Ваша жизнь станет лучше, если вы откажетесь от своего телефона

Я верю в силу технологий и моё понимание культуры берёт начало в интернете, но тем не менее, оказавшись от iPhone, я почувствовал избавление от бреда окружающих.

|
13 февраля 2016, 5:50pm

Image by Carrrrrlos via Flickr

Фото Carrrrrlos с Flickr

Кажется, что вопрос о том, трансформировал ли хоть один технологичный предмет со времён изобретения телевидения наши жизни так быстро и так сильно, как iPhone - стал риторическим. В теории, «три революции в одной» от Стива Джобса казались простым усовершенствованием нескольких других существовавших продуктов: расширения от Blackberry, мини ноутбука, привлекательной Apple-версии Nokia с WAP-возможностями. Но на практике, он стал определяющим гаджетом нашей эры, став её частью быстрее, чем даже Интернет, которому понадобилось больше десятилетия, чтобы стать чем-то большим, чем порно-видео с Quicktime и IMDb на бежевом далеке в углу зала.

iPhone изменил не только то, как мы общаемся, что, по словам Джобса, было его намерением при первоначальном запуске в 2007 году. Он также изменил наше поведение, стиль мышления, видение мира. Менее чем через десять лет iPhone-ы всё чаще становятся воротами к нашему внешнему миру: работе, развлечениям, сексу и культуре. Чтобы потреблять что-то из этого списка, нужно через это пройти. Чтобы жить в мире 2016 года, нужно, чтобы он у вас был. Люди с Blackberry стали новыми людьми с Netscape или с теми велосипедами, на которые вы ложитесь, и которые выглядят так, будто они вот-вот попадут под автобус. iPhone-ы – это тысячелетняя модель T-Ford, стандарт и константа. Всего лишь.

Но у меня его нет. И это решение, которому я радуюсь практически каждый день своей жизни. Всё началось с несчастного случая около двух лет назад (у меня его просто отобрали в разгар экономического спада), и я практически уверен, что так оно и останется. Начиналось всё не из идеологических соображений, больше из-за лени и страха бюрократии: нужно было идти в магазин, чтобы что-то выяснять, испытать унижение из-за отказа от различных опций, плюс налоги, а ещё ответы на вопросы, что у меня было до этого. Плюс с тобой обращаются, будто ты человек, который делает заказ из «американского меню», находясь в китайском ресторане. Поэтому я это отложил на следующий день, а следующий день стал следующей неделей, а следующая неделя стала вечностью.

Я чувствовал, будто обманываю систему. Отказываясь приобрести iPhone, я избавил себя от бреда всех остальных.

Вначале было сложно и это раздражало, и пришлось пройти через пару моментов, когда меня подводили, запирали или обо мне просто забывали. Но вскоре я начал замечать изменения в том, как я смотрю на мир. Я перестал просыпаться с мыслью о чужих проблемах, разрушающих мою психику. Я начал отличать день от ночи, жизнь от работы, важное от тривиального. Больше не было «эй, ребята, нам очень нужно сегодня заполучить эту фигню». Не было никаких запросов приобрести что-то, ничего об этом не зная. Люди стали делать попытки приспособиться ко мне, а я, в свою очередь, стал жить в настоящем времени, а не в своём собственном. Я стал смотреть из окон автобуса, больше читать и наблюдать, и меньше думать о себе.

У меня было ощущение, что я каким-то образом обдурил систему. Отказываясь приобрести iPhone, не будучи на побегушках у каждого, я избавил себя от бреда остальных. Иногда я вижу людей, которые часами беседуют по е-мейл, и у меня ощущение, что я наблюдаю за какой-то странной традицией, которую я никогда не пойму, нечто похожее на странный религиозный фестиваль в маленьком городке, через который я просто проезжаю. Ощущение, что это больше не моё дерьмо.

До тех пор, пока это не изменится, я не буду луддистом, повелителем времени или кем угодно, кто считает себя «ретро». Моя работа и понимание культуры полностью вросли в сети. Как и большинству представителей моего поколения, мне нравятся кроссовки, техно и Твиттер, бойцовские видео «WorldStar» и незаконные течения. Я верю в силу технологий.

И долгое время мне было сложно объяснить это противоречие: как можно проводить большую часть времени в ноутбуке, погрузившись в интернет-капитализм, и всё также иметь позицию по поводу отсутствия iPhone? Это казалось настолько абсурдным, лицемерным, высоко претенциозным. Тем не менее, инстинктивно я знал, что я не хотел его, и что моя жизнь значительно улучшилась, когда у меня его не стало.

Потом было интервью с AphexTwin на Noyzelab, которое уже удалили. Там была секция, в которой интервьюер говорит о том, что, несмотря на большую технологическую коллекцию Ричарда Д. Джеймса, его знания и интерес к синтезаторам, компьютерам и всяким видам оборудования и программного обеспечения, у него нет телефона. «Они попросту не улучшают жизни людей», - сказал он.

Посмотрите вокруг и вы увидите, что люди ужасно, патетически одержимы своими телефонами.

Это резонирует со мной. Я начал искать людей, у которых их нет. Кани говорит, что у него нет телефона три года (хотя, картинки в Гугл говорят об обратном), Вернер Герцог в действительности им не пользуется, а писатель Марк Фишер описал их как «индивидуализированные командные центры». И, возможно, ещё более правильно, существует большое количество исследований и статистических данных, детально описывающих влияние, которое они могут на нас оказывать. Последнее исследование говорит, что 58 процентов британцев несчастны и пребывают в стрессе, когда с ними нет их телефона, ёлки-палки.

Эти телефоны имеют фундаментальное влияние на уровень нашей концентрации. Посмотрите вокруг, когда опаздывает поезд, или когда вы куда-то едете, или даже когда вы в пабе, и вы увидите, что люди ужасно, патетически ими одержимы. Смотрят в них, чтобы найти ответы, но не получают настоящего понимания, некоторые даже думают, что это нормально – общаться и при этом не отрываться от экрана. Мы начинаем зависеть от них во всём, мы даже не изучаем, куда идём, мы не знаем, как говорить с людьми, мы просто не можем жить без них. От самой мысли потерять телефон становится довольно неуютно.

Мы не осознаём старое клише о людях, которые стали рабами компьютеров. Никто так сильно не влюблён в свой ноутбук. Это всего лишь вещь, за которой мы делаем свою работу, вещь по которой мы смотрим полу развлекательные комедии. Но iPhone-ы - не такие. Они, в основном, инструменты системы, пальцы на длинных руках капитализма, которые залазят в нашу жизнь и стукают нас по плечу, чтобы напомнить, что всегда найдётся работа, которую надо делать.

Потому что, несмотря на пристрастие к траве, теннисным ботинкам и Бобу Дилану, Стив Джобс был по существу аркой капитализма, тем, кто знал, что созданием инструмента только для игр мир не зажжёшь. Чтобы стать изобретением, по-настоящему доминирующим в нашей культуре, оно должно стать частью индустрии так же, как и горючий двигатель или самолёт, или телевидение. Иначе это будет обычным Тамагочи с Фейсбук.

iPhone-ы – это машины для зарабатывания денег, и они существуют на полностью свободном рынке. Вы можете потратить на них больше денег, и вы можете заработать с их помощью больше денег. Монетизировать можно даже funbits на iPhone. Это приложения, которые вы можете купить, вещи которые вы можете продать и рекламировать, в них вы можете инвестировать. Это не Змейка и пиксельная версия Тетриса. Это индустрия, такая же, как и мы, полностью зависящая от тотемической фигуры прямоугольника Джобса.

Не поймите меня неправильно. Существует множество захватывающих вещей, которые вы можете проделывать с iPhone, например, снять такой фильм как «Мандарин». И в какой-то мере, я восхищаюсь их утилитарным простым в использовании идеалом. Но я переживаю, что уже происходит с нашими версиями самих себя, и мне интересно, если парень стал одержим селфи, то, может, это только начало? Я переживаю о культуре, в которой люди не удосуживаются просматривать ничего дольше, чем Vine, и об эпидемии психического здоровья, когда люди застряли сами в себе.

Меня также огорчает то, что за все те чудеса науки, все те великолепные вещи, которые дали технологии миру, все те мечты, которые были реализованы до меня, и на которых я рос и думал, что они однажды осуществятся при моей жизни, основная часть технической индустрии в наши дни посвящена тому, чтобы сделать ваши рабочие е-мейлы легче. Что летящий скейтборд - кажется всё дальше, а идея, что твой босс использует iPhone, чтобы узнать, где ты находишься, и почему ты опоздал с отчётом, который ты должен был сделать - кажется намного ближе.

Я рад, что у меня всё ещё нет iPhone. Отчасти, из-за того, что его отсутствие позволяет мне выбирать из нью-капитализма, с которым я не в ладах, отчасти, из-за того, что я чувствую себя лучше, а отчасти, из-за того, что он меня не воодушевляет. Вскоре, возможно, я аннулирую договор, по которому всё ещё плачу.

Следите за сообщениями Клайва на Twitter.