благодарности в адрес Эдварда Сноудена.

Снимать видео Карлунг начал в то же время, когда состоялось его первое знакомство с интернетом. «Я снимал экспериментальное кино, и это было до видео! Я делал 16ти миллиметровые фильмы и анимацию, а также авторское кино. [Видео с пряниками] мы сняли быстро, но приблизительно в том же настроении, как я снимал в начале».

Видео с пряниками – ничто, по сравнению с тем, чем Карлунгу приходилось заниматься несколькими годами позже. Например, в декабре прошлого года Карлунг несколько раз встречался со шведской полицией, и это, по видимому, объясняет их присутствие в пряничном видео. «Они хотели получить доступ к нашей системе таким образом, чтобы они могли доставать всю информации, на которую, как они считали, они имели право», – говорит он. «Мы же считали, что у них таких прав нет».

Считая, что действия полиции не совсем верны, он решил скрытно снять одну из встреч с полицией на видео. Более того, он отдал эти записи в новостную службу национального шведского радио. Они прокрутили всё полностью. «Это немного необычно для того, чем занимается технический провайдер, но кто ещё такое сделает?», говорит он. «Нет никого! В том-то и дело. Нет никого, у кого есть такой доступ, или кто чувствует себя, как паук, в паутине, подобно техническому провайдеру, и кому это действительно интересно».

Карлунг гуляет по привезённым лавовым камням в Киста

Возможно, благодаря тому, что Швеция – довольно прогрессивная страна в том, что касается свободы слова, Карлунг может выкидывать такие номера, не сталкиваясь с неприятностями. А возможно всё потому, что закон, кажется, всегда на его стороне.

За последнее десятилетие, провайдер Bahnhof был вовлечён в всего лишь одно юридическое разбирательство. В 2005 году Шведское агентство по борьбе с нарушениями авторских прав вместе с музыкальными гигантами Universal, Sony и EMI подали заявление на Bahnhof в полицию за незаконное распространение защищённых авторским правом файлов. Полиция провела обыск в офисах Bahnhof и нашла файлы. Это было во времена, когда нарушения авторских прав были горячей темой в Швеции. Целью обыска было выйти на распространителей файлов, а они оказались клиентами Bahnhof.

Bahnhof ответил судебным иском против агентства по борьбе с нарушениями авторских прав, в котором обвинил агентства в том, что такие файлы мог разместить их внедрённый агент. В конце концов, дело было закрыто без последствий для обеих сторон.

Возможно, это прозвучит несколько странно, но способность Карлунга объединять свои хобби и заботы с бизнесом дала свой результат. Несмотря на то, что Bahnhof – это один из небольших операторов, обслуживающий около 100 000 клиентов, эта компания завоевала доверие клиентов и стала брендом на рынке. И кажется, всё идёт хорошо. Компания имеет годовой оборот в размере полумиллиарда шведских крон (88 млн долларов).

Но впечатляет не только Pionen. Один из новейших дата-центров Bahnhof находится недалеко от шведской столицы в пригороде Киста.

С внешней стороны здание выглядит как настоящая космическая станция. Здесь находятся гигантские квадратные комнаты, похожие на контейнеры, которые сделаны из бронированной стали. Эти различные стальные блоки связаны с наполненным воздухом тентом – прямо так, как это должно быть в космическом доме. И вся конструкция возвышается на красных лавовых камнях, привезённых из Исландии. Это была попытка придать марсианский вид. И как будто этого не достаточно, у входа на эту планету Карлунг показывает мне (с восторгом ребёнка), как в момент открытия двери при входе в бронированные комнаты с серверами издают звук пшшшш. Они открываются точь-в-точь как двери на космическом корабле в фильме «Пришелец».

Кроме дизайна, уникальной компанию делает её отношение к приватности клиентов. Возможно также и тот факт, что некоторые клиенты Bahnhof оказались серьёзными участниками движения за свободу интернета, такого как WikiLeaks в 2010 году.

«Я был довольно наивным и собирался выставить на аукционе всю информации [из Wikileaks] на eBay и отдать деньги «Репортёрам без границ». Такой был план. Но ничего не получилось, потому что eBay не создан для таких вещей. Сервер продали за несколько сотен тысяч [крон] парню, который использовал для покупки кредитку своего отца. Понятно, что нам пришлось всё это прекратить, и мы решили, что ну его нафиг. К слову, у нас до сих пор есть веб-сервер и база данных [Wikileaks]». 

Карлунг в Pionen

В Bahnhof продолжают политическую борьбу за то, что здесь считают правильным. В 2014 году Карлунг и его компания были вовлечены в две довольно хаотичные журналистские «погони», обе из которых относились к сбору и использованию персональной информации онлайн.

«Всегда всё сводится к свободе олайн, но никому до этого нет дела», говорит он. «То есть, если мне кто-то позвонит, то что даёт право третьей стороне записывать беседу, хранить эту информацию целую вечность и использовать её в собственных целях?»

В январе в Швеции появилась новая онлайн услуга под названием Lexbase. Это бизнес, созданный, чтобы воспользоваться преимуществом Акта о свободе информации. Это поисковая система, которая позволяет её пользователям свободно просматривать криминальные записи граждан Швеции. Напечатав чьё-то имя, вы получаете доступ к самым грязным секретам этого человека.

Несмотря на то, что криминальные записи всегда были доступны публике благодаря Акту о свободе информации, Lexbase изменил процесс доступа к этой информации – от сложных бюрократических процедур до анонимного и лёгкого поиска в интернете.

Понятное дело, что когда запустили сайт, полилась целая река дерьма. Но основатели Lexbase не смогли заранее понять, что людей расстраивает, когда другие распространяют их личную информацию. Плюс технология веб-сайта не была достаточно продвинутой, чтобы справиться с нагрузкой. В течение нескольких часов после запуска Lexbase взломали. Их серверы размещались в Bahnhof, и снова компания оказался в центре внимания. «[Основатели Lexbase] исчезли из поля зрения. Нам же оставалось общаться с прессой из-за их недоделок».

Следом за провалом Lexbase, Карлунг решил прекратить с ними сотрудничество и изменил правила пользования услугами Bahnhof. «На сегодня одним из правил является то, что клиент не может «безответственно собирать личную информацию». В правилах всегда было прописано, что вы не можете запускать ваше интернет приложение, если оно не работает с технической точки зрения, или если у него есть серьёзные технические проблемы. И возня вокруг [Lexbase] – это доказательство того, что их приложение имело серьёзные технические проблемы.

Обновлённые правила Bahnhof ещё раз иллюстрируют вовлечённость Карлунга в дела, связанные с гражданским правом, так же точно как и в успех его компании. Его уникальная позиция в центре вселенной всемирной паутины порождает ещё одну неутихающую дискуссию.

8 апреля этого года Европейский суд признал неоднозначную Директиву 2006/24/EC (Европейскую директиву о сохранении данных (ДСД)) недействительной. С момента, когда ДСД вступила в силу в 2006 году, не утихали дискуссии, касающиеся вопросов конфиценциальности и прав человека. Во времена, когда она действовала, интернет провайдеры всех стран ЕС были обязаны следить, собирать и хранить информацию о пользователях. Это касалось всего, начиная от истории просмотров и до общения в чатах и е-мейлах. Правительственные органы могли получить доступ к этой информации, если они считали её полезной, например, для полицейских расследований.

Как только ДСД не стало, Bahnhof стёр всю информацию клиентов и немедленно прекратил собирать новые данные. Но, несмотря на решение Европейского суда, Шведское правительство, голосовавшее за ДСД на национальном уровне в 2012м году, не устранило директиву из законов страны.

После решения Bahnhof остановить сбор данных, возник конфликт между компаний и государством Швеция. Шведский Совет Почты и Телефонии принял решение, что ДСД будет продолжать действовать в Швеции, несмотря на решение Европейского суда. Карлунг отказался следовать этому решению, будучи уверенным, что дело дойдёт до Европейского суда. «Когда вы управляете телекоммуникационной компанией, вы видите то, что незаметно с внешней стороны. Я вижу, что и как из современных технологий вы можете использовать, чтобы осуществлять контроль».

Но несмотря на то, что Карлунг продолжает нарушать внутреннее законодательство Швеции, государство до сих пор не подало никаких исков против него.

Из-за явной шведской пассивности в данном вопросе (что выглядит странно, особенно принимая во внимание, что всех интернет провайдеров страны заставляют собирать данные), Карлунг вместе со Шварцом (который теперь занимает должность председателя в Фонде «5 июля», выступающего за свободу слова онлайн) продолжают действовать. 12 сентября они подали в Европейский Суд иск против Швеции. На своём вебсайте Карлунг написал: «Мы доведём это дело до Европейского Суда. Но самым лучшим решением станет инициатива самого суд показать Швеции, каким путём следует идти».