Реклама
история

Первые леди, принёсшие оккультизм в Белый дом

За многие годы к духовным практикам вроде спиритических сеансов и астрологии обращались жёны нескольких президентов – в том числе Мэри Тодд Линкольн и Нэнси Рейган.

от Amanda Arnold
04 августа 2017, 12:50pm

До скандала с электронными письмами, Бенгази или синего платья от Gap Хиллари Клинтон столкнулась с куда менее сомнительным пятном на своей репутации: по слухам, ей нравилось болтать со знаменитыми мертвецами. В книге 1996 года «The Choice: How Bill Clinton Won» («Выбор: Как победил Билл Клинтон») автор Боб Вудворд, уже засветившийся в скандалах, написал, будто бывшая первая леди в течение президентского срока своего мужа общалась с Элеонорой Рузвельт и Махатмой Ганди – только не Иисусом, так как это было бы, если верить пересказу Вудворда, «слишком панибратски».

«Я периодически веду воображаемые разговоры с миссис Рузвельт, чтобы попытаться понять, что бы сделала она на моём месте, – написала Клинтон в газетной колонке. – Обычно она реагирует, говоря мне не падать духом или хотя бы стать толстокожей, как носорог».

Вскоре появились сенсационные интерпретации: Клинтон проводит спиритические сеансы в Белом доме. Увы, недолго музыка играла: сакральный психолог Джин Хьюстон отреагировала на утверждения Вудворда, разъяснив, что болтовня Клинтон – это просто «творческие упражнения», призванные помочь Клинтон с книжным проектом. Но хотя Клинтон предпочла связывать свою скандальную деятельность с текущим моментом, другие первые леди не так рьяно отметали оккультизм. Спиритизм, от общения с умершими до гадания по руке, привлекал многих первых леди, в особенности как стратегия работы с требованиями живых и работающих в Белом доме.

Хотя и существует вероятность, что некоторым леди лучше удавалось скрывать свои практики, пять из них – Джейн Пирс, Мэри Тодд Линкольд, Эдит Вильсон, Флоренс Хардинг и Нэнси Рейган – в особенности выделяются интересом к оккультизму от умеренного до сильного, как рассказывает Пэт Крайдер, генеральный директор Национальной библиотеки первых леди. В этот список также могли бы войти Грейс Кулидж, Рузвельт, Леди Бёрд Джонсон и Джеки Кеннеди, все из которых заявляли, якобы видели призрак Линкольна или чувствовали его присутствие в годы своего пребывания в Белом доме, хотя они и не приводили астрологов и не пользовались медиумами, как другие. Что же до того, откуда у этих леди бралось восхищение перед оккультизмом, Крайдер сообщила Broadly: «Люди, отчаянно жаждущие помощи, ответов, порой идут на крайние меры».

Утверждение о том, что многие из жён бывших президентов «отчаянно жаждали помощи», легко доказать. Пирс, первая известная первая леди-оккультистка, получила прозвище «тень в Белом доме» и жила в постоянно подавленном состоянии после того, как её последний выживший ребёнок, сын Бенни, погиб в трагической железнодорожной катастрофе в возрасте 11 лет. Отягощённая сильнейшим чувством вины и тревожности, она сначала попыталась подозвать его дух, адресовав ему эмоциональное письмо с просьбой вернуться к ней, чтобы она смогла искупить свои материнские огрехи.

«Да поможет мне теперь Господь исправить в горечи мои ошибки, но увы! Слишком поздно, чтобы ты смог с удовольствием этим воспользоваться – а теперь, в этот вечер субботний, ты явишься мне в воображении, а я буду сидеть рядом с тобой, возможно, держа тебя за руку, или же ты прильнёшь ко мне на диване или, как это порой бывало воскресными вечерами, немного посидишь у меня на коленях…» – писала Пирс.

Решительно настроенная восстановить связь с сыном, Пирс пригласила сестёр Фокс, важнейших фигур в современном спиритическом движении с севера штата Нью-Йорк, в Белый дом для проведения сеансов. Предполагается, что эти сеансы обеспечили Пирс некоторое облегчение, хотя это и было ненадолго. Как сообщает её страница на веб-сайте Белого дома, под конец президентства её мужа пара «совершила длительное путешествие за границу, ища для [неё] здоровья; в течение всего путешествия она носила с собой Библию Бенни. Поиски были тщетны, поэтому пара вернулась домой, в Нью-Гемпшир, чтобы находиться рядом с родными и друзьями до смерти Джейн в 1863 году. Её похоронили рядом с могилой Бенни».

После того, как Пирсы освободили Белый дом, туда на четыре года въехал Джеймс Бьюкенен, всю жизнь остававшийся холостяком (поэтому никакой ведьмочки-первой леди), но следующая спиритка, проживавшая в Белом доме, въехала туда сразу после окончания срока Бьюкенена. Это была Мэри Линкольн. Как и Пирс, Линкольн пережила смерти своих сыновей (одного – до президентства Эйба, одного – во время него и одного – после), и её излюбленной оккультной практикой также были спиритические сеансы. Даже сам её предположительно честный муж, по словам историка Карла Энтони, побывал на одном сеансе, который миссис Линкольн провела в Красной комнате Белого дома. Судя по всему, она связалась с обоими своими умершими сыновьями, Вилли и Эдди, чьи призраки, по её словам, посетили её в её спальне в Белом доме.

Мэри Тодд Линкольн. Фото взято с Wikimedia Commons / Библиотека Конгресса

«[Вилли] приходит ко мне каждую ночь и стоит у изножья моей кровати с той же милой, очаровательной улыбкой, которой он всегда обладал, – рассказала своей сестре Линкольн, как сообщает книга «The Lincolns: Portrait of a Marriage» («Линкольны: портрет одного брака»). – Он не всегда приходит один. Порой с ним малыш Эдди». После убийства её мужа, она, как утверждают сообщения, посетила «коммуну спиритов», а спустя семь лет после его смерти она попросила скандального фотографа-спирита Уильяма М. Маллера снять её совместный портрет с призраком мужа.

Что же до того, не слишком ли часто первые леди балуются оккультизмом, Крайдер считает, что существенной разницы нет. В Нью-Йорке середины 19-го века публичные сеансы сестёр Фокс популяризировали спиритизм как раз в то время, когда Пирс и Линкольн пытались связаться с умершими сыновьями. Впоследствии и Эдит Вильсон, и Флоренс Хардинг консультировались с астрологом мадам Маршей Чемпни в 1910-е и 1920-е годы, когда процветали платное предсказание будущего и астрологические радиопрограммы; затем, в 1934 году, начала свою первую каденцию Федеральная комиссия связи и обрушилась на такие передачи. Согласно статье 1988 года в Washington Post, Хардинг – которую Чемпни называла «дитя Судьбы» – «не предпринимала никаких действий, не заглянув предварительно в гороскоп». Ещё до того, как Уоррен вступил в должность, его жена консультировалась с Чемпни и обещала ей, что, если её мужа выберут, она сделает Чемпни официальным астрологом Белого дома. Как сообщает та же статья, она предложила Чемпни «[приводить её] через парадные двери, а не чёрный ход», намекая на то, как предшественница Флоренс Хардинг, Эдит Вильсон, тайком проводила Чемпни через южный вход.

Люди, отчаянно жаждущие помощи, ответов, порой идут на крайние меры.

На самом деле эти женщины чаще сталкиваются с возможностью подвергнуться насмешкам или критике. В другой статье Washington Post о Хардинг и её лучшей подруге, опубликованной в 1986 году, тот же автор отмечает «подозрительную одержимость оккультизмом» первой леди. В конце президентства Рональда Рейгана представитель Белого дома Марлин Фицуолтер поведал New York Times о любви Рейганов к астрологии после того, как мемуары бывшего руководителя аппарата сотрудников Белого дома Дональда Т. Ригана рассказали о привычках этой пары.

«Миссис Рейган и в самом деле питала интерес к астрологии, – заявил Фицуолтер. – Это продолжалось некоторое время, особенно после попытки убийства в марте 1981 года. Она очень беспокоилась за благополучие своего мужа, и отчасти её беспокойство в связи с его деятельностью проявлялось в астрологии». Хотя администрация постаралась доказать, что астрология никогда не влияла на политику, Фицуолтер всё-таки признался, что она имела влияние на составление графиков; например, пара прибегала к астрологии, чтобы определить лучшее время для объявления о том, что Рональд будет баллотироваться повторно. Десятилетия спустя отношения Нэнси (как и более напряжённые отношения её мужа) с астрологом стали темой статей в USA Today и New York Times, а Los Angeles Times уделила немалое внимание её пристрастию к гороскопам в её прошлогоднем некрологе, отметив, что Нэнси за это высмеивали.

И хотя «творческие упражнения» Клинтон едва ли можно было бы считать духовными или оккультными практиками, её лже-беседы с Рузвельтом также подверглись серьёзному осуждению. «Общественность в основном считает, что президент и первая леди должны придерживаться традиционных убеждений, – сообщила Крайдер Broadly. – Многие подумали бы, что вера в оккультизм считалась бы нехристианской».

Но если можно всего одно мгновение побыть таким человеком, который считает Нэнси Рейган типичной женой, ужасающейся возможности смерти своего мужа – а не человеком, который в 1980-е безучастно наблюдал, как в Америке свирепствовала эпидемия СПИДа, – можно посочувствовать заключительной мысли Крайдер. «Первые леди такие же, как и все остальные, – сказала Крайдер. – У них в жизни бывают трудности, ответы на которые они ищут с трудом».

Tagged:
Features
оккультизм
Белый дом
жены президентов