Sport

Почему гимнасткам-олимпийкам уже не нужно быть суперхудыми

Почему американская женская команда по гимнастике побеждает весь остальной мир? Ответ сводится к мышцам, и тлеющим остаткам женственности.
26 августа 2016, 7:54pm

В финале по вольным упражнениям на Олимпийских играх в Рио соревновались Симона Байлз и Эли Райсман. Именно в этом виде спорта американцы ушли дальше всех от конкурентов, а американская революция в гимнастике наиболее заметна. И причиной тому являются мышцы спортсменок.

Почему американская женская сборная по гимнастике сокрушает остальной мир? Отчасти это связано с тем, что США богаты, и команда имеет доступ к самому лучшему оборудованию, а также в том, что многие из восточноевропейских систем тренировок рухнули после падения коммунизма. Но это не объясняет того, что сильных мышц нет у других сборных: чтобы заниматься приседаниями, больших денег не нужно. Ответ, на мой взгляд, связан с никуда не девающимися представлениями о женственности.

Долгое время идеальная гимнастка выглядела как хрупкая птичка, как в этой классической комбинации в вольных упражнениях от Оксаны Омельянчик в 1985 году.

Самое главное в гимнастике – это соотношение силы и массы. Нужно быть достаточно сильной, чтобы бросать своё тело туда-сюда, или достаточно лёгкой, чтобы делать это было не так уж трудно. Долгое время в качестве пути к успеху в гимнастике предпочитали последнее, что отражало более серьёзное социальное давление на женщин, заставлявшее их быть худыми, хрупкими, невинными и молодыми. Всё в гимнастике работало на этот образ, от ленточек в волосах девушек до музыки для вольных упражнений, которая была либо классической, либо просто милой.

В начале 90-х, когда гимнастика впервые начала завоёвывать популярность в Америке, гимнастки-олимпийки были самыми мелкими по весу и росту. Как россиянка Татьяна Гуцу, так и американка Шэннон Миллер, золотая и серебряная медалистки по многоборью на Играх 1992 года, весили менее 34 кг.

А вот Ким Келли получила место в сборной США 1992 года на Отборочных соревнованиях перед Олимпиадой, но затем его у неё попросту забрали перед Играми в Барселоне; Келли слышала, что это было связано с тем, что у неё были видны грудь и бёдра. «Беле не нравилось моё телосложение, вот и всё, – заявила она, имея в виду Белу Каройи, тогдашнего главного тренера США. В то время KnightRidder сообщала, что, «по словам Каройи, идеальный размер современной гимнастки – от 139 см до 147 см и от 34 до 35.5 кг. «Смотрите на родителей, особенно на мамаш, и можно угадать, кто будет маленькой».

Краткая статья о Беле Карой в «TexasMonthly» годом ранее осуждала жестокость гимнастики к девочкам (при этом всё равно предаваясь сексизму – отмечая, что одной гимнастке не хватает времени, чтобы «найти себе парня», потому что она безумно занята спортом):

«В то время как любая другая девушка-подросток молит Бога о полностью развитой фигуре, гимнастки рассматривают половое созревание как своего врага. На этом уровне конкуренции некоторые девушки заявляют, что линия бюста и заметный таз – это именно то, что может физически их замедлять и испортить им карьеру. Они участвуют в гонках на время, чтобы достичь своего пика до того, как их предадут собственные тела. ... Самые лучшие гимнастки начинают достигать своего максимума к четырнадцати; затем они внезапно объявляют о своём «уходе на покой», будучи дряхлыми старушками семнадцати-восемнадцати лет».

Трудно заниматься гимнастикой, если внезапно вытягиваешься после полового созревания. Россиянка Светлана Богинская, соревновавшаяся на трёх Олимпиадах, за полтора года выросла на 4,5 дюйма. Это началось, когда ей было лет 14. «Мне пришлось сделать перерыв на год и просто полностью изучить гимнастику заново, научиться двигаться и делать упражнения, а ещё пришлось ждать толчка от пола чуть дольше, потому что я длиннее и уже не такая быстрая», – заявила она на GymCastic. Большую часть своих медалей она завоевала после своего скачка роста.

Однако предпочтение детского образа было связано не только со способностью делать петли. Это можно услышать в старых передачах. Определённых гимнасток хвалят за «международную внешность», которая поможет им заслужить хорошие оценки от судей из разных стран. Предполагалось, что главное в «международной внешности» – это чёткость и опрятность фигуры, но под этим обычно подразумевалась худоба. Судьи ищут «линии» – к примеру, идеальную прямую линию ног во время прыжка в шпагате или плавную линию наклона невероятно гибкого позвоночника назад. Из-за форм фигуры линии получаются не такими плавными.

Взято у Zarariel.tumblr.com

Среди американок международная внешность встречалась редко (последней чемпионкой по многоборью, обладавшей ею, была Настя Люкин в 2008 году), но после того, как в женской гимнастике в прошлом десятилетии была принята открытая система оценок, это перестало быть недостатком. По новым нормам, чем сложнее упражнения, тем больше баллов даётся; это ускорило усложнение самых лучших комплексов. Новые правила вознаграждают невероятную силу, нужную не только затем, чтобы парить высоко в воздухе, делая две петли и два поворота, но и затем, чтобы делать это в спортзале снова и снова, не разрушая собственное тело. Также они более объективны – оставляют судьям меньше возможностей оценивать эстетику без связи с тем, как нужно выполнять упражнения.

Как результат, карьеры гимнасток уже не заканчиваются в 16. Симоне Байлз 19, Эли Райсман 22, Габби Дуглас 20. Одной лишь Лори Эрнандес 16, и она только что стала профессиональной спортсменкой; это подразумевает, что она планирует продержаться ещё какое-то время. Все они, разумеется, в реальной жизни очень маленькие. Но они не «щепки».

Как известно (по крайней мере, в мире спортивного Интернета), у американской женской сборной «**брестяновские ноги**», названные в честь тренера по гимнастике Михая Брестяна, чья изнурительная система подготовки ног помогла чемпионкам, известным своей взрывной мощью, – к примеру, Райсман, а также участнице Олимпиады 2008 года Алисии Сакрамоне. Остальные участницы национальной сборной проходят этот комплекс на ежемесячных тренировочных сборах в Техасе. Именно поэтому Райсман во время своего третьего прохода (на том этапе вольных упражнений, когда большинство гимнасток измождены) делает двойное сальто с прогибом.

В первом проходе Байлз, помимо этого, также есть один поворот. Она как будто выплывает с небес, одновременно делая то, что многим из её конкуренток было бы нелегко выполнить на батуте.

Разница заметна. Сравните ноги Байлз или Райсман с ногами россиянки Алии Мустафиной, завоевавшей бронзу в индивидуальном многоборье.

Райсман (вверху) и Мустафина (внизу). Авторы фото – Роберт Ханасиро – USA__TODAY Sports (Райсман) и Роберт Дойч – USA__TODAY Sports (Мустафина)

Тренер Мустафиной на Олимпиаде-2012, Александр Александров, был изгнан вследствие политической битвы за контроль над российской программой, и с тех пор тренирует бразильскую сборную. Он издалека разочарован мышцами россиянок. После командного финала Александров объяснил: «Современная гимнастика – это прежде всего ноги, правильная подготовка ножных мышц. В России тренеры никогда об этом не заботились, считая, что российская гимнастика – это прежде всего хореография». И поэтому, к примеру, Богинская заявила в одном интервью 2013 года, что в тренировочный графикроссиянок входит энергичная ходьба.

«Красивые линии – это отлично, – продолжил Александров. – Но если у вас нет сильных ног, вы не можете выполнять сложные упражнения. И травм при этом больше».

Как Мустафина, так и её коллега по команде Мария Пасека мучаются болью в спине, и во время соревнования можно было увидеть их исказившиеся лица в кулуарах. Две другие лучшие российские спортсменки были слишком сильно травмированы, чтобы попасть в Рио. Команда завоевала серебро в многоборье, но США в итоге опередили её на восемь с лишним баллов.

В Китае, который завоевал бронзу в командном многоборье, стратегия состояла в том, чтобы гимнастки были очень худыми: до Олимпиады-2012 телерепортёры показывали, как гимнасток заставляли носить штаны на пластиковой подкладке, чтобы сбрасывать вес, потея. В основном они специализируются на брусьях и бревне, которые требуют больше изящества и меньше мощи. Однако в других соревнованиях нескольким участницам китайской сборной трудно хорошо отскочить от трамплина для переворота. В вольных упражнениях они предпочитают петлям повороты – одна петля с тройным поворотом вместо двойных петель с одним-двумя поворотами, как у американок.

Китайцы, россияне и ещё несколько сборных также стараются компенсировать недостаток сложности в своих прыжках, делая очень сложные повороты, которые требуют мастерства, но не такой большой силы. Однако в целом это, по-видимому, не является верной стратегией для того, чтобы догнать американок. Голландская гимнастка Санне Веверс победила на бревне в среду, сделав много сложных поворотов, но лишь потому, что Байлз едва не упала во время своего выступления.

Концентрация программы США на силе не является панацеей от всех проблем этого вида спорта. К примеру, некоторые гимнастки до сих пор борются с расстройствами пищевого поведения, а мексиканка Алекса Морено на этих Играх уже стала мишенью для троллей в Интернете, критикующих чужие фигуры. Так, вероятно, будет всегда, когда соревнуешься в гимнастическом купальнике в культуре, которая оценивает женщин сквозь призму внешности. Акцент на «девочковости» также никуда не делся. В то время как гимнастки стали мускулистее, их купальники стали более розовыми и блестящими. Как это ни нелепо, но в 2016 году на купальниках американок целых 5,000 страз; в 2012 году их было 1,188, а в 2008 – всего 184.

Однако большая часть мира элитной гимнастики поняла, что для женщин нормально быть сильными и мускулистыми. Рейтинги британской и бразильской сборной растут благодаря мощным прыжкам и мускулистым телам. Двадцать лет назад подобные слова были бы безумием, но сейчас мы ждём, когда же остальное общество будет так же прогрессивно, как элитная гимнастика.

Хотите читать больше подобных материалов от VICE__Sports__? Подпишитесь на нашу ежедневную новостную рассылку__.